Архив:

Преодоление тишины

Здоровые люди, особенно живущие в больших городах, мечтают о тишине, не подозревая, что рядом с ними живут люди, грезящие о звуке. Им, инвалидам по слуху, очень бы хотелось слышать шелест травы, звук ветра, голос своего ребёнка, трогающую за сердце мелодию... Как живут люди, вынужденно находящиеся в тишине, как ориентируются они в быстро меняющемся мире, мы поговорили со специалистом-сурдопереводчиком Свердловского РО ОООИ ВОГ Алексеем Егоровичем Ургубаевым.

- Скажите, пожалуйста, как вы пришли к тому, чтобы работать в центральном аппарате ВОГ (всероссийское общество глухих) по Свердловской области?

- Я просто родился в семье глухих, у меня папа и мама, да и бабушка с дедушкой - все инвалиды по слуху. Когда они узнали, что я слышу, они очень обрадовались, и вы поймёте почему. Допустим, родился ребёнок, он пока ничего не понимает, но слышит звуки, голос мамы, папы, с детства учится понимать речь и поэтому развивается быстрее, чем такой же ребёнок, но лишённый слуха. Ребёнок, лишённый слуха, мир воспринимает только глазами, он не знает, что его маму зовут мама, он не слышит тех ласковых слов, которыми мамы общаются со своими детьми, для него просто не существует мира звуков. Вырастая в полной тишине, он вместо открытия новых возможностей сталкивается со всё большими проблемами. Он не знает, как пожаловаться на что-то, как попросить о чём-то, как общаться с окружающими. Конечно, на помощь приходит жест, но и его не все понимают, а многие и не хотят понимать. Такой ребёнок окружён лишь ограничениями, которые накладывает на него тишина. И только в детском саду или школе он открывает для себя мир слов, который его слышащие ровесники освоили уже давно. Его только тогда будут учить азбуке, показывать буквы и как звучат эти буквы, а слова наконец превратятся в речь. Для такого ребёнка это особенно трудный и радостный процесс.

Я же с детства был ушами семьи, их средством коммуникации с внешним миром. Вот так я с раннего детства стал «главным» в семье, на мои детские плечи легли все житейские трудности моих родственников. Это и общение с работодателями, и взаимоотношения с различными официальными инстанциями, вплоть до больницы, ведь нигде, даже и в медицинских учреждениях, нет переводчиков с языка глухих, и это создаёт им огромные трудности. Поэтому радость моих родителей была просто бесконечна. Надеюсь, теперь вас не удивляет, что я ни секунды не испытывал трудности в выборе профессии?

- Каковы, на ваш взгляд, основные трудности для неслышащих и слабослышащих людей?

- Сейчас государство стало активнее помогать инвалидам по слуху. Разрабатывается индивидуальная программа реабилитации, где в разделе «технические средства реабилитации и услуги» рекомендуют телевизоры с субтитрами, телефоны с текстовым выходом, сигнализаторы вибрационные, световые, звуковые, услуги по сурдопереводу.

Но всё это отягощено, на мой взгляд, значительными бюрократическими процедурами. Сами посудите. Прежде чем инвалид получит долгожданную программу реабилитации, он должен обратиться в лечебно-профилактическое учреждение, попасть к ЛОР-врачу, рассказать все свои жалобы, затем только оформить посыльный лист, потом пройти большое количество врачей и как-то рассказать им о проблемах со своим здоровьем. И среди этих врачей нет ни одного владеющего языком жестов, и потому они просто не понимают друг друга. Это же мучение для всех сторон процесса. Поэтому инвалид вынужден обращаться в ВОГ за помощью сурдопереводчика. Таким образом, сурдопереводчик вместе с инвалидом по слуху часами простаивает в очередях, бесполезно теряя время.

- Что-то делается, чтобы в нашей области и в Екатеринбурге инвалиды по слуху нормально себя чувствовали?

- Практически ничего. Очень простой пример. Как полностью глухому, не пользующемуся слуховым аппаратом инвалиду вызвать врача? Он позвонить не сможет. Соседи его чаще всего не понимают. И вот больной человек, скажем, сердечник, вынужден ехать через весь город, чтобы пригласить сурдопереводчика и только потом вызвать врача и как-то ему поведать о своих болезнях. Это же ненормально, согласитесь. Хорошо, если есть понимающие глухого хорошие знакомые или соседи, в этом случае они оказывают реальную помощь, порой спасая жизнь человеку. Но это очень не часто, чаще инвалидов по слуху нормальные люди, если их можно так назвать, чураются или стараются не замечать.

