Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Здоровье Алиса Орлова

​В России изменится система обезболивания

Эксперты считают, что врачи все равно будут бояться выписывать наркотические препараты

Фото: v1ctor Casale / Flickr

К 1 ноября 2016 года в России должен появиться электронный реестр получателей наркотических лекарственных препаратов. Об этом заявила вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец. По ее словам, автоматическая система поможет больным получать помощь «четко, быстро, квалифицированно и без задержек».

Предполагается, что реестр будет создан на базе данных Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС). Помимо данных о лицах, которые нуждаются в терапии наркотическими и психотропными лекарствами, в реестре будет фиксироваться информация о назначении пациенту необходимого препарата, - сообщили в пресс-службе Попечительского совета при правительстве РФ. Кроме того, можно будет отслеживать в реальном времени предоставление этой помощи. По данным совета, в наркотических обезболивающих препаратах сегодня нуждаются около миллиона жителей России.

Лед тронулся

В 2008 году семилетий москвич Георгий Винников умер от неоперабельной опухоли надпочечника. После выписки из больницы Жора прожил 12 дней. Все это время он страдал от невыносимой боли. Обычные обезболивающие уже не действовали, а до получения рецепта на наркотический обезболивающий пластырь Жора не дожил.

С тех пор в области обезболивания случились положительные изменения, - отмечает руководитель проекта «Обезболивание» БФ «Детский паллиатив» Надежда Четверкина.

«С 1 июля 2015 года срок действия рецепта на обезболивающие для тяжелобольных увеличился с 5 до 15 дней, что решает вопрос получения опиоидных анальгетиков в период государственных праздников. Упрощена процедура — теперь достаточно одного врача, чтобы выписать обезболивающие препараты. Больным больше не нужно сдавать упаковки от использованных препаратов, чтобы получить новые. Родственники немобильных пациентов получили право на получение рецепта на опиоидные анальгетики и психотропные вещества. При выписке из стационара больной обеспечивается пятидневным запасом обезболивающих», — сообщила она DISLIFE.

Но, как отметила Надежда Четверкина, в регионах «существуют перекосы», для того чтобы назначить пациенту обезболивание, там по-прежнему зачастую собирают врачебные комиссии. Закон этого не запрещает, поэтому, чтобы оценить доступность обезболивания в регионе, нужно «мониторить существующую практику».

По мнению Ольги Голодец, чтобы таких ситуаций не возникало, вопрос должен решаться в автоматическом режиме. Для этого и нужно составить список всех, кто нуждается в наркотическом обезболивании. Введение регистра облегчит доступ к наркотическому обезболиванию пациентам, выписывающимся из стационара. Им не нужно будет идти в поликлинику и заново подтверждать свое право на рецепт. Это как раз то, что система требовала от семилетнего Жоры Винникова.

Записка Апанасенко и дело Хориняк

Закон, вступивший в силу 1 июля 2015 года, получил неофициальное название «закона Апанасенко-Хориняк». Две эти истории действительно имели широкий резонанс и прямо или косвенно повлияли на ситуацию с обезболиванием тяжелобольных людей в России.

В феврале 2014 года контр-адмирал Вячеслав Апанасенко застрелился из наградного пистолета, возмущенный бюрократическими препонами при получении обезболивающих. У Апанасенко была терминальная стадия рака поджелудочной. «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам готов мучиться, но видеть страдания своих родных и близких непереносимо», — написал он предсмертной записке.

Терапевт Алевтина Хориняк в 2011 году выписала два рецепта на опиоидный анальгетик «Трамадол» онкобольному. Врача обвинили по двум статьям - ст. 234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующих веществ) и ст. 327 УК РФ (подделка документа).

