Сообщение inav » Пт ноя 25, 2011 10:14 pm

Судья: Султанова Б.Т.
Докладчик: Капустина Л.Ф.
П О С Т А Н О В Л Е Н И Е № 2а-70/2007г.
Коллегия по гражданским делам Северо-Казахстанского областного суда Республики Казахстан в составе председательствующего Лобода М.В., судей Миргалиевой Л.В., Капустиной Л.Ф.,
с участием прокурора Пирматова В.А.,
истца Жанкабаевой Г.А.,
представителя Департамента МТСЗН Жумабаевой А.М. (доверенность в деле),
рассмотрев в открытом судебном заседании 25 января 2007 года в помещении областного суда в г. Петропавловске дело по иску Жанкабаевой Гулнэр Айгаровны к ГУ «Областной противотуберкулезный диспансер», Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК по Северо-Казахстанской области о признании действий ответчиков незаконными, предоставлении достоверных данных о состоянии ее здоровья для освидетельствования во МСЭК, установлении ей инвалидности, выплаты пенсии, морального вреда, поступившее по частной жалобе истца Жанкабаевой Г.А. на определение суда № 2 г. Петропавловска от 03 января 2007 года о назначении экспертизы,
У С Т А Н О В И Л А:
10.11.2006 года Жанкабаева Гулнэр Айгаровна обратилась в суд с иском к ГУ «Северо-Казахстанский областной противотуберкулезный диспансер», Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК по Северо-Казахстанской области о признании действий ответчиков незаконными, предоставлении достоверных данных о состоянии ее здоровья для освидетельствования во МСЭК, установлении ей инвалидности, выплаты пенсии по инвалидности с декабря 2005 года по октябрь 2006 года, возмещении морального вреда в размере 50 000 тенге.
В исковом заявлении указала, что в период с 25.07.2005 года по 14.07.2006 года находилась на стационарном лечении в областном противотуберкулезном диспансере, где были проведены необходимые диагностические и лечебные мероприятия, подтверждающие стойкое нарушение функций организма, обусловленное заболеванием «инфильтративный туберкулез в фазе распада». На МСЭК была направлена только 04.07.2006 года с нарушением п.7 Правил проведения медико-социальной экспертизы», где ей отказались установить группу инвалидности, с чем она не согласна, так как до сих пор в легких сохраняется каверна (полость) в прикорневой зоне и имеется дыхательная недостаточность.
Определением суда №2 г. Петропавловска от 03 января 2007 года назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой поручено эксперту Северо-Казахстанского Центра Судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РК.
Расходы по оплате за проведение экспертизы возложены истца и областной противотуберкулезный диспансер поровну.
В частной жалобе истец Жанкабаева Г.А. просит освободить ее от оплаты расходов по экспертизе, так как она является безработной, средств на судебные расходы не имеет, инициатором назначения экспертизы является ответчик.
Кроме того, обращает внимания, что в определении суда допущены неточности, описки.
Заслушав доклад дела судьи Капустиной Л.Ф., объяснение истца Жанкабаевой Г.А., поддержавшей доводы своей жалобы, представителя Департамента МТСЗН Жумабаевой А.М., заключение прокурора Пирматова В.А., полагавшего определение суда оставить без изменения, изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, коллегия приходит к следующему:
В соответствии со ст.345 ГПК РК при рассмотрении дела в апелляционном порядке суд проверяет законность и обоснованность решения суда 1 инстанции в полном объеме.
В данном случае коллегия считает необходимым выйти за пределы доводов частной жалобы и проверить законность и обоснованность определения суда 1 инстанции о назначении экспертизы в полном объеме.
По мнению коллегии, данное определение суда не отвечает требованиям закона – ст.ст.91-92, 94 ГПК РК
Так, назначая экспертизу, суд, в мотивировочной части определения указал о необходимости комиссионного исследования состояния организма истца Жанкабаевой Г.А., но в резолютивной части назначил проведение экспертизы одним экспертом Центра судебной медицины.
В соответствии со ст .92, ст.93 ГПК РК эксперт не вправе помимо суда, вести переговоры с лицами, участвующими в деле, по вопросам связанным с проведением экспертизы, самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования. Объекты экспертного исследования должны передаваться эксперту в упакованном и опечатанном виде.
