Трудоустройство Евгения Кузнецова

Непростой соискатель

Легко ли найти работу человеку с инвалидностью?
Фото: Денис Ларкин / Фотобанк Лори

Фото: Денис Ларкин / Фотобанк Лори

Российские работодатели постепенно избавляются от стереотипов и все охотнее берут на работу людей с инвалидностью. Однако пока таким соискателям по-прежнему трудно найти себе подходящую вакансию и построить карьеру. Эксперты этого сектора рынка труда полагают, что психологическую подготовку к совместной деятельности должны проходить как сами сотрудники с инвалидностью, так и руководители компаний, а государство должно давать больше свободы некоммерческому сектору в подборе такого персонала.

Сергею сейчас 43 года. Он инвалид детства - ДЦП. Но у Сергея пять высших образований: юридическое, экономическое, два социальных и психологическое. Он закончил Волгоградский государственный университет, Современную гуманитарную академию и ,уже бывший, Волгоградский институт молодежной политики и социальной работы. Тем не менее, даже с таким огромным багажом знаний мужчине трудно найти работу. «Мне очень важно реализовать себя, использовать свои навыки. Но когда работодатели узнают, что я инвалид, на коляске, слышат мою нечеткую речь, то отказывают. Вообще смотрят на меня, словно я с другой планеты! - рассказывает Сергей. - Приходится жить на пенсию в 11 тысяч рублей...».

«Я работаю лет с 17ти. Тогда надо было зарабатывать стаж, я работала слесарем-сборщиком на заводе «Металлист». Но наша работа там была не нужна. К тому же все свои 45 лет я на инвалидном кресле. Раньше ситуация была еще жестче. Но и сейчас сложно, - говорит Екатерина, тоже с ДЦП. - Те же пандусы и другие создаваемые условия организуются без учета мнения инвалидов. По пандусам обычно ездить невозможно - можно просто упасть. А ведь для того, чтобы устроиться на работу в офисе, нужна та самая доступная среда, но ее просто нет…». Екатерина чем только не занималась: продавала продукты, воду, какие-то другие товары. Больше работала на телефоне и чаще неофициально. «Работодатели, часто бывает, еще и обманывают нас, не выплачивая заработанное», - признается Екатерина и подчеркивает, что для людей с инвалидностью работа – это не просто материальная поддержка, это учит дисциплине, уважению к коллективу, а еще - не бояться людей. «Я не люблю разговоры, что, мол,инвалидов надо помещать в резервации, а такие идеи тоже есть. Нет, должны быть условия, чтобы я могла выйти из дома, добраться до офиса на транспорте, поработать, вечером поехать домой. Мы должны быть интегрированы в жизнь. И мы в своих колясках нужны, чтобы научиться общаться с миром и людьми и научить их немного по-другому смотреть на мир».

Чаще всего человеку с инвалидностью устроиться на работу действительно непросто. Положительный опыт чаще подтверждает теорию, что встречают по одежке, а провожают по уму. Сергей уже восьмой год работает экспедитором в правовом департаменте «Седьмого континента». До этого был опыт и в других организациях. «Самые важные требования обычно - опрятность, пунктуальность и вежливость. Где бы я ни работал, я вливался в коллектив без особых проблем. Как-то я трудился разнорабочим в супермаркете. Пришел туда по объявлению. Конечно, сначала смотрели на меня скептически: у парня руки трясутся, голова дергается, говорит он плохо. Но когда я начал работать, увидели, что я справляюсь. Про мою инвалидность тут же забыли».

«В России нет программ интеграции людей с инвалидностью на уровне государства. Часто инвалид ощущает некое клеймо на себе уже с детства, а в работоспособном возрасте у него уже низкая самооценка, отсутствует вера, что они кому-то нужны, - замечает Арамис Каримов, генеральный директор кадровой компании «Mr. Hunt». - Ко мне обращались несколько молодых людей с инвалидностью, в основном это был ДЦП. Они закончили ВУЗ, получили хорошие специальности, но у них было убеждение, что ничего не выйдет. Спрашивали, что им делать, не пойти ли работать на завод или хоть куда-то устроиться. Не верили, что найдут профессию по специальности. Моя задача была из замотивировать, вселить уверенность, что для них дверь открыта. Я поработал с их резюме, и их начали приглашать компании».

