Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Инвалиды в реальной жизни и на киноэкранах

Как в реальной жизни Украины чувствуют себя инвалиды, большинство из нас знает хорошо. Мы, журналисты, об этом пишем часто. Чем исполнено их бытие, куда идет энергия? Люди с особыми потребностями борются, чтобы их не лишили льгот, чтобы выжить на мизерную пенсию, чтобы добиться когда-нибудь путевки на лечение и т. д. И при этом преимущественно не отчаиваются.

Хотя законы Украины им в реальности мало помогают, даже ратифицированная Конвенция ООН «О правах инвалидов» пока не дает гарантий изменений к лучшему, но они часто упрямо твердят: «Мы такие, как все!», «Не дождетесь, что пропадем!»

Время от времени эпизодически жизнь инвалидов, как известно, показывают в художественных фильмах, на сценах театров. Можно подивиться, как не похожи эти лица на те, которые мы знаем, о которых я сказал выше.

Вот в сериале «Две судьбы. Новая жизнь» (телеканал «Интер») один из героев, которого ранили, становится лежачим: нарушена подвижность ног. И он, лежа в больнице, просит, уговаривает свою любимую девушку, чтобы она сделала ему смертельный укол. Чтобы не был лишним бременем никому. Девушка долго отказывается. «Это же просто невозможно!!!» — говорит. Он настаивает. И она наконец выполняет просьбу молодого человека, он умирает. Девушка плачет. Он хотел, очевидно, чтобы она теперь начала новую жизнь. Мужество это или что-то иное?

Типичное ли это поведение героя-инвалида? В жизни, конечно, подобное случается. И здоровые, бывает, стреляются. Но в реальной жизни инвалиды, как правило, борются за свое завтра. Могу привести сотни известных мне и обществу примеров. Те же Валентина Чайка из Донецка, львовянин Ярослав Грибальский, киевлянин Валерий Сушкевич, оказавшись в инвалидных колясках, не впали в отчаяние, а поднялись над трагедией, стали в Украине известными общественными деятелями, политиками.

Еще в одном телесериале выведен образ колясочника. Он как будто не от мира сего. Некоторые его не замечают, окружающие преимущественно издеваются над ним. Он любит девушку. Но ему стыдно об этом признаться. Он обречен. А то, что колясочник в городе где-то на углу улицы протягивает руку и просит милостыню, то разве это уже не становится киноштампом?

Почему именно так подают образ инвалида наши кинодеятели? Наверное, им хочется сгустить краски, добавить ноток трагизма, усилить контрасты жизни, может быть, пробудить общество, вызвать побольше эмоций и тем самым сделать свой продукт более привлекательным, тиражируемым. Но они тем самым унижают инвалида, отступают от правды бытия. А если бы задумались, вспомнили множество примеров и из художественной литературы, и повседневной жизни, то, возможно, взглянули бы на эту сторону жизни нашего общества иначе. Даже те из них, кому труднее всего, тянутся к солнцу, преодолевают трудности, переступают через пропасть, чтобы жить дальше, утверждать себя не только в общественной, политической жизни, но и в героических делах, в творчестве.

Вспомним хотя бы того же безногого пилота Маресьева. А полностью оглохший Людвиг ван Бетховен? Даже рядом, во Львове, вижу множество удивительных примеров. Слепой Андрей Волощак, которого жена водила за руку, стал известным украинским поэтом. Прикованная к кровати Мария Гатала-Квасьневская издает книги одну за другой, они исполнены солнечной поэзии. Инвалид войны, ходивший с осколком под сердцем, Григорий Тютюнник успел написать известный роман «Вир». Мой однокурсник по университету и друг Володя Захожий под старость может с трудом передвигаться по квартире только на костылях. Но он не потерял чувства юмора, пишет стихи, регулярно публикуется, даже радиожурналисты приезжают к нему домой, и в эфире он своим голосом излучает оптимизм... Вспомнил также целый ряд знакомых мне успешных журналистов-инвалидов, в частности Ярослава Посмитюха, Михаила Кушнира (Львов), Виктора Радзиевского (Каменец-Подольский), Петра Карася (Хмельницкий) и других, кто вызывает восхищение своим мужеством и выдержкой. Они вписались в редакционные коллективы, не чувствовали себя ущербными.

Итак, реальная жизнь — и сцена или экран. Мне кажется, что художники должны воспитывать больше на позитиве, чтобы выведенные ими образы приподнимали других инвалидов, облагораживали их души, придавали бы им энергии, возвращали веру в сердца, а не тянули на дно, не зарождали желания уйти из жизни. Возможно, именно поэтому среди прочих нам так хорошо помнится картина со старым, слепым Перебендей (и слова Кобзаря о нем), идущим в народ. Поистине это правдивая картина, преисполненная оптимизма и веры.

Николай Ильницкий

Источник: day.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