Однако суд, назначая экспертизу, не изъял на время проведения экспертизы у ответчиков медицинские документы необходимые для экспертного исследования: амбулаторную карту и стационарную историю болезни истца, рентгенологические снимки, иные документы, которые предоставлял тубдиспансер в МСЭК в отношении истца для установления группы инвалидности.
Без истребования вышеуказанной медицинской документации назначение судебной медицинской экспертизы является преждевременным процессуальным действиям суда.
Далее, прежде чем назначить данный вид экспертизы и сформулировать вопросы перед экспертом, суду следовало уточнить и четко разграничить требования истца, какие она предъявляет к ГУ «Областной противотуберкулезный диспансер», а какие - к областному Департаменту Министерства труда и социальной защиты населения РК, что имеет существенное значение для правильного определения обстоятельств, имеющих значение для дела.
Так, если истец имеет претензии по качеству лечения к противотуберкулезному диспансеру, то суду следовало выяснить: обращалась ли истец по данному вопросу в Северо-Казахстанский филиал Комитета по надзору за качеством медицинских услуг, имеется ли заключение данного учреждения по поводу ее обращения, подтверждающее ее требование о некачественном оказании ей медицинских услуг туберкулезным диспансером, если нет, то разъяснить истцу ее право и возможность обратиться в данный орган для подтверждения обоснованности своего иска в этой части.
Если истец претензий по качеству лечения к тубдиспансеру не имеет, то вопросы за №№1,2,3,4,5,7 о качестве лечения поставлены перед экспертом излишне, так как предметом спора по данному делу не являются, кроме того, они в первую очередь относятся к компетенции Комитета по надзору за качеством медицинских услуг.
В случае, если истец свои исковые требования к тубдиспансеру обосновывает тем, что данное учреждение, по ее мнению, с нарушением срока направило ее документы на МСЭК, а МСЭК в свою очередь необоснованно отказала ей в установлении группы инвалидности, то суду следовало, прежде чем принимать решение о назначении экспертизы, предложить истцу представить документы в подтверждение этих своих требований, какие именно пункты Правил проведения медико-социальной экспертизы нарушили ответчики, а ответчикам – доказательства в подтверждение соблюдение ими тех же Правил проведения медико-социальной экспертизы, утв. 20.07.2005 года №750.
Назначая вышеуказанную экспертизу, суд не исследовал и не приобщил к материалам дела заключение (протокол) МСЭК по отказу установить истцу инвалидность, хотя истец в заявлении от 17.11.2006 года такое ходатайство заявляла.
Кроме того, в определении имеется ряд описок, которые судом впоследствии в порядке ст.230 ГПК РК не исправлены:
- определение о назначении экспертизы датировано 03.01.2006 года, фактически данное определение выносилось 03.01.2007 года;
в определении период нахождения истца на стационарном лечении в областном противотуберкулезном диспансере указан с 25.07.2006 года по 14.07.2006 года, фактически следовало указать с 25.07.2005 года по 14.07.2006 года;
- в определении указано, что документы на освидетельствование в МСЭК были направлены по истечении шести месяцев лечения, фактически документы на МСЭК были направлены по истечении 11 месяцев лечения.
Расходы по производству экспертизы судом поровну возложены на истца и одного из ответчиков – ГУ «Областной пртивотуберкулезный диспансер», при чем данное распределение расходов между вышеуказанными сторонами ни чем не мотивировано.
Между тем, как следует из материалов дела, экспертиза была назначена по инициативе самого суда, поэтому на основании ст.105 ч.5 ГПК РК предварительную оплату должны осуществлять все стороны по делу в равных частях, то есть не только истец и один из ответчиков – облдиспансер, но и второй ответчик - Департамент МТСЗ.
Исходя из изложенного, определение суда о назначении экспертизы является преждевременным, подлежит отмене с передачей дела на рассмотрение в суд 1 инстанции.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 344 ч.6 п.2 ГПК РК, коллегия
П О С Т А Н О В И Л А:
Определение суда № 2 г.Петропавловска от 03 января 2006 (судом допущена явная описка дата вынесения 03 января 2007 года) по данному делу отменить, дело направить на рассмотрение в тот же суд.
Частную жалобу истца Жанкабаевой Г.А. удовлетворить частично.
Председательствующий Лобода М.В.
Судьи Миргалиева Л.В.
Капустина Л.Ф.
Постановление изготовлено судьей Капустиной Л.Ф. в одном экземпляре на 4 страницах на компьютере «АЛСИ»
Председательствующий Лобода М.В.
Судьи Миргалиева Л.В.
Капустина Л.Ф.

