Здоровье Евгения Кузнецова

День белых лепестков

Как выхаживают недоношенных детей
Фото: Евгения Кузнецова

Фото: Евгения Кузнецова

В ноябре во всем мире отмечается Международный день недоношенного ребенка. Dislife рассказывает о благородном труде неонатологов и о силе духа и любви родителей, помогающих этим малышам расти.

«Я получил от жены смс: родился сын Артем!»

У Кирилла и Виктории это была первая долгожданная беременность. Супруги прибегли к способу ЭКО, обратившись к Ирине Торгановой, врачу, стоявшему у истоков метода экстракорпорального оплодотворения в России. Было подсажено 2 эмбриона, один не прижился, «А Артемка зацепился», - говорит Кирилл. Ребенка ждали с нетерпением. То, что сын, узнали на 15-й неделе. Беременность протекала отлично – без каких-либо особых проблем. «Мы жили по принципу «беременность – это не болезнь», но при этом Вика строго соблюдала все предписания врачей, мы делали все нужные обследования, соблюдали режим питания и нагрузок», - рассказывает Кирилл. Однако на 24й неделе беременности произошло внезапно отслоение плаценты. «Это было очень страшно: я немедленно вызвал реанимацию. Потери крови были очень большими, только дома Вика потеряла около литра. Врачи "скорой" думали, что выкидыш», - вспоминает отец Артемки. Нам повезло, что "скорая" отвезла Викторию в Перинатальный Центр, филиал 24-й ГКБ Москвы на 4м Вятском переулке. При поступлении Виктории врачи сказали, что будут пытаться сохранить беременность, но в итоге в 12 утра "Я получил от жены смс: «В 10.25 родился сын Артём. Вес 630гр!".

«И вот в это момент мы узнали что такое "жизнь на ладошке". Он был еще совсем маленький, крошечный, не до конца очеловечившийся. Голова, как у инопланетянина, глаза закрыты, кожа - тонкая как пергамент….", - вспоминает Кирилл. Сына поместили в первую реанимацию - ее заведующая Ольга Ивановна Милева – человек, который выполняет самую тяжелую работу, встречает родителей «торопыжек». Задача врачей первой реанимации - дать понять малышу, что необходимо жить и сделать все для этого возможное. На врачах первой реанимации лежит колоссальная ответственность – принимать решения и не просто, а оперативно и часто, на грани. Отменять ли препарат или увеличивать дозу? И так на каждом шагу. «Отдельно отмечу работу медсестер и медбратьев- от них очень многое зависит. Уход за малышами и наблюдение должно быть на высочайшем уровне. Очень важно, что в реанимационных отделениях каждый день заведующая или заменяющий врач сообщает родителям о состоянии ребенка за прошедшие 24 часа», - говорит Кирилл.

img

Фото предоставлено семьей Кирилла и Виктории

На следующий же день от рождения Артема Кирилл, по совету Ольги Ивановны, обратился к отцу Михаилу, который курирует перинатальный Центр, сначала позвонил, а затем сходил в Митрофаниевскую церковь и договорился о крещении сына. И уже 9 мая отец Михаил покрестил мальчика.

Первыми эмоциями родителей, кроме радости рождения сына, были страх, растерянность и непонимание – что же происходит? Трогать такую кроху пока было нельзя, но уже можно общаться через объятья, просунув руки в кювез, чтобы делиться с малышом своей энергетикой. Прогнозирования в этой ситуации нет – врачи никогда не говорят, как будет развиваться ребенок дальше. «Надо жить сегодняшним днем, поддерживать малыша своей энергетикой и любовью. А врачи помогают своим профессионализмом».

Артемка лежит в кювезе. Вокруг миллион проводков и аппаратура. По тоненьким трубочкам прямо в вену ребенку поступают питательные вещества, а проводки, подключенные к ручкам и ножкам ребенка, мониторируют жизненно важные функции малыша. Ведь ребенок еще не способен есть самостоятельно. А организм должен получать все, что он бы получал в мамином животе. Жиры, углеводы, белки, - плюс лекарственные препараты. Виктория постаралась, чтобы не пропало грудное молоко,- для этого мамы сцеживаются. И эти усилия увенчались успехом. Артём начал питаться материнским молоком уже буквально на третьи сутки: родители отмечают, что сын на глазах рос и креп.

img

Фото предоставлено семьей Кирилла и Виктории

Следующий этап - это вторая реанимация. Дети, которые требуют реанимационной помощи и интенсивной терапии после 2-3 недель лечения в реанимации первого этапа, переводятся на второй этап выхаживания. Здесь малыш будет лечиться столько долго, сколько это будет необходимо, здесь врачи будут бороться за то, чтобы малыш, наконец, стал дышать сам, без аппарата ИВЛ, начал усваивать кормление, будут бороться за разрешение инфекционных диагнозов.