- А есть ли выход из этой ситуации?

- Необходимо, чтобы в каждой поликлинике и на станциях скорой помощи стоял либо факс, а лучше сотовый телефон, чтобы больной мог отправить сообщение о своих проблемах, симптомах, просьбе и на скорой или в регистратуре подобрали бы адекватный вид помощи. Тем более, что сейчас инвалидам по слуху выдают такое средство реабилитации, как сотовый телефон для отправки SMS. Одно только это снимет огромное количество проблем для инвалидов по слуху.

- Кстати, как развивается специальная техника для инвалидов по слуху? Стало лучше, хуже или осталось, как было?

- В последнее время появились цифровые слуховые аппараты, которые настраивают индивидуально, и посторонних шумов стало на порядок меньше. Единственное неудобство, это высокая, до 40 тысяч рублей, стоимость таких приборов. Но дело даже и не в этом. Дело в том, что сурдолог назначает слуховые аппараты на основании аудиограммы. В очереди к нему инвалид должен выстоять почти год. Весной 2010 года очередь была уже на декабрь 2010 года. Несмотря на то что в других медицинских центрах имеются специалисты-сурдологи, нас направляют исключительно в медицинский центр на Уралмаше, что и создаёт такие очереди. Наша организация писала об этом в минздрав Свердловской области и получила ответ, что очереди нет. Взбешенный таким отношением инвалид написал об этом президенту. Ему всё сделали быстро. Выходит, нужно всем инвалидам по слуху жаловаться на самый верх, чтобы хоть что-то сдвинулось?

- Как обстоит дело с бытовой техникой, облегчающей быт человека со сниженным слухом?

- Да, например, телевизоры с телетекстом инвалидам выдают, но неуклонно снижается количество программ, которые снабжены телетекстом. Даже на Первом и других государственных каналах количество программ, обеспеченных телетекстом, заметно снижается год от года. А на местных каналах их нет вообще. В основном тексты идут под новостями и другими официальными выпусками, а, например, передачу «Пусть говорят» или, скажем, «Поле чудес» не переводят, заведомо ограничивая круг интересов таких людей. Старое кино, сделанное ещё в СССР, снабжено телетекстом, а современные создатели фильмов об этом даже и не задумываются, что, помимо прочего, говорит ещё и о снижении морально-этического уровня современного телевидения и кино.

- Как обстоят дела с трудоустройством инвалидов по слуху?

- Это на самом деле очень большая проблема. Инвалидам по слуху везде отказывают. Наше общество старается помогать в трудоустройстве, особенно своим членам, но хорошие, высокооплачиваемые рабочие места можно посчитать по пальцам.

- Что нужно, на твой взгляд, для успешной интеграции инвалидов в общество?

- Нужно обустраивать города и посёлки с учётом интересов инвалидов по слуху. Это могут быть и таблички возле светофоров с надписью «Переход глухих», это могут быть и светофоры с указанием времени перехода, чтобы инвалид мог ориентироваться, сколько осталось времени на завершение перехода. В бегущей строке, установленной в транспорте, можно было бы объявлять остановки или предупреждать о том, что трамвай пошёл не по тому маршруту или в парк.

- Расскажите об успешных или знаменитых людях из вашей организации.

- Среди инвалидов по слуху достаточно много известных и даже знаменитых людей. Есть крупные предприниматели, чемпионы, поэты, писатели, депутаты всех уровней и так далее. Например, у нас в Свердловской области есть олимпийский чемпион по спортивному ориентированию Виктор Дингис, Ольга Герасимова - чемпионка мира по шахматам, есть успешный предприниматель Рябоконь Владимир Викторович, являющийся постоянным спонсором наших мероприятий, и множество других, не менее успешных людей.

- Что для инвалидов по слуху является самым главным в их жизни?

- Ничего нового. Как и всем, им нужно больше понимания, участия, любви и доброты. Исключением, может быть, является только страстное желание слышать.

В трудностях судьбы людей с ограниченными возможностями по слуху я бы назвал главную – преодоление тишины. Их не слышат не только врачи, но и власть, и, что самое страшное, общество. И это не из-за их дефекта, при желании и, главное, участии он преодолим. Преодолимо ли равнодушие, не знаю. Уж слишком мы погружены в самих себя и не слышим даже и кричащих о помощи, не говоря уже о тех, кто из-за своей болезни кричать не может.

Может быть, настало время обществу оглянуться и протянуть руку помощи? Ведь не так уж и много они и просят.

Сальников А.С.

Источник: mediakrug.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