inav
 
Сообщения: 1847

Сообщение inav » Пт ноя 25, 2011 10:15 pm

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 15.12.2006 N 81-В06-25
ДЕЛО ПО ЗАЯВЛЕНИЮ О ПРИЗНАНИИ НЕЗАКОННЫМИ ОТКАЗОВ В ОПРЕДЕЛЕНИИ ГРУППЫ ИНВАЛИДНОСТИ НАПРАВЛЕНО НА НОВОЕ РАССМОТРЕНИЕ, ТАК КАК СУДЕБНЫЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ НЕ СОДЕРЖАТ ОБОСНОВАНИЯ СВОИХ ВЫВОДОВ, В НИХ ОТСУТСТВУЕТ УКАЗАНИЕ НА НАРУШЕНИЕ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ, ПОСЛУЖИВШИХ ОСНОВАНИЕМ К ОТКАЗУ В УСТАНОВЛЕНИИ ЗАЯВИТЕЛЬНИЦЕ ГРУППЫ ИНВАЛИДНОСТИ
По состоянию на март 2007 года
-- Главная страница --
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 15 декабря 2006 года
Дело N 81-В06-25
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда
Российской Федерации в составе:
председательствующего Зелепукина А.Н.,
судей Малышкина А.В.,
Меркулова В.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению К.
к Учреждениям государственной службы медико-социальной экспертизы
общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого, Главному бюро медико-
социальной экспертизы Кемеровской области о признании незаконными
отказов в определении группы инвалидности по надзорной жалобе
Учреждения Государственной службы медико-социальной экспертизы
"Главное бюро медико-социальной экспертизы Департамента социальной
защиты населения Кемеровской области" на решение Ленинск-
Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004 года, определение
судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного
суда от 21 января 2005 года и постановление президиума
Кемеровского областного суда от 15 августа 2005 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации
Зелепукина А.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного
Суда Российской Федерации
установила:
К. обратилась в суд с исковым заявлением, в котором указала,
что в конце августа 2003 года Ленинск-Кузнецким бюро МСЭ ей было
незаконно отказано в определении группы инвалидности. Главное бюро
МСЭ Кемеровской области 31 октября 2003 года оставило без
удовлетворения ее жалобу.
При этом свои требования она обосновала тем, что у нее имеется
заболевание, которое является основанием к установлению ей группы
инвалидности, а обоснованность ее требований, по ее мнению,
подтверждается опытными специалистами, предоставившими заключение
от имени заведующего нейрологическим отделением 1 горбольницы и
заведующего травмпунктом, которые рекомендовали обратиться для
определения группы инвалидности.
В связи с этим она просила отменить решение Ленинск-Кузнецкого
бюро МСЭ и Главного бюро МСЭ Кемеровской области и обязать
освидетельствовать и определить группу инвалидности.
Решением Ленинск-Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004
года требования истицы были удовлетворены, на Учреждение
государственной службы медико-социальной экспертизы "Бюро медико-
социальной экспертизы общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого"
возложена обязанность по установлению третьей группы инвалидности
с момента вынесения экспертного заключения, то есть с 13 мая 2004
года, а также взыскана стоимость судебно-медицинской экспертизы.
Определением судебной коллегии по гражданским делам
Кемеровского областного суда от 21 января 2005 года это решение
суда оставлено без изменения с исключением из мотивировочной части
решения вывода о взыскании с Учреждения БМСЭ г. Ленинск-Кузнецкого
и Главного БМСЭ государственной пошлины в размере 1000 рублей в
равных долях.
Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 15
августа 2005 года решение суда первой инстанции и кассационное
определение были отменены в части возложения обязанности
определения третьей группы инвалидности с момента вынесения
экспертного заключения с 13 мая 2004 года и дело в этой части
направлено на новое рассмотрение.
В надзорной жалобе Главное БМСЭ Кемеровской области просит
отменить судебные постановления, состоявшиеся по данному делу.
Определением заместителя Председателя Верховного Суда
Российской Федерации от 20 июня 2006 года дело истребовано в
Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного
Суда Российской Федерации от 7 ноября 2006 года передано для
рассмотрения по существу в Судебную коллегию по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации.
В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса
Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных
постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения
норм материального или процессуального права.
В надзорной жалобе указано на то, что при вынесении обжалуемых
постановлений были допущены существенные нарушения норм
материального и процессуального права.
Согласно части четвертой ст. 1 Федерального закона Российской
Федерации от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ "О социальной защите
инвалидов в Российской Федерации" (с последующими изменениями)
признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением
медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица
инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.