«Жена первый раз взяла на руки еще в первой реанимации, это было 3 июня. Я взял Артема в руки, как сейчас помню - это было самое главное событие на тот момент. Конечно, было страшно. Он был такой крохотный», - вспоминает Виктория. Во второй реанимации, когда состояние сына позволяло, врачи устраивали сеансы кенгуру: это один из важнейших способов единения родителя и ребенка и их энергетического взаимообмена, поддерживаемого неонатологами всего мира. Мама или папа сидят в кресле, а малыш лежит у них на груди.

«Мы с ним постоянно разговаривали, общались, рассказывали, как будем все вместе ходить гулять, как его ждут дома. Ребенок очень чувствует эмоциональную связь с родителями. Связь с матерью вообще колоссальная, и маме расстраиваться нельзя, она должна быть на позитиве, тогда ребенок лучше развивается и быстрее растет», - отмечает Кирилл.

img

Фото предоставлено семьей Кирилла и Виктории

Наконец, семья перешла на этап выхаживания к доктору Карине Бахтикян. Здесь у ребенка условия, в которых он должен приспособиться жить без приборов. «Самый сложный процесс – отказаться от приборов. Тут уже не проверишь, какие цифры показывает датчик: сердцебиение, давление или насыщенность кислородом. Мама должна научиться не зацикливаться на приборах», - отмечает Кирилл.

Спокойная мама – залог успеха ее ребенка

Каждый год около 15 миллионов детей на планете рождаются раньше срока. В ноябре отмечается Международный день недоношенного ребенка. Его еще называют «День белых лепестков», подчеркивая хрупкость и незащищенность таких детей.

В СССР первым учреждением, которое начало заниматься выхаживанием недоношенных детей, был 13-й родильный дом (это было еще после войны). А в 1975 году было создано отделение реанимации для недоношенных детей - ныне Перинатальный Центр при ГКБ номер 24 в Москве. Кстати, раньше те дети, которых спасают сегодня, - как Артемка, - могли не выжить.Если ребенок, рожденный весом меньше 1000 граммов, проживал 7 дней, то он регистрировался, как новорожденный. Если такой ребенок проживал меньше 7 дней, он не шел в статистику, как новорожденный, а шел в статистику акушерских потерь. А в 2012 году в России вышел наш закон, по которому все дети от 500 граммов считаются рожденными, - это соответствовало и требованиям ВОЗ. Новые задачи перед неонатологами поставила сама жизнь: просто врачи научились выхаживать детей весом от 1 килограмма с небольшим, и на их смену стали приходить более сложные малыши, с меньшим весом, - обнаружилось, что их тоже теперь, с помощью новейших технологий и подходов, можно растить и помогать им выжить.

img

Фото: Евгения Кузнецова

Мозг 6-недельного ребенка уже испускает импульсы, сердце ребенка начинает биться примерно в 2,5 недели, и все функции его организма ничем не отличаются от наших. Во Франции жизнь ребенка начинает защищаться государственными законами через 10 недель после зачатия, в Дании - после 12 недель, в Швеции - после 20, во многих странах жизнь юридически защищена только после рождения.

