Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Общество Алиса Орлова

​Липецкая область: приемный ребенок умер от побоев

В чем причина таких трагедий и можно ли их предотвращать?
Денис Савинов с сыновьями.

Денис Савинов с сыновьями. Фото: страница Валентины Савиновой Вконтакте

Пятилетнюю девочку со следами побоев привез в Задонскую межрайонную больницу приемный отец. Врачи вызвали полицейских, но девочка скончалась еще до их приезда. Главные подозреваемые в избиении ребенка — сами приемные родители из села Гнилуши. Четверо кровных детей изъяты из семьи.

По версии следствия, 21 марта 2016 года отец совершил насильственные действия сексуального характера в отношении приемной дочки. Кроме того, вместе с супругой они неоднократно избивали ребенка, наказывая за непослушание. Согласно результатам судебно-медицинской экспертизы, причиной смерти ребенка стала «тупая травма тела, осложненная острой кровопотерей». Теперь подозреваемым инкриминируют две уголовные статьи — в сумме до 30 лет лишения свободы.

Возбуждено также уголовное дело по факту халатности должностных лиц — органов профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Расследованием обстоятельств гибели приемной девочки заинтересовался и уполномоченный по защите прав ребенка при президенте РФ Павел Астахов.

Благополучная семья

По данным «КП-Липецк», семья считалась благополучной, глава семьи служил алтарником в местном храме. У обоих супругов — высшее образование, они занимались сельским хозяйством. В Липецкую область семья приехала четыре года назад из Красноярска, где отец был ведущим инженером на заводе.

В 2014 году глава семьи прошел обучение в школе приемных родителей. 30 января 2016 года были оформлены документы на удочерение воспитанницы коррекционной школы-интерната в Воронежской области. Девочка отставала в развитии и с трудом говорила.

Кроме приемной дочери в семье — четверо кровных детей от двух до девяти лет. Двое старших учились в местной школе, учителя не отмечали в их поведении и облике ничего странного. Все дети прошли медицинское освидетельствование и признаны здоровыми. Сейчас они находятся в Лебедянском центре помощи детям, попавшим в трудную ситуацию. Расследование уголовного дела продолжается.

Собственное расследование трагедии проводит и уполномоченный по правам ребенка Липецкой области Людмила Куракова. Она сообщила DISLIFE, что 28 марта встречалась с приемной матерью погибшей девочки. «Жители села не понимают, как это могло случиться в такой благополучной семье. Приемная мама не верит в то, что ее муж мог совершить сексуальные действия по отношению к девочке, она в шоке. Получается, что все друг друга не знали» - говорит Людмила Куракова. Результатами своего расследования она решила не делиться, пока идет следствие.

По данным детского омбудсмена, подозреваемым в убийстве девочки предстоят различные экспертизы, в том числе и психиатрические, только после этого можно будет оценить действия сотрудников органов опеки. На сегодняшний день известно, что все положенные проверки они провели. Но Людмила Куракова не исключает, что успокоенные внешним благополучием семьи, специалисты органов опеки подошли к своим обязанностям формально.

Почему так происходит

По словам президента фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, сегодня не существует технологий, способных заранее выявить склонность потенциальных приемных родителей к жестокости и тем более к педофилии.

«Теоретически их можно попробовать выявить с помощью тестов, но практического смысла в таком тестировании немного. Педофилия никак не отслеживается, показывать будущим приемным родителям картинки с голыми девочками и проверять реакцию на осциллографе — это перебор», — считает эксперт.

«Приемные дети зачастую становятся для родителей триггерами (trigger – с англ. «курок») проблем или каких-то невротических проявлений, — сообщила Елена Альшанская DISLIFE, — Ребенок, попадая в семью, испытывает новых родителей на прочность, ему нужно убедиться в том, что те его не отдадут, чего бы он ни сделал. Родители, пытаясь справиться с ситуацией, иногда проявляют худшие свои черты. Но сексуальное насилие — за гранью любых оправданий».

По мнению Веры Дробинской из Астрахани, воспитывающей семерых приемных детей, в липецкой трагедии отчасти виновны сотрудники органов опеки: «Они должны были контролировать семью. Если ребенок напуган, если у него не складываются отношения в семье, это всегда видно» — считает собеседница.

По ее словам, усыновленных детей органы опеки контролируют хуже, чем взятых в приемную семью. В приемной семье с юридической точки зрения существуют не родитель и ребенок, а воспитатель и воспитанник. При усыновлении же ребенок приравнивается к родному. При этом во многих регионах усыновителям выплачивают пособие наравне с приемными родителями.