Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям
Общество Евгения Кузнецова

Кибатлон: соревнования людей и машин

В Москве впервые прошел чемпионат по Кибатлону - соревнования среди пользователей протезов
Фото: Евгения Кузнецова

Фото: Евгения Кузнецова

Задача участников – показать свои навыки использования протезов в самых обычных, но непростых для них бытовых ситуациях. Победители отправятся осенью на международный Кибатлон в Швейцарию. Корреспондент Dislife побывал на Кибатлоне.

Здоровому человеку не придет в голову задуматься о сложности таких простых, казалось бы, действий, которые мы делаем каждый день на автоматизме. Мы открываем дверь ключами, развешиваем постиранное белье, умываемся, варим суп, завязываем шнурки. А что если представить, что у нас нет одной руки – или даже двух? В этом случае обычные бытовые манипуляции вдруг становятся весьма сложными.

Разработчики средств реабилитации, представители сферы протезирования, придумали Кибатлон. В Швейцарии он пройдет этой осенью впервые – и впервые прошел в России. Организаторами российского мероприятия выступили компании «Корпорация роботов» и «Моторика», один из прорывных российских производителей протезов нового уровня. В качестве жюри прохождение трассы оценивали генеральный директор «Корпорации роботов» и продюсер «Робостанции» Игорь Никитин, генеральный директор компании «Моторика» Илья Чех и заместитель руководителя Департамента страхования профессиональных рисков ФСС РФ Андрей Косов.

Семеро смелых

Суть Кибатлона – не в спортивном соперничестве, а в состязаниях на бытовом уровне, причем в прямом смысле слова. Пользователи как биоэлектрических, так и механических протезов верхних конечностей, созданных различными компаниями-разработчиками, должны были продемонстрировать свои навыки в самых разных жизненных ситуациях.

Семеро смелых – четверо взрослых участников (Константин Дебликов, Андрей Ильин, Алексей Мастаков, Андрей Суконкин) и трое детей (Оксана Домрычева, Даниил Яковлев, Вадим Ладонкин) – проходили трассу, состоящую из шести зон. В каждой - свои бытовые ситуации. Сначала надо было показать «хватательный рефлекс». Кажется, самое простое дело для любого протеза. На практике оказалось, что это непросто. И даже не спасет количество жестов, заложенное в протезе. Тут важнее сила и цепкость пальцев, да и материал, из которого рука сделала, тоже немаловажен. Пластиковые или металлические пальцы просто съезжали с гладкой фигуры-конуса, не могли схватить маленький ключик… легче было взять кистью круглый теннисный мяч или захватить скобу.

Затем участники перемещались на «кухню». В этой зоне – свои задания. Надо было порезать хлеб, открыть бутылку воды, отвинтить крышку у миски, развернуть упаковки с кусочками сахара, и, наконец, самое сложное – открыть консервную банку с оливками. Многие пилоты – так называются участники Кибатлона – признавались, что борьба с консервной банкой для них оказалась непосильной. Не все смогли справиться с консервным ножом. Открыть крышки у сосудов еще можно, приноровившись и напрягая руку. Порезать хлеб – опять же сложно: не каждый протез может сильно захватить нож и потом делать им усилия, нажим. Развернуть сахарные конвертики – это уже иная работа рук, ювелирная, тут нужна ловкость и быстрота пальцев. Но с этим заданием более-менее справились все, хотя и показали разное время.

img

Фото: Евгения Кузнецова

Такая же ловкость пальцев потребовалась на этапе «Прищепки»: нужно было «повесить белье» - а точнее, листочки бумаги – с помощью прищепок. Задание, где нужно было провести кольцо по металлическому лабиринту, не задев металлическую дугу, было не очень сложным, но тут понадобилась сосредоточенность.

А вот этап переноски вещей снова потребовал напряжения и сил. Для здорового человека взять тарелку и переставить ее на другой стол – действие, о котором мы даже не задумываемся. А вот для руки в протезе это сложно. Тарелка выскальзывает из искусственных пальцев и норовит упасть на пол и разбиться. Приходится поддерживать ее другой рукой. Самым простым, пожалуй, оказалось задание перенести объемные вещи – сумку, лейку, коробку. Тут все зависело от силы протеза – может ли он удержать в кисти тяжелый предмет.

img

Фото: Евгения Кузнецова

«Протезы соревновались так же, как и люди»

Казалось бы, зачем пилотам Кибатлона – или зрителям - обнаруживать такие несовершенства протезов? Но ведь в этом и кроется важный смысл этих соревнований.