В п. 36 Постановления Правительства Российской Федерации от 13
августа 1996 года N 965 "О порядке признания граждан инвалидами"
(в настоящее время действует Постановление Правительства
Российской Федерации от 20 февраля 2006 года N 95 "О порядке и
условиях признания лица инвалидом") указано, что гражданин или его
законный представитель в случае несогласия с экспертным решением
бюро медико-социальной экспертизы может обжаловать его в суд в
порядке, установленном законодательством Российской Федерации, а в
соответствии с пунктом 4 "Примерного положения об учреждениях
Государственной службы медико-социальной экспертизы" (в настоящее
время утратило силу в связи с принятием Постановления
Правительства Российской Федерации от 16 декабря 2004 года N 805
"О порядке организации и деятельности федеральных государственных
учреждений медико-социальной экспертизы") учреждения в своей
деятельности руководствуются федеральными законами, указами и
распоряжениями Президента Российской Федерации, постановлениями и
распоряжениями Правительства Российской Федерации, законами
субъектов Российской Федерации, иными нормативными правовыми
актами, а также положением об учреждениях и Положением о признании
лица инвалидом.
При рассмотрении требований заявителя суд первой и кассационной
инстанций исходили из того, что требования К. к Учреждениям
государственной службы медико-социальной экспертизы "Бюро медико-
социальной экспертизы общего профиля г. Ленинск-Кузнецкого" и
Главному бюро медико-социальной экспертизы Кемеровской области о
признании незаконными отказов в определении группы инвалидности
являются обоснованными, поскольку истица имеет заболевания,
которые по заключению экспертов Федерального научно-практического
центра медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов
Министерства труда и Социального развития Российской Федерации
позволяют определить ей третью группу инвалидности.
Президиум областного суда в своем постановлении от 15 августа
2005 года при отмене вышеуказанных судебных постановлений в части
возложения обязанности по определению третьей группы инвалидности
и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции
обоснованно признал существенным нарушением процессуального
законодательства использование в качестве доказательства
заключения Федерального научно-практического центра медико-
социальной экспертизы и реабилитации инвалидов Министерства труда
и социального развития Российской Федерации г. Москвы, поскольку
оно не соответствует требованиям ст. 86 ГПК РФ, не содержит
мотивировки сделанного вывода и подробного описания проведенного
исследования.
Следует также согласиться с доводами надзорной жалобы, что
судебные постановления, удовлетворившие требования заявительницы,
не содержат обоснования сделанного вывода, в них отсутствует
указание на нарушение и нормативных правовых актов, послуживших
основанием к отказу в установлении ей группы инвалидности, что
является обязательным в силу в соответствии с пунктом 4
"Примерного положения об учреждениях Государственной службы медико-
социальной экспертизы" (Постановления Правительства Российской
Федерации от 16 декабря 2004 года N 805 "О порядке организации и
деятельности федеральных государственных учреждений медико-
социальной экспертизы").
В то же время, президиум областного суда в нарушение
процессуального законодательства не привел мотивировки в остальной
части судебных постановлений и не указал в резолютивной части
оставляет ли их без изменения.
Таким образом, президиум областного суда по существу без
приведения мотивов в постановлении оставил без изменения судебные
постановления в части признания незаконными отказов в назначении
группы инвалидности, решении о распределении расходов, что
противоречит постановлению президиума об отмене судебных
постановлений о назначении группы инвалидности, неправомерно
ограничивает суд первой инстанции в принятии решения, делая
невозможным отказ в удовлетворении требований заявителя.
Данное нарушение процессуального законодательства следует
признать существенным, а поэтому постановление президиума подлежит
отмене в части оставления судебных постановлений без изменений, с
отменой остальных судебных постановлений в неотмененной части.
Руководствуясь ст. ст. 388, 390 ГПК Российской Федерации,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской
Федерации,
определила:
постановление президиума Кемеровского областного суда от 15
августа 2005 года оставить без изменения в части отмены решения
Ленинск-Кузнецкого городского суда от 4 августа 2004 года,
определения судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского
областного суда от 21 января 2005 года и направлении дела на новое
рассмотрение.
Отменить в остальной части постановление президиума
Кемеровского областного суда, решение Ленинск-Кузнецкого
городского суда от 4 августа 2004 года, определение судебной
коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 21
января 2005 года и дело направить на новое рассмотрение в суд
первой инстанции.

