Архив:

SOS не востребован

Почему так мало пожилых людей соглашаются на установку тревожной кнопки?

На целевую статью по тревожной кнопке (услуга, предполагающая круглосуточную экстренную бесплатную медико-социальную помощь определенным категориям пожилых петербуржцев), в соответствии с городским законом о бюджете, в этом году выделили немалые деньги - 50 млн рублей. С того дня, как стартовала программа - постановление городского правительства № 1459 датировано 22.12.2009 - прошло семь с половиной месяцев, но количество тех, кому она адресована, обидно мало.

Судя по всему, средства до конца 2010-го не будут освоены, несмотря на то что 2 августа петербургские власти дополнительным документом расширили категории получателей этой, казалось бы, необходимой петербургским старикам услуги.

Всевидящий глаз не для всех

Итак, в городскую программу «о предоставлении специализированных услуг экстренной социально-медицинской помощи тревожная кнопка по решению власти с начала ее действия были включены все инвалиды Великой Отечественной войны, а также ее участники и бывшие несовершеннолетние узники концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны, имеющие I группу инвалидности. Социальный заказ получили две фирмы (работают в разных районах города): «Леге» и «Титан-сервис». В общей сложности с начала реализации проекта услугу получили 1300 человек, хотя финансирование было рассчитано практически на 6 тысяч.

Малое число заказчиков чиновники склонны объяснять тем, что до сих пор услугой могла пользоваться слишком узкая категория граждан, а эксперты - слишком низкой информированностью населения: что такое сиделка, народ знает, а тревожная кнопка - непонятный зверь.

В свою очередь, пожилые люди (в данном случае речь идет об осведомленных - то есть тех, кому известно о такой возможности) свое нежелание связываться с нововведением во многих случаях объясняют недоверием к предложенным государством благам. «Страховка наверняка хороша, но понимаю: диспетчерская, из которой идет вызов, связывается все с той же скорой, которая (это общеизвестный факт) быстрее, оттого что им позвонили из «тревожной» фирмы, не приедет. К тому же запросто могут не успеть нажать заветную кнопку. А что до совета врача, психолога или любого другого специалиста, считаю более логичным общение не через посредника - личное», - делится своими соображениями участник Великой Отечественной войны Александр Ильич Семенов и заодно напоминает о том, что многие десятилетия жизни в стране научили нас не доверять глазу, контролирующему нас извне.

Правда, немало у кнопки и сторонников, полагающих, что гораздо спокойнее, когда она находится при тебе: остается шанс не пропасть.

К слову, в правительственном постановлении о «тревожной кнопке» есть противопоказание - старческая деменция. Все верно: людям, страдающим провалами памяти, часто уходящим из дома в никуда, контролирующее устройство не вручишь. Между тем фиксирующие определенную статистику медики утверждают: более 60% людей, которым за восемьдесят (а большинству подопечных тревожной кнопки никак не меньше), ставится такой диагноз.

Пятый угол «умной лаборатории»

Как писал классик, трудно любить подростка. Но не менее сложной и хлопотной современники считают любовь к больным и беспомощным старикам, которым, если быть честными, с малой степенью вероятности грозит гипертрофированная забота общества (и близких-то - далеко не всегда). Поэтому, несмотря на те или иные минусы, идея тревожной кнопки хороша, и, кстати, успешно осуществляется в разных странах мира. Старушка-Европа развивает сферу соответствующих услуг уже более 30 лет. В Стокгольме, например, уже больше 20 лет работает «умная лаборатория», специалисты которой изобретают разные штучки, помогающие старикам до глубокой старости не сдаваться в шведские дома для стариков - даже при отличных условиях все-таки не родные.

В Петербурге первые кнопки стали внедряться в городском гериатрическом центре, когда была жива Элла Пушкова - в то время главный гериатр города. Опытом и средствами поделились шведы. Впервые в России на базе этого учреждения было создано медико-социальное отделение с диспетчерским пунктом.