«Кстати, - отмечает Арамис Каримов. - Соискатели с инвалидностью вообще редко обращаются за помощью в кадровые агентства, а зря. Не всегда им легко найти работу самостоятельно». Кроме того, подчеркивают рекрутеры, люди с инвалидностью часто вообще неправильно подают себя. Вот опыт Ксении: у нее сильная степень ДЦП, но об особенностях своего здоровья она упорно пишет в резюме, считая такую откровенность правильной. В итоге женщина никак не может найти работу – работодатели отказывают уже на этапе просмотра резюме. «Не нужно указывать такие детали в резюме, - рекомендует наш эксперт. – У многих из нас есть какие-то болезни, но мы же не пишем об этом. Задача – указать свои профессиональные навыки. А об инвалидности нужно сообщить при первом звонке от компании, чтобы сэкономить и свое время, и время работодателя. Это более верная тактика».

Арамису Каримову удалось устроить обратившихся к нему соискателей с инвалидностью на работу. «Чаще компании сразу отказывались, когда узнавали, что человек - инвалид. Из примерно 120 компаний 5 работодателей согласились пообщаться с кандидатом. В итоге соискатели устроились по специальности, но в бюджетную сферу, а именно на госсектор. В частные компании их не взяли. В этом моменте я вижу большой контраст с той же Западной Европой. Там, например, в магазинах очень много консультантов-колясочников. Они не чувствуют себя ущербными». Эксперт считает, что тенденции к улучшению ситуации на рынке труда для соискателей с инвалидностьюпока не наблюдается. «Я не вижу широкого опыта найма таких людей, с предоставлением им равных возможностей».

Задача – облегчить процесс трудоустройства

«На 1 января 2016 года численность инвалидов трудоспособного возраста составляет около 3,8 млн. человек, это порядка 30 % от общей численности инвалидов», -сообщили порталу «Дислайф» в Министерстве труда и социальной защиты. По подсчетам тех организаций, которые помогают инвалидам в устройстве на работу, в поиске на открытом рынке труда находится 70 % людей с инвалидностью.

Ведомство отмечает, что на крупных предприятиях открываются квоты для таких сотрудников, а службы занятости населения стараются найти соискателям с инвалидностью подходящие вакансии. Государство также поддерживает общероссийские общественные организации инвалидов и социально ориентированные некоммерческие организации, которые помогают таким людям найти работу. Кстати говоря, обновленное законодательство даже прямо запрещает дискриминацию по признаку инвалидности, и если соискателю отказывают именно по этой причине, данное решение можно обжаловать в суде.

В 2013-2015 годах в регионах реализовывалась программа по оборудованию рабочих мест для сотрудников с инвалидностью. Служба занятости устраивала инвалида на рабочее место, работодатель оборудовал его, а государство возмещало расходы на обустройство рабочего места, на монтаж специального оборудования, если таковое требовалось. «В течение этих трех лет было создано 44,2 тысяч рабочих мест, федеральный бюджет выделил на эти цели почти 3,1 млрд рублей»,- сообщили нам в Минтруде. - В 2016 году, будут также возмещаться затраты компаний-работодателей на создание инфраструктуры, адаптацию инвалида на рабочем месте и наставничество».

«Уровень трудоустройства инвалидов в сравнении с 2011 годом повысился на 7,5% и составил на 1 января 2016 года 42,4% от численности обратившихся в органы службы занятости инвалидов за содействием в поиске подходящей работы», - рассказали в пресс-службе ведомства. Причем Минтруд замечает тенденцию сокращения периода поиска инвалидом работы. Хотя пока ненамного: средняя продолжительность регистрируемой безработицы на конец 2015 года составила 5,1 месяцев (а в конце 2014 года цифра составляла 5,2 месяцев), из нее среди инвалидов – 5,9 месяцев (годом раньше – 6,1 месяцев). В I квартале 2016 года от инвалидов поступило 37,3 тысяч официальных заявлений о содействии в поиске подходящей работы, и из них были трудоустроены 10,8 тысяч человек – то есть около трети. «Госпрограммой «Доступная среда» предусмотрено увеличить долю занятых инвалидов в общей численности инвалидов с 28,2% в 2015 году до 40% в 2020 году», - сообщило ведомство. Кстати, в самом Министерстве труда тоже работают лица с инвалидностью.