inav
 
Сообщения: 1847

Сообщение inav » Пт ноя 25, 2011 10:16 pm

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
суда надзорной инстанции

Президиум Архангельского областного суда в составе: Председательствующего Аверина М.Г., членов президиума Бунькова В.Г., Бурмагина С.В., Мукминовой Н.Л., Мартынова Е.А., Белоусовой Н.А. по докладу судьи областного суда Распопина В.Ф. рассмотрел по надзорной жалобе Л. дело по иску Л. к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» об отмене решений, обязательстве установления степени утраты профессиональной трудоспособности на определенный период времени, а также степени утраты профессиональной трудоспособности и группы инвалидности без срока переосвидетельствования,
установил :
Л. обратился в суд с иском к Федеральному государственному учреждению здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» (далее бюро МСЭ ЦМСЧ - 58) об отмене решений, принятых в мае 2003 года и в августе 2004 года по установлению ему 40% утраты профессиональной трудоспособности, просил установить ему 60% утраты профессиональной трудоспособности с мая 2003 по май 2004 года, затем с мая 2004 года просил установить 100% утраты профессиональной трудоспособности и 3 группу инвалидности без срока переосвидетельствования.
Свои требования обосновал тем, что Федеральное государственное учреждение здравоохранения «Центральная медико-санитарная часть № 58 Федерального управления медико-биологических и экстремальных проблем при Министерстве здравоохранения Российской Федерации» в мае 2003 и в августе 2004 года незаконно установила ему 40% утраты профессиональной трудоспособности. С 1978 года по 1997 год работал в ФГУП ПО по специальности электрогазосварщика. В 1996 году у него было выявлено и установлено профессиональное заболевание, в мае 1997 года Главное Бюро МСЭ установило ему 3 группу инвалидности и 60% утраты профессиональной трудоспособности, запретив работу по основной специальности электорогазосварщика. Решениями МСЭ ЦМСЧ-58 от 05.05.2003 и 02.08.2004 года установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 40% на периоды с мая 2003 года по май 2004 года и с мая 2004 года до 1.06.2005 года. С указанными решениями ответчика не согласен. Полагает, что бюро МСЭ неправильно истолковало п. 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности, поскольку его работа не связана с использованием профессиональных навыков электрогазосварщика, ему должна быть установлена степень утраты профессиональной трудоспособности не менее 60%, а с мая 2004 года – 100% бессрочно, поскольку с 1997 года не выполняет работы по основной профессии электрогазосварщика, что свидетельствует о стойком нарушении профессиональной способности и возможности выполнения производственной деятельности.
Решением Северодвинского городского суда Архангельской области от 30 июня 2005 года в удовлетворении исковых требований отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года решение городского суда оставлено без изменения, кассационная жалоба Л. без удовлетворения.
В надзорной жалобе Л. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить .
Судьей Архангельского областного суда Кокуновой В.П. вынесено определение от 24 ноября 2005 года, которым дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.
Обсудив доводы надзорной жалобы, проверив материалы дела, заслушав доклад судьи областного суда Распопина В.Ф., президиум находит решение Северодвинского городского суда от 30.06.2005 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года подлежащими отмене, как постановленные с нарушением норм материального и процессуального права по следующим основаниям.
В соответствии с п. 6 Постановления Правительства РФ от 16.10.2000 г. №789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности» (далее Правила), степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается учреждениями СМЭ. В соответствии с п. 31 Правил, решение бюро МСЭ может быть обжаловано в суд.