Теперь на домашние тревожные кнопки готов тратиться город, но, судя по всему, к этому не слишком готов социум. По свидетельству генерального директора «Леге» Константина Лившица, «необходимая подопечным помощь нами давно налажена, польза программы очевидна - содержание человека в стационаре обходится в несравнимо большую сумму и в большинстве случаев необязательно (по точно выверенной статистике, на экстренные случаи приходится от 3 до 7%). Но в силу ряда причин: отсутствия соответствующей информационной среды, постоянно развивающегося рынка социальных услуг, ограниченного круга тех, у кого тревожная кнопка может устанавливаться и действовать бесплатно, - с начала года компании удалось освоить около 4 млн бюджетных денег (напомним: из 50 млн, предусмотренных бюджетом-2010 на соответствующую статью. - Прим. Е. Д.)».

10 операторов «Леге», обслуживающие подопечных из 10 районов города, работают круглосуточно. Связь с подопечным устанавливается при помощи сотового телефона - причем для того, чтобы связаться с оператором-врачом и получить помощь в медицинских, социальных и бытовых вопросах, а при необходимости вызвать скорую помощь или обратиться в другие экстренные службы (гарантируется последующий контроль вызова), человеку достаточно нажать любую кнопку.

Трудности роста

Кажется, высокой должна быть востребованность услуги, но... имеем то, что имеем.

Другой вопрос: насколько выгодно самим коммерческим фирмам, прошедшим квалификационный отбор на оказание бесплатной услуги, особенно стараться и тратиться на социальную рекламу для ее продвижения - ведь ту же тревожную кнопку иные компании предлагают за деньги (возможно, условие об информировании стоило бы включить в квалификационные требования). Впрочем, разъяснение преимуществ услуги - задача также социальной сферы, на которую, собственно, работают получившие социальный заказ от государства коммерческие структуры.

«Думаю, программа со скрипом идет потому, что люди недостаточно хорошо информированы о том, что это за тревожная кнопка и как она работает, - подтверждает одну из причин пробуксовки советник председателя Совета Федерации, ответственный секретарь Правозащитного совета Петербурга Наталия Евдокимова. - Смущают и предварительные расчеты. Нынешнее экстренное включение в программу новых категорий горожан свидетельствует о том, что с самого начала она была неверно просчитана».

Председатель городского комитета по социальной политике Александр Ржаненков объясняет происходящее стартовыми условиями: «Это только начало проекта. Итоги года позволят понять, что было не так. По крайней мере, пока ни одной претензии или жалобы на работу фирм не поступало. Обе полностью соответствуют требованиям квалификационного отбора, проведенного комитетом. Взвесив все плюсы и минусы, если того потребует ситуация, мы вправе внести изменения в положения, адресованные участникам отбора».

В главном социальном ведомстве, где проходит квалификационный отбор для оказания услуг по соцтакси, сиделкам и тревожной кнопке, поясняют: если вдруг (даже после расширения перечня категорий граждан, имеющих право на бесплатное пользование тревожной кнопкой) будут освоены не все средства, ничего страшного не произойдет. Они будут направлены на оплату услуг сиделок, поскольку желающих воспользоваться этой услугой, в отличие от кнопки, очень много.

Чиновники уповают на то, что многие вопросы будут сняты после «законодательного штурма». Комитетом подготовлен проект закона «О предоставлении специализированных услуг экстренной помощи «тревожная кнопка» гражданам пожилого возраста и инвалидам в Санкт-Петербурге», который урегулирует все вопросы. Аналогичный проект готовится и по сиделкам. Что от этого изменится на практике - вопрос будущего.

Справка «Новой»

В городе демографической старости Петербурге почти треть населения (более 1,2 из 4,6 млн) - люди пенсионного возраста.

В общей сложности на территории северной столицы проживет 276 тысяч ветеранов Великой Отечественной войны. Около 160 тыс. петербуржцев - люди в возрасте более 80 лет.

Теперь (в связи с августовским постановлением городского правительства) на услугу «тревожная кнопка» могут претендовать: инвалиды Великой Отечественной войны, участники Великой Отечественной, бывшие несовершеннолетние узники концлагерей, гетто, других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период Второй мировой войны (независимо от группы инвалидности); люди, награжденные знаком «Жителю блокадного Ленинграда», люди, работавшие в тылу в период с 22 июля 1941 года по 9 мая 1945 года не менее 6 месяцев (исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР), либо награжденные орденами и медалями СССР за самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны (имеющие I группу инвалидности).

По предварительным данным Социального комитета, в 2011 году число пользователей тревожной кнопки достигнет 12 тысяч человек.

Евгения Дылева, Карикатура Виктора Богодара

Источник: novayagazeta.spb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