Но государство в одиночку с этой проблемой справиться не может. Минздравсоцразвития еще с 2011 года стало поддерживать общественные организации, которые занимаются трудоустройством инвалидов на открытом рынке. Одной из таких структур является РООИ «Перспектива». Организация фактически является посредником между бизнесом и соискателями с инвалидностью. Представители таких объединений признают, что их помощь в итоге более действенна, чем работа государственных служб занятости.

РООИ «Перспектива» при поддержке Совета бизнеса по вопросам инвалидности с 2008 года проводит конкурс для молодых людей с инвалидностью «Путь к карьере». Как рассказывает руководитель программ по трудоустройству людей с инвалидностью РООИ «Перспектива» Михаил Новиков, каждый год из 50-60 заявок выбирается 15-20 лучших кандидатов. Трудоустраивается процентов 70 из них, и все работают на хороших вакансиях. С одной стороны, это крайне маленькая выборка из огромного количества нетрудоустроенных людей с инвалидностью. Но, во-первых, это скорее образец того, «как надо». Подобные конкурсные отборы могут помочь работодателю (крупной серьезной компании) и соискателю с инвалидностью встретиться и предложить себя друг другу. Во-вторых, сейчас, отмечает Михаил Новиков, эта практика расширяется: конкурс проходит уже не только в Москве, но и в Санкт-Петербурге, в Нижнем Новгороде, в Воронеже. «Нам важно, что работодатели начинают лучше понимать этих людей, исчезают стереотипы. Важно сдвинуть ситуацию на местах».

Если говорить о подходящих специальностях для соискателей с инвалидностью, то сейчас, по наблюдениям Михаила Новикова, наиболее востребованы административные должности низового уровня, изолированные от других сотрудников.Например, документовед, IT-специальности (таких специалистов прекрасно готовит университет имени Баумана), продажники ( но тут нужны особые навыки). Что касается самих особенностей здоровья, то вполне успешно находят работу слабовидяшие. Самый сложный кандидат – тотально незрячий. С трудом можно найти вакансию для эпилептиков - многие работодатели боятся брать их на работу, а также для тех, кто состоит на учете в психоневрологических диспансерах. Есть единичные случаи трудоустройства людей с синдромом Дауна, но нужны специалисты, которые бы им помогали на рабочем месте, оказывали поддержку, внедряли в коллектив. «Это так называемое поддерживающее трудоустройство. За рубежом работает много программ помощи трудоустраиваемым инвалидам, но это чаще действует не за счет компании, а за счет государства или частных пожертвований. Сейчас мы еще и в процессе некоторого разгосударствления социальных услуг, и это уже могут делать негосударственные организации, а не только государство. Надеемся, этот процесс будет шириться. И очень важно внедрять программы индивидуальной поддержки и продвижения людей с инвалидностью, чтобы помогать им нарабатывать социальные навыки, делать их более привлекательными для работодателя».

Опыт подбора персонала с инвалидностью наработала и санкт-петербургская организация «Работа-I». Ее руководитель Михаил Кривонос замечает, что это не просто социальные технологии, но и бизнес-процесс: компании в рамках КСО выделяют средства на существование этой системы. Некоторые из этих компаний берут людей с инвалидностью и на свои вакансии, то есть их мотивация это и бизнес-подход, и филантропия.

Сейчас «Работа-I» проводит «Школу клининга»: клининговые компании обучают работе молодых инвалидов. «Это для ребят хороший вариант работы, часто у них нет образования, трудоустроиться сложно. За минувший год в Санкт-Петербурге мы трудоустроили 72 человека», - говорит Михаил Кривонос.

Кстати, здесь занимаются скорее подбором персонала, чем трудоустройством. «По-другому просто невозможно, нельзя на рынке труда уйти от предложения, то есть вакансии, и бегать, искать спрос. Наоборот, плясать нужно от вакансий, а не от соискателей».

