Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Здоровье Евгения Кузнецова

Люди-киборги: из области фантастики в реальность

Современное протезирование выходит на новый уровень
Фото: Данила Васильев / Фотобанк Лори

Фото: Данила Васильев / Фотобанк Лори

Новейшие модели протезов «в огне не горят и в воде не тонут», а в мире уже появляются настоящие киборги! О том, куда и как движется сфера протезирования, обсудили на прошедшей в Москве конференции «Развитие рынка высокотехнологичного протезирования в России». Разработчики высокотехнологичных протезов, чиновники, бизнесмены впервые собрались все вместе, чтобы поделиться новыми идеями и планами, а пользователи подобных устройств рассказали о своем опыте.

Протез как гаджет

«Ну ничего себе, как круто! Я тоже хочу себе такую штуку!» - округляют глаза дети. Такова их реакция на протез на руке Данилы. Он сделан специалистами компании «Моторика». Она была создана всего год назад, и уже добилась серьезных успехов! «Моторика» занимается протезированием верхних конечностей. И уже создала активный тяговый протез кисти, способный вернуть функциональность хвата в случае сложных частичных травм. В апреле текущего года на него получена Декларация соответствия, и теперь такой протез можно получить бесплатно, за счет государственной компенсации.

А особенно нравится сотрудникам компании делать протезы для детей. «Детских функциональных протезов сегодня почти не существует. И обычно это косметические вещи, и дети даже стесняются. Они не хотят ходить с такими «руками», - говорит Илья Чех, инженер-роботехник, генеральный директор «Моторики» - А мы хотим, чтобы наши ребята были даже круче своих обычных сверстников!». Илья убежден, что жизненная ситуация не должна ущемлять или ограничивать этих детей. Наоборот – протезы «Моторики» могут расширять возможности ребенка!

«Мы их называем даже не протезами, а гаджетами - игрушками-тренажерами с функцией протеза. А это создает у ребенка желание похвастаться, показать его друзьям. И те даже хотят примерить и купить себе такой же!» – говорит Илья Чех. «Моторика» разрабатывает гаджеты, которые позволяют детям управлять какими-то устройствами через пульт управления. Данила, пользователь протеза «Моторики», защелкивает на руке палитру с красками - и может рисовать. Можно прикрепить другую насадку и готовить блинчики. А можно управлять, допустим, радиовертолетом с помощью своей искусственной руки. В каждой «чудо-руке» свои фишки!

«Моторика» пока единственная компания, которая печатает детали не просто на 3D-принтере, а на металлических 3D-принтерах. Один из основных принципов «Моторики» - надежность. Компания провела краш-тесты новой версии нашего активного протеза кисти – «КИБИ». «Мы жгли, кидали, пинали и всячески проверяли на прочность наш протез. Испытания закончились более чем успешно — наш протез пережил практически все тесты. Мы доказали, что «КИБИ» сохраняет функциональность даже в условиях экстремальной эксплуатации. Протез выдерживает падение с 6 этажа и нагрев до 400 градусов. Максимальная нагрузка на каждый палец протеза составляет 3,5 кг».

Протезы «Моторики» дешевле зарубежных аналогов, но главная цель еще впереди: изобретатели хотят сделать протез, который бы удовлетворял потребности любого жителя России. А еще важно, чтобы врач-протезист на месте мог работать с таким протезом, а не шарахаться от «чуда техники». Пока подготовленность местных специалистов хромает – поэтому, поясняют и производители, и пользователи, врачу проще выписать пациенту-ампутанту какой-то уже знакомый простой аппарат – а такие новейшие разработки еще только пытаются пробить себе дорогу к массовому потребителю. «Через лет 10 у нас у всех будут умные дома, электрические машины и так далее. И протезы тоже должны быть современными, - убежден Илья Чех. - Мы должны изменить отношение общества к людям с особенностями здоровья».