«У нас две задачи. Во-первых, это популяризация самых различных разработок в сфере протезирования – чтобы люди с инвалидностью увидели, какие есть для них протезы, чтобы они могли себя не ограничивать, жить более функционально и удобно, - объясняет суть действа и миссию Кибатлона Константин Дебликов, пилот соревнований. Константин, кстати, был признан победителем Кибатлона и поедет защищать честь России в Цюрих. - Соревнуются не только пилоты, но и технологии. Можно увидеть, какие протезы более приспособлены – не под решения спортивных задач, а задач вполне обычных бытовых. Наша главная задача – пригласить и пользователей, и разработчиков на эти соревнования. Очень важно, чтобы пользователи сами рассказывали, что им удобно или неудобно в разработках, чего бы они хотели получить от современных протезов».

img

Фото: Евгения Кузнецова

Прошедшее мероприятие — это не только подготовка к первому в истории международному Кибатлону, но и важный шаг в повышении уровня жизни российских инвалидов, отмечает Илья Чех, генеральный директор компании «Моторика», организатора мероприятия. «Мы гордимся каждым участником наших соревнований. Наши пилоты не только помогают улучшать качество и доступность протезирования в России. Они доказывают, что отличаться от других — это нормально. Помимо этого, такие встречи полезны для самих пользователей протезов, ведь у них впервые появилась возможность живого общения и обмена опытом. Кибатлон поможет новичкам узнать все тонкости управления протезами от опытных пользователей».

Кстати, в Цюрихе Россия представит свою новую разработку. Компания «Моторика» разработала протез Страдивариус. Это бионический протез, управляемый с помощью электрических импульсов, идущих от мышц через электроды к протезу. Российский вариант будет стоить до 300 тысяч рублей, что в разы меньше зарубежных аналогов, которые доходят до 2-3 млн рублей.

Первую российскую трассу Кибатлона в этот раз прошли 7 российских киборгов. Дети получили свои номинации: Вадим Ладонин признан самым быстрым, Даниил Яковлев – самым находчивым, а Оксана Домрычева – самой упорной участницей соревнований. Юные победители получили от организатора Кибатлона, компании «Моторика», производителя современных протезов, сертификаты на получение новых протезов от этой фирмы, а компания «Робостанция» наградила ребят сертификатами с правом на бесплатное обучение в «Робошколе».

Среди взрослых участников победителями стали Константин Дебликов и Андрей Ильин, занявшие 1 и 2 места – оба поедут в Цюрих представлять российских разработчиков протезов. 3 место поделили между собой Андрей Суконкин и Алексей Мастаков.

img

Фото: Евгения Кузнецова

«Не подходи. Ты заразный!»

«Вот говорят: «Не прыгнешь выше головы». Но вы, ребята, всем доказали, что можете прыгнуть выше головы», - так приветствовал пилотов Кибатлона продюсер «Робостанции» Игорь Никитин.

И действительно, каждый участник, выполняя задания, преодолевал себя. Это было непросто. Пилоты отмечают, что владеют далеко не всеми теми бытовыми навыками, которые им пришлось демонстрировать в соревнованиях. Часто дома они и вовсе обходятся без протезов. Делают многие вещи без них, ловко управляясь культями рук. Кстати, в этой ситуации кроется проблема. Как отмечают разработчики, им удается достучаться и до государства в лице чиновников, и до бизнеса и инвесторов, - а вот до пользователей не всегда. Порой люди с ампутациями годами ходят в своих протезах, привыкая к ним, и совсем не хотят переходить на новые, современные. Боятся «навороченности». Привычка берет верх. И задача производителей и изобретателей, считают профессионалы сферы протезирования, - это найти общий язык с пользователями протезов, больше рассказывать им о новинках в этой области, а главное – делать новые протезы доступными для массового использования. Тогда, видимо, страх перед всем новым и прогрессивным постепенно уйдет.

