Архив:

Солнечный пёс

Собака помогла людям в беде и перевернула жизнь семьи

Слова ей были не нужны. Олли понимала, чего хотел Саша, по одному его взгляду. Когда мама мальчика была занята, собака превращалась в четвероногую няньку, которой родители доверяли «на все сто». Собака и человек вместе сделали так, что бесконечно грустная история превратилась в бесконечно светлую.

«В лапах путается»

«Породу выбирали долго. Остановились на голден-ретривере, - рассказывает Татьяна, мама Саши. - У этих собак внутренний запрет на то, чтобы укусить человека. Они работают в МЧС, на таможне, снимаются в кино. Единственное, чего не могут, - охранять, потому что для них все люди - друзья». Вместе с мужем они пересмотрели много щенков. Одна из заводчиц обмолвилась: «У сына плохо со зрением. Хорошо, что собака за ним присматривает». У Татьяны ёкнуло сердце - за её сыном тоже надо присматривать. «Нестандартный» ребёнок, инвалид. Решили взять щенка именно от этой заботливой мамы-собаки. На покупку ушли все скромные сбережения семьи.

«Забирать щенка приехали уже с сыном, - вспоминает Татьяна. - Олли было полтора месяца. Сидя в машине, в одной руке я держала щенка, другой поддерживала Сашу. Это было для него такое счастье! Он боялся дышать. Через несколько недель муж говорит: «Надо собаку приучать, чтобы она Саше помогала». - «Да как же её приучать, когда она в собственных лапах ещё путается?!» Олли слушала наш разговор и... вдруг залезла к сыну на кровать, положила ему голову на животик, а Саша её обнял. Так и лежали». Саше было 4 года. Он всё понимал, но не мог говорить и передвигаться. Медики решили, что это редкое генетическое заболевание, и откровенно махнули на ребёнка рукой. Родители искали альтернативную помощь. Занялись иппотерапией (лечение с помощью лошади. - Ред.), когда больных детей сажают на лошадь под присмотром специального инструктора. Саша сидеть не мог - его на лошадь клали и держали с двух сторон. И всё же появились первые успехи - мальчик стал «держать голову». Знакомая психолог подсказала: «Купите собаку. Она тоже поможет в реабилитации». Олли сразу взяла над Сашей шефство. «Раньше сын не любил, когда я уходила на кухню готовить еду. Плакал. Теперь же Олли без команды ложилась рядом с Сашей, и он спокойно меня отпускал. Если у него были штанишки мокрые, Олли звала меня. Она подкладывала ему в кровать игрушки. Удивительно, как они общались. Саша ведь не мог говорить. Олли понимала его взгляд».

Не расплакаться

«Изменилось и отношение окружающих. Раньше на улице в нас видели маму с инвалидом в коляске. А теперь Саша был счастливым мальчиком с собакой. Я очень люблю фразу английского писателя Честертона: «С тех пор как у меня появилась собака, я сильнее ощущаю, что я - человек». Действительно, невероятно вырастает самооценка. Это помогало общаться с врачами, которые, не стесняясь, хамили. В кабинете я старалась сдерживаться. Но после надо было куда-то спрятаться и выплакаться. А когда появилась Олли, во время неприятного разговора ловила себя на том, что моя рука сжимает невидимый поводок и я спокойна». Летом Татьяна с сыном и Олли поехали в лагерь, который организовали родители особых детей. И тут начались удивительные вещи: «Детишек как магнитом тянуло к собаке. Однажды к Олли под стол залез 6-летний мальчик-аутист и начал что-то рассказывать ей на ушко. Педагог, который занимался с этим ребёнком, остолбенел. Аутисты вообще ни с кем не общаются! Живут в своём мире. А этот мальчик первое в жизни слово произнёс, обращаясь к Олли!»

Несколько лет Саша и Олли были неразлучны - до тех пор пока мальчика не стало… «Саша долго уходил. Болел. Когда сердце сына перестало биться, Олли это поняла. Села рядом. И сидела так долго, словно несла почётный караул. Семь лет прошло, но вспоминать тяжело. Нам с мужем на плаву помог удержаться младший сын Алёша. На второго ребёнка мы решились ещё при жизни Саши. Врачи уверяли, что снова родится инвалид. Мы положились на волю Божью. Родился здоровый мальчик».