«Моторика» - резидент Сколково. Такой же статус в этом году получила и компания «Клайбербионикс», разработчик антропоморфных манипуляторов. Компания разработала бионический протез руки. Пальцы в нем – самостоятельные роботы. Это полезно при частичной утрате кисти (когда нет отдельных пальцев). Иван Кречетов, Генеральный директор и сооснователь «Клайбербионикс», замечает, что потребность в подобных протезах составляет до 200 тысяч в год. «Хотелось бы, чтобы в будущем человек получал протез в течение двух недель. А не ждал годами».

Фонд «Сколково», кстати, не зря поддерживает подобные исследования. Альберт Ефимов, руководитель робототехнического центра Фонда «Сколково», замечает, что у нас пока мало активной поддержки науки – при том, что исследований-то много! Нет связи науки и бизнеса – нужно больше общения и сближения. И на международной арене в том числе.

Для нижних конечностей тоже появляются самые удивительные разработки. Исландская компания Ossur, признанный лидер в бионическом протезировании, создала в этом году уникальный коленный модуль на бионической платформе Rheo Knee 3. Устройство непростое. Управляемое микропроцессором колено в протезе автоматически адаптируется к стилю ходьбы человека и окружающей среде, а также постоянно изучает и оптимизирует управление в течение долгого времени. Модуль распознаёт режим подъема по наклонной поверхности и лестнице, режим езды на велосипеде, можно на нем совершать пробежки.

Как работает такое «волшебное колено»? «В сердце системы находится привод, который использует в своей конструкции магнитореологическую жидкость и роторные лезвия. Жидкость содержит частицы железа, рассказывает Виталий Перегуда, менеджер компании «МЕТИЗ ИМПЭКС», официального дистрибьютора компании Ossur. - Когда при движении появляется магнитное поле, эти частицы начинают образовывать цепи и сопротивление увеличивается. Чем сильнее магнитное поле, тем выше сопротивление. В отличие от гидравлических систем, сопротивление, созданное MR-жидкостью, активизируется только тогда, когда оно необходимо пользователю, и оно способно подстраиваться со скоростью света. Как результат - более естественное положение таза перед началом фазы переноса и сниженный уровень усталости. Проще говоря, если человек идет медленнее, то сопротивление в коленном модуле больше, если он идет быстрее, то сопротивление меньше, ходьба с этим коленным модулем более физиологичная, сбалансированная и безопасная, коленный модуль на потребности реагирует очень быстро».

Компания «МЕТИЗ ИМПЭКС» обеспечила таким «коленом» около 200 человек в России. «Это уже третье поколение подобных коленных модулей. Такой коленный модуль стоит примерно 1,3 млн рублей, протез нижней конечности в сборе, конечно же, будет стоить дороже- это зависит от узлов, входящих в конструкцию, приемной гильзы, работы протезиста. Это передовая технология, не имеющая аналогов в мире. Все узлы компания делает в строжайшем секрете – это запатентованные методики. Производство очень дорогостоящее», - отмечает Виталий Перегуда.

В «МЕТИЗ», крупнейшем отечественном производителе высококачественных комплектующих для производства протезов нижних конечностей (кстати, компания вышла из космической отрасли), разработали и свой гидравлический модуль. Это новинка 2016 года. Сейчас он проходит испытания и вскоре должен появиться на отечественном и зарубежном рынках. Такой коленный модуль обеспечит комфортную ходьбу на разной скорости. Пациенту будет удобно спускаться с лестницы или идти под наклоном, и еще – ходьба полностью безопасна в условиях пересеченной местности. А полная энергонезависимость — отсутствие электрических схем и элементов питания — позволяет пациенту не заботится о случайных сбоях или неполадках в работе электроники, а также о том, что батарея разрядится.

Кстати, отечественная разработка будет стоить дешевле зарубежных аналогов – около 170 тысяч рублей.

Компания также разрабатывает и самые разные варианты стоп, из разных материалов для всех групп активности пациентов, разных ценовых категорий, удовлетворяю всем потребностям рынка РФ. Последняя разработка 2016г – стопа 1Н 10У из углепластика с регулировкой высоты каблука.