Как видно из материалов дела и надзорной жалобы, Л. работал с 1978 года по 1997 год в ФГУП ПО по специальности электрогазосварщик. В 1996 году у него было выявлено и установлено профессиональное заболевание - радикулопатия шейного отдела позвоночника с церебральными вазомоторными нарушениями, в мае 1997 года Главное Бюро МСЭ установило ему 3 группу инвалидности и 60% утраты профессиональной трудоспособности, запретив работу по основной специальности электорогазосварщика. В данном размере утрата трудоспособности устанавливалась ему и в последующие годы до мая 2003 года. Решениями бюро МСЭ ЦМСЧ 58 от 5.05.2003 и 4.08.2004 года Л. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 40%. Л. считает, что степень утраты трудоспособности с мая 2003 года должна быть 60%, а с мая 2004 г.100% с установлением 3 группы инвалидности бессрочно.
Отказывая Л. в удовлетворении его требований, суд пришел к выводу о том, что бюро МСЭ ЦМСЧ-58 определило степень утраты профессиональной трудоспособности в соответствии с требованиями Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности и Временных критериев ее определения. При этом суд исходил из того, что истец после прекращения работы электросварщиком продолжал более 5 лет выполнять квалифицированную работу не по профессии, но с использованием профессиональных навыков на участке корпусно-сварочного производства. Также суд основывался на заключении экспертизы, назначенной и проведенной по определению суда.
В соответствии с абз.17 и 18 ст. 3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению не любой работы, а работы конкретной квалификации, объема и качества. Под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая, т.е. ту деятельность, которая требует наличия специальных знаний и умений, навыков, полученных путем образования и обучения.
Квалификация - это уровень подготовленности, мастерства, степени годности к выполнению труда по специальности или должности, определяемой разрядом, классом, званием и другими квалификационными категориями.
Пункт 19 Постановления Правительства РФ от 16 октября 2000 года № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» закрепляет положение о том, что при установлении степени утраты профессиональной трудоспособности учитывается способность пострадавшего выполнять профессиональную деятельность, предшествующую несчастному случаю, с учетом имеющихся у него профессиональных знаний и умений.
В судебном заседании установлено, что работу электрогазосварщика Л. выполнять не может, с 1999 года переведен работать комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда КСП, с января 2004 года слесарем механо-сборочных работ ПКБ.
Суд, при определении законности принятых ответчиком 5 мая 2003 года и 4 августа 2004 года решений о степени утраты профессиональной трудоспособности, должен был проверить, принимались ли эти решения с учетом способности истца выполнять работу по прежней специальности – электрогазосварщика.
В соответствии с пунктом 25 «Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда:
- 60% устанавливается в случаях, если пострадавший утратил профессию и может выполнять легкие неквалифицированные виды труда, если может выполнять работу по профессии, но со снижением квалификации на четыре тарификационных разряда, если может выполнять неквалифицированный труд со снижением разряда на четыре категории тяжести.,
- 40% устанавливается в случаях, если пострадавший может выполнять работу по профессии с уменьшением объема производственной деятельности, если может выполнять работу не по профессии, но с использованием профессиональных навыков, если может выполнять работу по профессии со снижением квалификации на два тарификационных разряда, если может выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ на две категории тяжести.
Однако, при рассмотрении дела судом не выяснен вопрос о тарификационных разрядах должностей, которые занимал и занимает с 1999 года истец (на сколько тарификационных разрядов они ниже или выше его работы в должности электрогазосварщика), не исследован вопрос о возможности использования профессиональных навыков электрогазосварщика в работе комплектовщика изделий и инструментов КСП и слесаря механо-сборочных работ ПКБ.