Родители, впервые видя такого своего крохотного малыша, действительно испытывают в первую очередь испуг за него: ведь вокруг сплошные приборы и провода! Но неонатологи крайне внимательно относятся к состоянию не только детей, но и мамы. «Мы всегда говорим: все свои тревоги и раздражение оставляйте за дверью, - рассказывает Ольга Бабак, заведующая вторым отделением реанимации Перинатального Центра. – Малышу нужна спокойная, умиротворенная мама. Эти дети крайне чувствительны к положительной энергетике. Некоторые мамы нервничают или не знают, как подступиться к малышу, если он кричит. Приходится показывать пример. Вы скажете, что это волшебство, но я беру этот орущий комочек в руки, и он умолкает. Добрая энергия – прекрасное лекарство». В Центре все врачи – и было бы удивительно, если бы это было иначе- очень любят детей. На стенах и фотографии самих сотрудников в их детскую пору, и фотографии детей- тех самых недоношенных малышей, которые теперь выросли и делятся со своими любимыми врачами успехами и радостями.

img

Фото: Евгения Кузнецова

Хрупкая жизнь

В кабинете врачей отделения – пухлые тома, истории маленьких пациентов. «Иногда эти наши папки весят больше, чем малыши», - замечают медики.Происходящее в Центре напоминает работу инкубатора. В каждой палате стеклянные кювезы. Часто они накрыты детскими байковыми одеяльцами. Дело в том, что веки пока не защищают как следует глаза этих малышей от света. До 38 процентов белого света проходит через веки и раздражает ребенка. Поэтому нужна дополнительная защита. Врачи установили, что яркий свет для недоношенного малыша в возрасте 32-40 недель мешает развитию сенсорных функций.

img

Фото: Евгения Кузнецова

А еще недоношенные дети очень чувствительны к грубым прикосновениям. Стоит дотронуться - и сердечко колотится, у малыша повышается давление, может упасть насыщение кислородом, возникнуть бессонница. Чтобы малышу было уютнее лежать в своем кювезике, его окутывают мягкими простыночками, имитируя замкнутое пространство матки. В этом гнездышке и дорастает малыш до своего нужного веса и роста.

Раньше выхаживать недоношенных малышей было сложнее и по другим причинам. Дело в том, что в легких такого ребенка еще не развит сурфактант. Это специальная жидкость, которая не дает слипаться легким. Вот почему отмечается, что рождение ребенка на 8 месяце беременности матери опаснее, чем на каком-либо другом: в этот период временная жидкость меняется в легких на постоянную. Ребенок, рожденный без сурфактанта в легких, просто не может дышать. Ученые еще с 1950-х годов бились над созданием искусственного сурфактанта – и наконец-то изобрели его к 80-м годам. А уже с 1993 года в Великобритании искусственный сурфактант стал назначаться каждому недоношенному ребенку. Сейчас это стандартная практика – и это спасает жизни.

Мышцы недоношенного ребенка очень слабые. Они лежат, как цыплята – с откинутыми в сторону ножками и ручками. Чтобы не было деформаций, медсестры аккуратно меняют позу малышей. Врачи сводят конечности ребенка, укладывая его в физиологичную позу эмбриона.

img

Фото предоставлено семьей Кирилла и Виктории

К таким непростым физиологическим особенностям ребенка родители привыкают. Но поначалу, признаются, всегда страшно. Вот что рассказывает Марина, дочь которой, Юлиана, родилась на 31 неделе. «Мне сделали кесарево сечение: обнаружили плацентарную недостаточность. И мы все были перепуганы, думали выживет ли она? Ведь это наш первенец! Вес дочки был всего 970 граммов. В реанимации мы были самые маленькие. Было отставание в развитии. Но за первый месяц Юлиана набрала сразу 10 сантиметров!» «Растет лучше, чем у мамы в животе!» - шутят врачи. Марина приезжает сюда каждый день. Папа тоже приезжает и делает все: меняет подгузники, убаюкивает, носит на руках.

Были и сложности: первое время девочка не ела. Из-за этого начинались желудочные кровотечения, ослаблялась костная система. Как-то папа Юлианы, придя в очередной раз к дочке, узнал, что у нее сломана ручка! Мужчину врачи успокоили: такое бывает с недоношенными малышами. Некоторые переживают переломы ручек и ножек несколько раз! Тогда им накладывают маленькие шины, подвешивают ножки… и недели через две все заживает. Последствий во взрослом возрасте обычно никаких. Просто косточки еще слабые, недоразвитые – вот и случаются такие казусы. Кстати, врачи обычно ждут- не дождутся, когда же малыши начнут сами есть и сосать грудь, - потому что грудное молоко содержит огромное количество полезных веществ и сразу напитывает ребенка силой, организм укрепляется, и тогда подобные истории уже не случаются.

img

Фото предоставлено семьей Кирилла и Виктории

Пока мы разговариваем где-то вдалеке слышна тихая мелодия –кажется, кто-то поет. Это в одной из соседних палат. Видимо, мама напевает песенку своему малышу. «Мы включаем им музыку или сказки – в телефоне. Иногда поем им сами», - рассказывают мамы. А дети от маминых голосов сразу успокаиваются. А еще малыши очень хорошо знают мамины руки. Вот почему важна тесная связь родителей с малышом. «Но здесь и врачи очень хорошие. У них прекрасная аура. Так что когда врачи берут ребенка, он успокаивается, доверяет», - говорит Марина.