А в компании «Бионик Натали» придумали управление протезом с помощью браслета, его можно надеть на любую часть руки. Идея появилась на почве того, что управление протезами с помощью электроимпульсов, идущих от мышцы к электродам и дальше в протез, не всегда возможно. В результате травмы у человека могут быть вырваны мышцы. И тогда не получится корректно подавать такие сигналы. Что же делать?

«Мы придумали использовать нейронную сетку. С помощью нейронов информация движется мгновенно, - поясняет Наталья Иванюк, руководитель компании «Бионик Натали». – Мы распознаем данные нейронной сетки, считывая их с мышц с помощью электродов, обрабатываем их. Накапливаем их. В этом варианте все построено на принципе обучения. Инвалид обучает свой браслет. Сначала простейшие движения, потом новые, усложненные… браслет с помощью нейронов «запоминает» сигналы и движения, набирает информацию. И потом сможет сам посылать сигналы в протез».

Свою продукцию компания планирует вписать в ИПР, чтобы ампутанты могли приобретать такой вариант протеза за счет бюджета. Такой вариант протеза с управлением будет стоить около 500 тысяч рублей. Государство может покрыть такое протезирование – за счет бюджета сейчас инвалиды могут приобретать и бионические протезы по цене в районе 700 тысяч рублей. Сегодня эти суммы вполне реальны.

Киборги – не будущее, а настоящее

Будущее, которое становится реальностью, - это нейросенсоры, которые можно вживлять в человеческое тело. Такой опыт провели за рубежом, в США. Пациент потерял ногу в автомобильной аварии. Мужчине внедрили сенсоры в культю нижней конечности. Мозг, как обычно, подает сигналы на мышцы, и через сенсоры (а проводки от них выходят прямо из ноги) они поступают к протезу ноги. Пациент свободно использует ногу, как живую.

Прогресс скоро двинется еще дальше. Уже появились идеи вживления протеза прямо в кость – основание вживляется, а на него уже навинчивается протез – и свинчивается при отсутствии необходимости. В этом случае важно будет исключить вариант отторжения, и не должно быть никаких заболеваний типа сахарного диабета и так далее.

«Вспомните – система gps была разработана для стратегических ракет. А теперь это есть везде, и у этого бросовая цена. Поэтому в США никогда не думают о стоимости идей», - отмечает Альберт Ефимов, руководитель робототехнического центра Фонда «Сколково». - Да, протез может стоить 1 млн долларов каждая рука, но в будущем это будут другие цены. До коммерциализации подобных проектов еще лет 10, но прогресс не стоит на месте, напоминает эксперт. Уже идут исследования по имплантации чипов прямо в мозг человека, когда с помощью такого устройства можно будет управлять своими искусственными конечностями. Современные зарубежные разработки ручных протезов настолько точны, что человек различает рукой чувствительность лепестка цветка, может осторожно взять его пальцами протеза и не сломать. Вот на видеокадрах ампутант в подобном протезе перекладывает куриные яйца из одной корзины в другую. Это серьезный прорыв, отмечают производители, - не так-то просто можно это столь виртуозно делать неживой рукой.

Зачем это нужно?

«Во имя чего это импортозамещение, если все сделано в мире и давно придумано, зачем мы изобретаем велосипед? - так считает Светлана Сердюкова, генеральный директор компании «Современная Ортопедическая Продукция». - Я уже 50 лет хожу с отечественными протезами и всего добилась в жизни. Мне для этого не понадобились супердорогие протезы».

Но производители уверены: надо снизить уровень скепсиса. Конечно, торговать сникерсами проще, чем входить в такую непростую сферу, как научные разработки в области протезирования. И отношения с рынком сложные. Но в будущем может меняться структура государственного обеспечения, и есть надежда, что производители будут более серьезно поддержаны властью. А изобретать есть что, кроме «велосипеда». Скажем, пока еще не придумали, как управлять протезами с помощью поврежденных мышц.

«Я не согласен с мнением, что нам не нужно делать свое. Если мы будем все время оглядываться на Запад, нам будут все время выкручивать руки, и у нас не будет своих разработок, мы не будем двигаться вперед», - считает, в свою очередь, Виталий Перегуда.