Работодатель и сотрудник: трудности перевода

У работодателей срабатывают и свои опасения в отношении сотрудника с инвалидностью. И подчас это не просто стереотипы или страхи, но и психологическая проблема. Некоторые представители компаний на условиях анонимности признавались, что замечали со стороны человека с инвалидностью предвзятое к самому себе отношение. «Если у человека приобретенная инвалидность, то у него уже был, чаще всего, опыт работы и, по крайней мере, он социализирован. Он знает, как себя вести в коллективе, умеет требовать сам от себя дисциплины. Понимает, за что ему платят деньги. А если инвалидность приобретенная, то у него другие поведенческие стратегии. Часто такие люди считают, что их должны жалеть. Многое зависит, конечно, и от воспитания. Но в итоге иногда понимаешь, что мы, как работодатель, находимся в уязвимом положении. Мы не можем довериться такому сотруднику. А ведь компании просто нужен сотрудник, который работает», - высказал свое мнение один из руководящих сотрудников довольно крупной бизнес-структуры.

Михаил Кривонос полагает, что сложность заключается в том, что эти два мира – работодатели и соискатели с инвалидностью - далеки друг от друга. «У работодателя нет никаких возможностей или обязательств разбираться в трудностях людей с инвалидностью – почему у них нет опыта или у них иждивенческая позиция. А кандидаты, со своей стороны,часто не заинтересованы, чтобы стараться. Предрассудки работодателей в отношении таких сотрудников иногда имеют под собой какую-то почву и оправданы, иногда нет. Частично это касается мотивации: среди инвалидов много кандидатов, которые, с точки зрения работодателя, не хотят работать. Есть еще и проблемы с законодательной сферой. Многие компании считают, что инвалида невозможно уволить, хотя это не так, тут могут быть только репутационные издержки. То есть мы видим, что есть еще и много незнания».

«Проблему надо решать комплексно, начиная с детей с инвалидностью, которые рождаются сейчас и тех, кто в том возрасте, когда еще можно давать установки на будущее. Работать с их родителями, чтобы те готовили своих детей к будущей взрослой жизни, к работе, к построению карьеры. Так получилось, что наше государство до сих пор не думало об этом, - замечает Янина Урусова, соучредитель и генеральный директор НП Культурный центр «Без границ», соучредитель и директор «BezgranizCouture», член рабочей группы по вопросам социальной интеграции молодых людей с инвалидностью при Президенте РФ. - Людей с инвалидностью социально реабилитировали через спорт, искусство, есть большой спектр оздоровительных программ... но их не готовили к тому, чтобы получать профессию. «Работа» воспринималась лишь как один из пунктов социальной реабилитации. И вот получается, что люди с инвалидностью должны заниматься спортом, социализироваться в творческих и художественных кружках, а все остальные выходят из дома рано утром отнюдь не в спортивные кружки, а на работу. Родителям надо задуматься о том, что после их смерти их дети будут беспомощны и будут вынуждены жить на свою социальную пенсию или в интернатах для инвалидов. Таким образом, они так и останутся иждивенцами. И все огромные ресурсы, которые государство затратило на их реабилитацию и социализацию через спорт и арттерапию, будут напрасны». «На сегодняшний момент»,- рассуждает Янина Урусова,- мы имеем «класс социальных благополучателей, а не рабочий ресурс, который государство предполагает в людях с инвалидностью, требуя от промышленности и бизнес-структур их трудоустройства».

«Создание «рабочих мест для инвалидов» - это профанация, поскольку у нас нет такой профессии: «инвалид». Есть переводчики, IT-эксперты, менеджеры, слесари, имеющие инвалидность. И рабочие места должны предоставляться им по их квалификации, а не по признаку инвалидности. А вот к квалификации – и что еще более важно – к умению работать и принимать на себя ответственность - есть вопросы».

«Здесь важна подготовка обеих сторон. Дело в том, что все адаптированные к своему состоянию инвалиды имеют выработанные стратегии поведения, учитывающие вторичные выгоды, - рассказывает психолог Наталья Юнина-Пакулова, Генеральный директор Академии психологического менеджмента. - Кто-то осознает это, а кто-то даже не предполагает об их существовании. Работодатель должен быть к этому готов. Любая инвалидность начиналась с заболевания (в понимании ВОЗ), в процессе которого у человека складывается, что называется, «внутренняя картина болезни», определенное видение себя, которое может не отвечать реальности. И меняется оно только в направленной на его корректировку психологической работе».