Но гораздо больше людям с инвалидностью приходится преодолевать в обычной жизни. И даже не всегда во время того, как они готовят себе завтрак. Сначала – борешься с собой: со своими мучительными мыслями, жалостью, страхами, злостью, депрессией. Потом – с обществом: его брезгливостью, недоверием, и тоже жалостью, и тоже страхами. И пилоты Кибатлона, и зрители мероприятия признавали: наше общество еще не до конца готова спокойно и без лишних эмоций воспринимать и принимать инвалида, у которого «что-то не так, как у всех».

img

Фото: Евгения Кузнецова

И такое отношение часто проявляется уже с детства. Не все дети, конечно, испытывают такое отношение окружающих. Бывает по-разному. Скажем, все дети-участники Кибатлона – ампутанты с рождения, родились с дефектами рук. Но Вадим Ладонин, к примеру, вполне освоился со своей врожденной особенностью. И не обращает на нее внимания. Он освоился и со своими американскими протезами, которые получил благодаря помощи благотворительного фонда и клиники в США. Он многое умеет делать своими протезами, в школе пишет, учится как все. И ребята его любят, у него много друзей. Вадим занимается пением, футболом.

А вот Дане Яковлеву играть в футбол не случилось. Он тоже записался в футбольную секцию. Но в какой-то момент мальчика попросили не ходить на занятия. Тренер сказал, что другие ребята отвлекаются на руку Даниила и не думают об игре. Тогда Даниил решил записаться на плавание в бассейн. Тут ребенка ждало еще большее разочарование: дети стали дразнить его, называть «заразным». И мальчик ушел и из этой секции. Родные Даниила поддерживают его, и переживают: дома мальчик часто плачет. Переживает, за что вообще ему выпали такие испытания.

img

Фото: Евгения Кузнецова

Взрослым людям с инвалидностью в чем-то проще, в чем-то сложнее. Андрей Суконкин говорит, что теперь у него есть четкий водораздел: жизнь «до» и жизнь «после». Но травма научила его иначе смотреть на вещи: как раз теперь он не подвержен «мнению толпы» и замечает, что стал меньше обращать внимания на то, как и что о нем подумают окружающие. «Зато я сам стал другим. И мне нравится то, каким я стал. Мягким. Понимающим. Вообще, в жизни главное – добро. Все остальное - суета».

Многие инвалиды протестуют против определения «люди с ограниченными возможностями». Но, к примеру, в случае ампутантов справедливость этой формулировки, к сожалению, порой подтверждается. «У меня нет двух рук – а это совсем другое дело,чем когда у тебя нет одной руки. Спрячьте одну руку за спину и попробуйте что-то делать другой. У вас многое получится, хоть это будет и непросто. А что вы сделаете вообще без рук?» – говорит Константин Дебликов, пилот Кибатлона, занявший 1 место. Когда в 2014 году Константин в результате несчастного случая потерял руки, то благодаря активной помощи друзей удалось собрать огромную сумму денег, 3 млн рублей, на которые были приобретены очень дорогостоящие импортные протезы. Но, рассказывает Константин, реальность оказалась иной, чем мечталось. Протезы заявлялись как очень функциональные. «На деле же они не всегда удобны. Я чаще пользуюсь протезами за 700 тысяч рублей, чем этими, которые стоят по 1 млн каждая рука. Производители часто стремятся вложить в протез как можно больше жестов. А по факту нужны только 2-3 жеста. Остальное – излишества, которые как раз приводят к поломкам. Мои протезы дважды ломались – и мне приходилось отправлять их в ремонт за рубеж. Так не должно быть!». Вот для чего нужен Кибатлон. Эти соревнования привлекают внимание общества и к самим людям с инвалидностью, приучая нас быть толерантными. И к тем средствам реабилитации, которые призваны обеспечить качество жизни инвалидов, - то есть к протезам. Константин Дебликов убежден, что в этой сфере еще огромное поле для изобретательства и усовершенствования даже уже того, что есть на рынке. А новые технологии должны быть все более доступными для массового пользователя. Протез не должен стоить миллионы, а еще должен быть удобным и функциональным.

Такие соревнования будут проходить ежегодно, привлекая все большее количество разработчиков. Кибатлон превратится в испытательную площадку, каждая компания увидит преимущества других технологий, возможно, недостатки своих протезов. Это способ коллаборации, объединения и дружественной конкуренции, что станет толчком к развитию отрасли протезирования в России.

img

Фото: Евгения Кузнецова