Обвинение упирало на соблюдение процедур: пациенту следовало сначала обратиться за препаратом к врачу своего участка. Затем – при отсутствии льготных рецептов - обращаться с жалобой в Минздрав. По мнению следствия, Хориняк должна была прикрепить больного к своей поликлинике и только после этого выписывать ему препарат. Защита объясняла, что все это потребовало бы времени, обезболивающее нужно было срочно - наступали майские праздники. Препарат был выписан по медицинским показаниям, на правильно оформленном бланке. После трех лет судебного разбирательства в 2014 году Октябрьский районный суд Красноярска оправдал терапевта.

74-летняя Алевтина Хориняк продолжала работать терапевтом до сентября 2015 года, сейчас она на пенсии. На вопрос DISLIFE стало ли доступнее обезболивание в Красноярске, Алевтина Петровна ответила утвердительно, хотя и отметила, что современных препаратов в виде обезболивающих пластырей не хватает, чаще используются отечественные препараты в ампулах. Врач уверена, что создание единого регистра пациентов, нуждающихся в наркотическом обезболивании, упросит получение рецепта. По ее мнению, реестр обяжет руководителей региональных минздравов закупать весь перечень пренужных препаратов.

Врачи все равно боятся

По словам директора фонда «Подари жизнь» Екатерины Чистяковой, с начала 2016 года с проблемой получения обезболивания в их фонд обратился лишь один человек. «Его обращение было связано с бюрократической загвоздкой, которую удалось быстро решить. В прошлом году за такой же период у нас было шесть обращений», – вспоминает эксперт.

По ее словам, доступности обезболивания для больных в России до сих пор мешает страх врачей перед уголовной ответственностью. «Мы проанализировали судебную практику, и выяснили, что чаще всего против медицинских работников возбуждают уголовные дела по статье о нарушении правил оборота наркотических средств (статья 228.2 УК РФ). – говорит Екатерины Чистякова, – Был случай, когда врача осудили за то, что он неплотно закрыл ампулу с остатками препарата после того, как ввел лекарство больному. Остатки из ампулы вылились в сумку доктора и таким образом были утрачены. И человек был признан виновным по уголовной статье, хотя его поступок никакой общественной опасности не представлял. Именно поэтому медицинские работники стараются иметь дело с наркотиками как можно реже».

Директор по научно-методической работе БФ «Детский паллиатив» Наталья Савва проводит семинары по основам паллиативной помощи детям в 20 регионах России. По ее наблюдениям, на местах врачи часто просто не знают о нововведениях или боятся выписывать наркотические анальгетики, оттягивая это решение до последнего.

«16 февраля, на съезде судей РФ, президент России поддержал высказался за то, чтобы перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности в разряд административных правонарушений. Мы надеемся, что в свете предложений президента и наши идеи о декриминализации ответственности врачей будут реализованы», – надеется Екатерина Чистякова.

Дорожная карта на три года

28 марта на заседании Попечительского совета при правительстве РФ, руководитель секции «Медицина и фармацевтика» Петр Родионов представил дорожную карту, разработанную для повышения доступности наркотических средств и психотропных веществ в медицине. В плане семь блоков, среди которых - и декриминализация ответственности медицинских и фармацевтических работников, связанной с нарушениями в их профессиональной деятельности.

Еще один блок дорожной карты касается расширения списка используемых наркотических препаратов. Как говорится в справке к итогам работы Попечительского совета, на сегодняшний день в России зарегистрированы препараты, содержащие наркотические и психотропные вещества по 9 МНН (международное непатентованное название). В то же время в развитых странах применяются до 17 МНН, из которых в России шесть запрещены к использованию в медицинских целях, часть – не зарегистрированы. Дорожная карта предлагает расширение списка обезболивающих препаратов.

Кроме того, к 2017 году должны поменяться расчетные нормативы потребности в наркотических средствах. Также в течение трех лет количество аптек и медицинских учреждений, которые имеют право на работу с наркотическими препаратами в России, должно расти не менее, чем на 10% в год. Когда конкретно будет утвержден план мероприятий, не сообщается.