Получается, у работодателя должны быть готовы защитные техники. Он должен понимать, где идти навстречу человеку с инвалидностью,а где нет. Нужно сразу расставлять границы, проговаривать их. Все должно определяться должностными обязанностями. Но пока у нас не отработана система получения компаниями таких знаний, как подготовка к приему на работу человека с инвалидностью. «Я думаю, государство должно проводить подобные курсы повышения квалификации бесплатно для работодателей, - считает психолог. – Руководящий состав должен быть готов к разным ситуациям. Это принесет серьезную пользу: будет меньше текучки кадров, и самим сотрудникам с инвалидостью будет комфортнее».

Не социальный проект, а бизнес-подход

В последние несколько лет компании стали более охотно брать на работу людей с инвалидностью. Чем бизнес сам мотивирует такую позицию?Для чего компании берут к себе таких сотрудников? Чаще всего, особенно в западных компаниях, работает ценностный подход. Здесь важен сам человек с его профессиональными навыками, а различные особенности, в том числе здоровья, вторичны. Но и подход к сотруднику в этом случае будет лишен жалости или каких-то преференций, уступок.

Причем это обоюдно выгодный процесс, а совсем не социальный проект или проявление милосердия. Для соискателя это достижение личной и профессиональной успешности. Для бизнеса – получение своих выгод. Такой сотрудник часто более лоялен к своему работодателю, более старателен, ценит свое рабочее место. А это, между прочим, сказывается и на всем коллективе, ведь это фактически нематериальное стимулирование персонала: люди видят трудности коллеги и начинают иначе относиться к своим проблемам, понимая, что приоритеты в жизни немного другие.

«Мы взяли молодого человека, победившего в прошлом году в конкурсе «Путь к карьере», к нам он попал в январе 2016 года. Интересная деталь, Артур попал к нам не после конкурса, он сам отправлял резюме через НН. Он финансовый аналитик, у него нарушение зрения. У нас есть и другие сотрудники с инвалидностью, кто-то пришел к нам после конкурса, кто-то через РООИ «Перспектива», кто-то пришел напрямую, - рассказывает Юлия Богданова, менеджер по корпоративной социальной ответственностиKPMG. - В нашем случае одна из корпоративных ценностей – мы уважаем абсолютно всех людей. При выборе кандидатов мы не смотрим, есть ограничения у него или нет. Главное, чтобы он попадал по критериям отбора и обладал нужными компетенциями».

Юлия Богданова отмечает, что такой сотрудник зачастую даже становится центром притяжения в коллективе. «Нам везло – эти люди хорошо входили в коллектив, они прекрасные коммуникаторы. У нас есть девушка с ДЦП, у нее еще и сложности речи, ее трудно понять, но вы не представляете, какой она светлый человек, как с ней комфортно. Она работает ассистентом бухгалтера в финансовом отделе. Негатива по отношению к ней от коллектива не было. А как раз тот момент, что требуют с такого сотрудника на тех же условиях, что и с других, устраняет возможное проявление ревности в коллективе».

«Мы увидели, что люди с инвалидностью абсолютно конкурентоспособны на рынке. Их инвалидность - просто особенность. Она компенсируется условиями офиса либо не мешает их работе. Мы честно говорим, что у нас конкурентная среда. У нас есть регулярная система оценки персонала, и все через нее проходят. Это неизбежно. Тебя сравнят и с другими, и с самим тобой – как ты справляешься. Так что никаких элементов жалости быть не может. Поэтому со стороны людей с инвалидностью не было манипулирования: они знали, на что идут. Мы можем рекомендовать другим бизнесам не бояться и пробовать открывать свои компании людям с инвалидностью, это может стать взаимовыгодным сотрудничеством на долгие годы».

В группе НРК (Независимая регистраторская компания) на данный момент работает семь людей с инвалидностью, включая трех с особенностями развития. «Для нас это не благотворительный акт. В компании действует принцип инклюзии, а значит равных возможностей при найме на работу, - подчеркивает Анна Пивоварова, менеджер по управлению персоналом Независимой регистраторской компании. - Люди с инвалидностью и особенностями развития для нас такие же кандидаты, а впоследствии - сотрудники, как и все остальные. У них есть своя работа, которую они выполняют и справляются с ней. В основном, это рутинная работа с документами, на которую сложно найти более мотивированных сотрудников. В то же время, для людей с особенностями развития это не просто возможность работать, но и возможность социализироваться, которая, к сожалению, практически отсутствует в российском обществе».