Наталья Иванюк замечает, что просто многие пока работают по старинке. Людям тяжело перестроиться. «Например, наши бионические протезы тяжело проходят комиссии. Инвалид проходит комиссию – но ему чаще пишут в итоге «косметический протез», а человеку нужен функциональный протез, а не ненужная вещь. На конечной станции, что называется, сидит человек, который не хочет вдумываться, изучать новое».

«Надо менять государственноцентричную систему»

Удивительно, что у государства нет точной статистики людей с ампутациями. А еще не подсчитано точно, сколько институтов или предприятий занимаются протезированием, - то есть состояние рынка неизвестно производителям. В России таковых примерно 200. А в США - почти 5 тысяч протезно-ортопедических предприятий. «Так что ни о какой конкуренции не приходится говорить. Мы скорее соратники. Решаем общую проблему», - считает Григорий Леин, директор компании «Сколиолоджик», врач ортопед-травматолог.

Получается, российскому рынку еще есть куда расти. Тем более - учитывая потребности потребителя. Игорь Стертьячук, коммерческий директор компании «Орто-Космос», которая присутствует на рынке более 20 лет, фиксирует тенденцию: пока не всем доступны предлагаемые на рынке модели, а они нужны. Скажем, через бюджет протезы получают 28 человек – а в очереди по Москве стоит еще почти 400 человек. При этом замечено, что чаще люди сами покупают протезы, чем получают бесплатно по госбюджету. «Видимо, бесплатный государственный вариант не обеспечивает нужные требования к протезу от потребителя. Закупки бюджета ориентированы на самые дешевые варианты. Пока еще высока стоимость высокотехнологичных полуфабрикатов. А потребители почти полностью исключены из системы выбора этих полуфабрикатов. Нужно стимулировать отечественные разработки и ими расширять классификацию технических средств реабилитации. За государством же оставить функции контроля за качеством производства», - считает эксперт.

Фонд социального страхования (ФСС), который и распоряжается деньгами, направляемыми на обеспечение инвалидов средствами реабилитации, оперирует двумя бюджетами. Для инвалидов по общим заболеваниям или детства фонд выступает как агент – расходы покрываются за счет средств федерального бюджета. «Мы делаем ежегодный расчет трат, с учетом замены протезов, с учетом вновь прибывающих инвалидов и так далее, направляем в Минфин, но эта заявка все время подрезается. Бюджет на обеспечение инвалидов индивидуальными средствами реабилитации (ИСР) все время дефицитен», - рассказывает Андрей Косов, заместитель руководителя Департамента социальных программ и сводно- аналитической работы ФСС

Второй бюджет ФСС – это деньги самого фонда как страховщика. «Любой человек через работодателя застрахован от инвалидности в результате несчастного случая на производстве. Этот бюджет профицитен. Особенно если человек не впал в иждивенческие настроения и продолжает работать – такого инвалида мы обеспечиваем любыми ИСР, вплоть до автомобиля».

В конце 2014 года президент России Владимир Путин дал поручение в рамках Послания Федеральному собранию создать в стране отрасль средств реабилитации. «У нас в Министерствеэтим летом уже сформирован департамент, занимающийся этим вопросом», - рассказывает Дмитрий Колобов, директор департамента развития промышленности социально-значимых товаров Минпромторга. Задача департамента – найти баланс между теми, кто производит, и теми, кто разрабатывает подобные новации. И ведомство довольно критично оценивает сегодняшнюю ситуацию на рынке.

«Пока система государственноцентричная, созданная для удобства функционирования государства, а надо ее повернуть в сторону производителей и потребителей, - считает Дмитрий Колобов. - Мы поняли, что мало создать производство. Еще есть проблема сбыта. Везде определенные правила, выстроенные системой. А их уже пора менять, совершенствовать. Чтобы и российская продукция могла доходить до российских потребителей.

Если мы не усовершенствуем систему сбыта, все чудесные разработки так и останутся на полках, считает представитель ведомства. Кроме того, нужно сделать так, чтобы деньги следовали за инвалидом – то есть чтобы он мог приобрести на выделенные под ИПР средства то, что ему требуется, а не наоборот – покупая себе такой протез, на который бюджет дает средства.