В материалах дела отсутствуют сведения о том, что принимая решения об установлении степени утраты профессиональной трудоспособности в 40% МСЭ ЦМСЧ-58 был изучен характер работ и уровень знаний, предъявляемых по выполняемым работам и занимаемым профессиям Л.
Суд, отказывая Л. в удовлетворении требований, сослался на заключение ГУ «Государственная служба медико-социальной экспертизы по Архангельской области» от 31.12.2004, которое было дано на основании определения суда от 6.09.2004 о назначении судебной медико-социальной экспертизы.
В силу ст. 67 и ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Однако, представленное заключение содержит только санитарно-гигиенические характеристики условий труда Л. Экспертное заключение в нарушение ч. 2 ст. 86 ГПК не содержит подробного описания проведенного исследования, и сделанных в результате его выводов.
Суд, ссылаясь в своих выводах на заключение судебной медико-социальной экспертизы, не дал ему оценки с позиций ст.ст. 67, 86 ГПК РФ.
В экспертном заключении отсутствует мотивировка его выводов (со ссылкой на закон и нормативные акты) о том, что решения бюро МСЭ ЦМСЧ-58, по которым Л. определена степень утраты профессиональной трудоспособности в 40%, являются правильными. Суд не принял во внимание то обстоятельство, что в этом же заключении (л.д.31) есть ссылка на справку начальника БТИЗ КСП М. от 3.10.2000, согласно которой работа комплектовщика изделий и инструментов, которую выполнял Л., не имеет ничего общего с работой электросварщика, а также не требует применения профессиональных навыков электросварщика.
Так же не дана судом оценка заключению медико-социальной экспертизы ФГУП ФЦЭРИ от 13.01.2004 года, проведенной 15.12. – 20.12.2003г. (л.д.16-18). В тот период Л. работал комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда, степень утраты профессиональной трудоспособности ему была определена 60%.
В мае 2003 года, когда степень утраты профессиональной трудоспособности ответчик определил Л. 40%, он занимал ту же должность – работал комплектовщиком изделий и инструментов 3 разряда КСП, следовательно характер его работы не менялся. Нет в материалах дела и доказательств того, что изменились требования и к уровню знаний, предъявляемых по этой профессии.
В соответствии с п.п. 4-29 Временных критериев, п.п. 9-18 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности, степень утраты профессиональной трудоспособности определяется с учетом возможностей лица выполнять профессиональную деятельность и совокупным анализом таких критериев как: клинико-функциональных (в том числе и выраженности нарушений функций организма), характера профессиональной деятельности, категории и степени ограничения жизнедеятельности, других критериев, указанных в п. 4 Временных критериев.
Вывод суда о том, что поскольку Л. 5 лет выполняет квалифицированные работы, поэтому ему может быть снижена степень утраты профессиональной трудоспособности до 40%, не основан на нормах действующего законодательства, поскольку указанные выше нормативные акты не предусматривают такого основания (как продолжительность работы определенной квалификации) для снижения процента степени утраты профессиональной трудоспособности.
При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, уточнить заявленные истцом требования, поскольку установление степени утраты профессиональной трудоспособности не входит в компетенцию суда. При разрешении такого спора суд вправе проверить законность принятого учреждением медико-социальной экспертизы решения.
Указанное выше свидетельствует о незаконности решения суда и определения судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда в связи с чем, они подлежат отмене.
Руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, президиум
постановил :
Решение Северодвинского городского суда Архангельской области от 30 июня 2005 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 августа 2005 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.
Председательствующий М.Г. Аверин

inav
 
Сообщения: 1847

Пред.

Вернуться в Медико-социальная экспертиза и ИПР

Кто сейчас на конференции

Зарегистрированные пользователи: нет зарегистрированных пользователей