В свою очередь Елена Арефьева, директор по персоналуDPD, рассказывает, что ее компания размещает вакансии на HeadHunter и помечает те из них, на которые готовы принимать людей с инвалидностью. «На Западе это тут же сочли бы дискриминацией, ведь если человек с инвалидностью может работать, то может претендовать на любую вакансию. Но все же мы считаем, что важно это указывать, потому что некоторые инвалиды боятся подаваться на определенные вакансии, считая, что их не возьмут». Одной из первых в 2010 году в DPD пришла финалистка конкурса «Путь к карьере», Татьяна, на должность помощника юриста. Между прочим, Таня закончила юрфак гуманитарного института с красным дипломом. Девушка оказалась прекрасным специалистом и сейчас уже занимает должность юриста, а в будущем, видимо, станет старшим юристом. «Нас учили структурировать свои skills, удачно подавать себя в резюме. Когда я сама искала работу, это продолжалось около двух лет, для меня была проблема преподать себя, донести до работодателя свои трудности со здоровьем, - вспоминает сотрудница DPD свое участие в конкурсе «Путь к карьере». - У меня вторая группа инвалидности, и работодатели сразу скисали: «Ну вот, будут больничные, что с вами мы будем делать». Иногда довольно по-хамски разговаривали. И я чувствовала, что отказы происходят именно в связи с инвалидностью, ведь по резюме, по моим компетенциям я подходила, меня приглашали на собеседование, а когда я приходила – сразу отношение менялось. Когда мы участвовали в конкурсе, нас научили не бояться, быть уверенными в себе.В коллективе ко мне сразу привыкли. Когда я вышла на работу, мне предложили выбор – работать или в офисе, или на дому, и я сказала, что хочу трудиться в офисе! Потому что на дому ты отрезан от коллег, это тяжело и, возможно, менее эффективно в какие-то моменты».

Артуру 26 лет, и до работы в KPMG у него был опыт стажерской работы на должности риск-менеджера в Альфа-банке. «У меня инвалидность 1 группы, я работаю с компьютером с помощью особенных программ, я совсем ничего не вижу. Но взяли меня туда на работу с радостью. Однако в штат в итоге оформить не смогли. Мне прямым текстом говорили, что не могут меня оставить, потому что если банк возьмет меня в штат, он нарушит некоторые законы. Есть нормы, которые требуют, чтобы здание и рабочее место были адаптированы к труду инвалида». Артур считает, что законодательство все же должно, защищая инвалидов, не мешать им. А повышенные требования к работодателю, полагает молодой человек, мешают людям устроиться на работу, потому что не все предприятия способны обеспечить выполнение этих требований.

Не всегда коллектив принимает таких сотрудников легко. «Например, еще в 2008 году мы взяли в call-центр молодого человека, - вспоминает Елена Арефьева. - Там безумный объем информации. У него легкая форма ДЦП, но они медленнее все усваивают, а там молодые шустрые девочки и мальчики. Возможно, они начали подтрунивать над ним. И он исчез дня через три, походив на учебу. Хотя руководитель была готова его обучать и работать с ним. И появилось озарение, что нужно готовить обе стороны. Мы начали с того, что на ресепшен разместили выставку «Жизнь в полном цвете», распространяли билеты на фестиваль «Кино без границ», потом участвовали в перевозке фотовыставки о Паралимпийских играх, и наши сотрудники ходили на эту выставку. А потом РООИ «Перспектива» провела тренинг у нас для сотрудников и руководителей различных подразделений центрального офиса. После этого страх у людей пропал. А ведь он есть с двух сторон: не знают, как общаться, бояться обидеть, куча стереотипов. Мы потихоньку подвели людей к этому. Потом, когда у нас уже появлялись люди на коляске или с палочкой, никто не реагировал, не удивлялся. Даже за рубежом, где уже 50 лет эта сфера развивается, страх все равно есть, никуда не денешься». Трудоустройство людей с инвалидностью для любой компании одновременно и социальная миссия, и эффективное привлечение и использование трудовых ресурсов. Такие соискатели - еще не охваченный ресурс на рынке труда. При этом человек с инвалидностью очень часто имеет серьезную квалификацию и вполне конкурентоспособен. Ситуация готова к изменению, ведь люди с инвалидностью видят таких же, как они, успешных людей, хорошо зарабатывающих, двигающих свою карьеру.