Клиент должен становиться королем

Общество боится смотреть на «не такое» тело. Люди хотят видеть зеркало, - такой же биологический вид. Но сейчас мы пытаемся менять границы своего сознания и учимся правильно говорить об ином теле. Янина Урусова, соучредитель и генеральный директор НП Культурный центр «Без границ», партнёр проекта «Диалог в темноте», призывает просто подумать о том, что Господь великий выдумщик: он сделал так, как счел нужным, и все это уже искусство. А если понимать, что протезы - это тоже часть искусства, можно просто поменять что-то в своей голове и научиться видеть это иначе.

А пока многие инвалиды не просто замкнуты, но еще и скрывают свою инвалидность. Причем, как признались носители протезов, это может быть не только если у тебя какой-то некрасивый дешевый протез и ты его стесняешься, - но и наоборот, когда на тебе дорогой, бросающийся в глаза протез. Он тоже привлекает внимание. А внимание общества у нас не всегда приятно.

И это только вершина айсберга. «В Штатах можно получить и права на управление самолетом без обеих рук. Люди водят машины ногами. У нас же совсем другое отношение, - говорит Константин Дебликов, сотрудник «Моторики». У Константина нет обеих рук, он носит протезы. В его случае «косметикой» не обойдешься, надо себя обслуживать – протез должен работать, а не быть пустышкой. На собственном опыте Константин убедился, что пока еще до идеала далеко. Оказывается, иногда бывает, что слишком навороченный протез даже хуже, чем простейший. Очень умный протез, «знающий» более 20 хватов рукой, «спотыкается» на скорости движений. А протез, который умеет только сжимать и разжимать руку, делает это плавно и сильно. Осталось только выбирать… Продумывать также приходится вопрос зарядки протеза – а это актуально, если ты активен, спортивен, и любишь бывать в путешествиях. Какие-то протезы могут не пролезать в рукава одежды, в каких- то жарко… «Идеального протеза не существует, - считает Константин. – Но надо к этому стремиться. Искать инженерные компромиссы. И придумать можно еще много чего нового. Вот бы протез умел чувствовать! Я же теперь не знаю, где тепло, где холодно…».

«У нас нет центра, который бы оказывал реабилитационные услуги ампутантам в полном объеме. Чтобы управлять протезами, нужны мышцы, они должны работать, - а для этого нужны тренировки, адаптивная физкультура, бассейн и так далее. Нам этого не предоставляют, - говорит Елена Волохова, Президент Международного Благотворительного Фонда «Подари Любовь Миру», Член центрального совета Всероссийского общественного движения «Матери России», Член Общероссийской Общественной Организации «Деловые женщины России» . – И после нескольких лет битвы мы решили открыть сами такой центр по полноценной реабилитации людей с ампутациями. Ведь начинать надо вовремя! Уже когда человек в больнице и ему показана ампутация, ему уже в этот момент нужны психологи. И далее помогать человеку с ампутацией нужно постоянно – вплоть до последующей интеграции в общество, в социальную среду».

Еще одна важная проблема, о которой сетовали многие участники дискуссии, - это отсутствие комьюнити пользователей протезов. И как раз на прошедшей конференции был дан старт появлению такого объединения. «Надо преодолеть пассивность, которая сидит во многих инвалидах. Они не могут обсуждать свои проблемы со здоровьем даже со своими товарищами по несчастью. Это проблема в головах, надо это менять», - считает Константин.

Инвалидность молодеет. Инвалиды сегодня – это часто молодые люди. Янина Урусова советует производителям средств реабилитации помнить, что они делают протезы не для неких маргинальных личностей, как раньше воспринимали людей с инвалидностью. А для красивых, успешных, современных людей. «Это ваш клиент и юзер ваших изобретений. Вообще, человек с инвалидностью уже сам по себе инновационен, - убеждена Янина Урусова. – И от того, как этот пользователь воспримет вашу продукцию, будет зависеть, насколько ваш проект cool. Насколько вы понимаете, где делается счастье вашего клиента».

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