Кстати, метод кенгуру, - тот самый, к которому прибегали и родители Артемки, - помогает выхаживать детей, максимально задействуя физический контакт «кожа к коже» малыша и матери. Ведь мамы кенгуру носят своих малышей в кармане на животе. Так же происходит и с человеческим детенышем: его выкладывают на грудь родителю, можно посидеть в обнимку или поносить малыша в слинге. Научные исследования доказали, что в итоге у недоношенных детей уменьшаются эпизоды апноэ, уменьшается восприятие боли, они быстрее набирают вес, раньше начинают сосать грудь. А главное формируется важная связь «мать-ребенок». А еще замечено, что такие дети меньше подхватывают инфекции.

Не просто так лечение недоношенных детей называют выхаживанием. Труд неонатолога предполагает максимальную доброту и нежность, любовь к своей профессии. Вместе, общими усилиями, родители и врачи вытягивают этих малышей. Сотрудники Перинатального Центра создали свое сообщество, назвав его «жизнь на ладошке», - потому что именно так, на ладони врача, очень часто начинают свой путь на земле эти малыши. И каждый год, уже по сложившейся традиции, врачи Центра и семьи с их бывшими пациентами собираются в ноябре на общий праздник – это встреча врачей, медсестер с детьми, прошедшими сложный и долгий путь через стены Центра, и их родителями. Врачи говорят, что эти встречи дают силы работать все остальные дни года.

img

Фото: Евгения Кузнецова

«Теперь мы иначе относимся к жизненным трудностям»

Артемка пробыл в Центре 136 дней и выписался домой весом в 2460 граммов.

Виктория говорит, что эмоционально ей было непросто пройти этот путь: "Хотелось зареветь, пожалеть себя, но понимаешь, что нашему малышу в тысячу раз тяжелее и он старается изо всех сил, чтобы быть с нами рядом, а значит, надо собраться и не давать волю слезам и своим слабостям". А Кирилл отмечает, что сначала трудно сориентироваться: ситуация выбивает из колеи, все идет не по плану. Но расклеиться нельзя. «Нужно быть собранными. А маме - вдвойне. От нее зависит жизнь ребенка. Ему нужно и грудное молоко, и положительное эмоциональное состояние мамы. Многие проблемы, которые были у других малышей в реанимации, нас обошли стороной, может и потому, что было материнское молоко. Конечно, матери в таком стрессе можно и сорваться. И я считаю, что жена совершила настоящий поступок. Она строго соблюдала и режим питания, и режим дня. И старалась держаться молодцом! А еще мы благодарны поддержке наших родителей и друзей. Мы поняли, что в такой ситуации в одиночку нам было бы очень трудно. Родители очень нас поддержали. Отдельно отмечу поддержку коллег, они очень помогли - и психологически, и финансово. Некоторые с первого дня рождения Артемия. Я в очередной раз убедился, какой у нас прекрасный коллектив, и мы очень им благодарны».

img

Фото: Евгения Кузнецова

Кирилл признается, что теперь у него поменялось отношение к врачам. «Эти люди полностью посвятили себя профессии. А еще я по-другому взглянул на медсестер и медбратьев. Если задача врачей принять решение, то их дело - вовремя успеть, вовремя среагировать. А еще и быть предельно нежными. Ведь в начале жизни для такого малыша болезненно любое прикосновение». Родители Артемки теперь в принципе иначе относятся к другим жизненным проблемам. Все трудности воспринимаются значительно легче. «Я понял, что важнее человеческой жизни ничего нет. И может быть, даже хорошо, что все так случилось. Мы и сам факт существования нашего сына ценим еще выше, в разы. И вообще научились ценить каждый момент жизни».

img

Фото: Евгения Кузнецова

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