Тимур Чанышев, адвокат: рекомендации юриста

- Какими законами должен и может руководствоваться человек с инвалидностью, если он хочет устроиться на работу?

- Руководствоваться можно «Стандартными правилами обеспечения равных возможностей для инвалидов», принятыми Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 году. Здесь указаны общие нормы содействия занятости инвалидов, запрет на дискриминацию.

А согласно Конвенции о правах человека от 13 декабря 2006 года, которую Россия ратифицировала в 2012 году, государства-участники признают право инвалидов на труд наравне с другими, на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который инвалид свободно выбрал, в условиях, когда рынок труда и производственная среда являются доступными для инвалидов.

Конституция РФ и Федеральный закон от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» устанавливают, что работодатели в соответствии с установленной квотой обязаны создавать или выделять рабочие места для трудоустройства инвалидов. А еще создавать инвалидам условия труда в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида и предоставлять информацию человеку с инвалидностью о возможности трудоустройства. Общие нормы содействия занятости и требования о квотировании рабочих мест для инвалидов указаны так же в Законе РФ «О занятости населения в Российской Федерации».

Если работодатель отказывает соискателю с инвалидностью в приеме на работу инвалида в пределах установленной квоты, то согласно статье 5.42 КоАП РФ на должностных лиц компании может быть наложен административный штраф в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей.

- Какие подводные камни могут поджидать соискателя с инвалидностью?

- Работодатель может умышленно не соблюдать положения законодательства о квотировании рабочих мест для инвалидо, уклоняться от предоставления органам службы занятости информации о наличии свободных рабочих мест.

Различные негативные факторы не могут гарантировать инвалиду реальное осуществление его права на трудоустройство.

В случае отказа в приеме на работу в пределах установленной квоты необходимо потребовать от работодателя изложить свой отказ в письменной форме. Причем должна быть указана причина отказа в приеме на работу.

Должно вызвать подозрение требование работодателя предоставить документы, не предусмотренные статьей 65 Трудового кодекса Российской Федерации, длительное ожидание какого-то документа, якобы имеющего отношение к потенциальному работнику, требование пройти письменное тестирование или прослушать платные курсы.

Таким образом, если инвалидность работника не влияет на качество выполнения им трудовой функции, то отказать в заключение трудового договора инвалиду нельзя.

Но работодатель может обезопасить себя, тестируя или иным образом получая необходимую ему информацию от кандидата, а также проводя самостоятельные проверки путем направления запросов в соответствующие организации.

Отказ может быть обоснованным только в том случае, если работодатель выявит несоответствие деловых качеств соискателя требованиям, предъявляемым к работе. Допустим, отсутствие специальных познаний в определенной области или физической возможности осуществлять трудовую деятельность.

Если гражданину было отказано в приеме на работу, и работодатель не дал письменный ответ с указанием обоснованной причины отказа, можно обратиться с письменной жалобой в территориальный орган Федеральной службы по труду и занятости.

За защитой своих трудовых прав можно обратиться также Федеральную инспекцию труда (ФИТ). Важнейшей задачей инспекции является как раз защита трудовых прав граждан.

Если полученные из указанных организаций ответы не удовлетворяют гражданина, то отказ в приеме на работу может быть им обжалован в суд.

- Какие льготы имеет сотрудник с инвалидностью?

- Сокращенная продолжительность рабочего времени для работников, являющихся инвалидами I или II группы, составляет не более 35 часов в неделю.

Инвалиды, а также работники, имеющие детей-инвалидов, к работе в ночное время не допускаются.

Привлечение к сверхурочной работе и к работе в выходные и нерабочие праздничные дни сотрудника с инвалидностью допускается только с его письменного согласия. И если это позволит его состояние здоровья (в соответствии с медицинским заключением).

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