Удачный день

После смерти Саши Татьяна долго привыкала к тому, что идёт по улице, не толкая впереди себя инвалидную коляску. Рядом маленький Алёша гонял голубей. Она могла раз и навсегда отгородиться от мира инвалидов. «Нет, не могла, - говорит Татьяна. - У меня в руках было средство, способное облегчить этим ребятам жизнь. У меня была Олли». Она решила заняться канис-терапией (реабилитация с помощью собак. - Ред.), став в этом деле одним из первых специалистов в России. «Собака принимает человека таким, какой он есть. В этом эффект канис-терапии. К нам приходят дети с диагнозами ДЦП, аутизм, синдром Дауна и другими. Возраст - от года до 18 лет. В обычной жизни от них требуют, чтобы они соответствовали неким стандартам. А для собаки они любые хороши. Ребёнок, чувствуя это, расслабляется, успокаивается. И начинается прогресс. Дети взаимодействуют с собакой, разговаривают, дают команды, выполняют упражнения. Вот у нас есть Дима с ДЦП, несколько лет назад он не мог ходить без поддержки, а сегодня бегает с собакой на поводке. Или Света.

Она пришла к нам в 14 лет с диагнозом олигофрения. Боялась без родителей выходить на улицу. Сейчас ей 19 лет, она самостоятельно ездит по Москве, ходит в бассейн, поступила в колледж. Видя успехи ребёнка, начинают восстанавливаться мамочки. Они приходят к нам с чёрными лицами. Часто воспитывают ребёнка одни, денег не хватает порой даже на еду. А в нашей группе денег не надо. Занятия бесплатные». Три раза в неделю Татьяна грузится в машину с тремя голденами - теперь вместе с Олли работают её дочка и внучка. Два часа по пробкам едет через всю Москву проводить занятия: «Благодря добрым людям есть несколько мест, где помещение предоставляют бесплатно». Домой возвращается глубоким вечером. Сыну Татьяны Алёше сейчас 8 лет, он учится в кадетской школе. Дочке Маше 5 лет, она родилась уже после смерти Саши. И тоже здоровым ребёнком. Муж благотворительную работу Татьяны поддерживает. Если нужно, помогает жене перевозить собак. «Кроме меня в нашей группе канис-терапии «Солнечный пёс» есть волонтёры, которые раз в неделю приходят со своими собаками. Это благополучные люди. Что ими движет? Среди них есть как верующие, так и атеисты. Вместе они делают доброе дело. При этом считают, что получают гораздо больше, чем отдают».

Сама Татьяна в Бога верит. Она и с мужем познакомилась в московском храме Николая Чудотворца в Клённиках. Татьяна училась в иконописной школе, Сергей резал из белого камня свой первый иконостас. Сейчас Татьяна заочно учится на педагога-дефектолога. «Вы только не пишите, что собака для ребёнка-инвалида - это «золотая таблетка», - просит она. - Нельзя идти к детям творить добро с первой попавшейся собакой. Когда Олли исполнился год, я связалась с инструктором-кинологом из центра «Собаки - помощники инвалидов». Там работают редчайшие специалисты. Несколько раз в неделю водила собаку на занятия. Хорошо, что у нас была бабушка, которая в это время сидела с Сашей. Многие семьи с больным ребёнком не могут позволить себе такой роскоши - год обучать собаку. В нашей группе все собаки прошли подобное обучение. Работа с детьми - огромная ответственность». Я спрашиваю Татьяну: «У вас есть ответ на вопрос, почему Бог допускает маленьким детям рождаться инвалидами?» - «Чтобы нас сделать чище. Чтобы мы не разучились сочувствовать, любить, помогать. Одни это понимают. Другие ещё поймут. Я очень на это надеюсь».

В группе Татьяны Любимовой «Солнечный пёс» приветствуется любая помощь. Например, подарить проездной на общественный транспорт. Одна мамочка возит ребёнка на занятия в инвалидной коляске. Сначала в переполненном автобусе, а потом с двумя пересадками на метро. И на обеих пересадках нет эскалатора. Приходится тащить коляску с ребёнком по лестнице на себе. День, когда ей кто-то поможет, она считает очень удачным.

Мария Позднякова

Источник: aif.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