Архив:

К барьеру! Или среда, где всё включено

«Безбарьерная среда», «Доступная среда»... Несколько лет в области реализуются программы, цель которых облегчить жизнь и адаптацию в обществе людей с ограниченными физическими возможностями. Цель благородная, но, оказывается, труднодостижимая.

Параллельные миры

Жизнь, в сущности, штука очень субъективная. Она откликается на то, как мы её ощущаем, какими глазами на неё смотрим, какими ориентирами пользуемся...

Нас на Земле миллиарды. И все мы - разные. Наверное, оттого-то так много в мире разногласий между людьми. И не понимаем мы не только тех, кто за «тридевять земель». Но и тех, кто рядом...

Сегодня на территории нашей области проживает 1 миллион 163 тысячи человек, среди них (то есть - нас) - 150 тысяч инвалидов. Немало, правда? Но что мы, в сущности, знаем друг о друге? Умеем ли жить вместе? Понимаем ли проблемы каждого? Однозначного ответа на эти вопросы нет, да и пока быть не может. И не потому, что люди злые или равнодушные. Просто, к сожалению, стало нормой - игнорировать проблемы тех, кто отличается от тебя. Когда-то фашисты выдвинули лозунг: «Германия - для немцев». Чем всё это закончилось, мы хорошо знаем. Как и ведаем, чем завершились спартанские эксперименты. Но именно в нашей стране почему-то прочно утвердилась мысль, что полнота жизни доступна лишь здоровым людям. А те, кого сегодня называют «маломобильными» - это иная категория человечества. Всё в нашем мире сделано для здоровых. Для них - даже больницы, которые больше напоминают пункты временного пребывания случайно заболевших. Вся отечественная система образования построена на раздельном обучении здоровых детей и ребят с ограниченными возможностями здоровья. Да и дома строились только с учётом физических возможностей большинства, как будто инвалидов среди нас и в помине не было. Что греха таить - современные храмы зачастую возводятся без учёта чаяний калек, осаждающих паперти.

Мы оставили инвалидов в одиночестве, отдали их на откуп судьбы, вычеркнули из списков активных членов общества. А загнав в угол, начали жалеть, превратив некоторых из них в иждивенцев, недовольных всем и вся. Но среди людей с ограниченными возможностями здоровья нашлось немало тех, чьи дух и воля не знают границ. Это они побеждают на Паралимпийских играх, устанавливают мировые рекорды, пишут музыку, не слыша звуков, и рисуют, не видя света, покоряют горные вершины и прыгают с парашютом. Это они становятся кумирами миллионов, выходя на сцену. Я даже читала об американце, у которого работала только одна часть тела - голова, он не мог разговаривать и самостоятельно есть, зато думал за десятерых. Так этот мужчина «позволил» себе разлюбить свою жену, которая ко всему прочему была для него сиделкой и секретаршей! Но холостяком он оставался недолго - среди его поклонниц сразу же нашлась новая спутница жизни. Эту историю я привела, чтобы продемонстрировать: те, кого принято называть людьми с ограниченными физическими возможностями, живут своей интересной жизнью, наполненной событиями и эмоциями. Только это, по большому счёту, параллельный мир...

А у нас во дворе

Чтобы понять, как живётся-можется людям с ограниченными физическими возможностями, в первую очередь нужно хотя бы на некоторое время влезть в их шкуру. Завязать глаза и попробовать выйти из дома на улицу. Надеть наушники и в полной тишине решиться сделать покупку в магазине. Сесть в коляску и... Просто попытаться перейти в их мир, без деклараций и показухи, оглядеться в собственном дворе, подъезде, посчитать, как часто можно увидеть их в ресторанах и кино. Подумать только - в области столько людей с ограниченными возможностями здоровья, а встретишь их нечасто, как будто они лишь по необходимости выходят из зазеркалья, устав от пребывания в ином измерении. А ведь западная цивилизация предлагает нам иное отношение к инвалидам. Там - это люди с равными возможностями. Они наравне со всеми получают образование и могут побороться за рабочее место, для них открыты все кафе и театры.

- Я неоднократно бывал за границей, - комментирует ситуацию народный учитель России, директор липецкой школы-интерната для слепых и слабовидящих детей Игорь Иванович Батищев. - Там инвалид - такой же член общества, как и любой другой. В Европе повсюду стоят механические подъёмники, во всех учреждениях предусмотрены лифты, выложены специальные тротуарные дорожки. В Италии я был в галерее для слепых, где незрячие люди могут пальцами «посмотреть» копии полотен великих мастеров. Это у нас в музеях повсюду висят таблички «Руками не трогать!». В Лондоне и других европейских столицах в музейных залах есть уголки, где всё можно ощупывать пальцами. А у нас даже зрячие о бордюры спотыкаются! По иным пандусам самому страшно идти, что уж говорить о передвигающихся в колясках или незрячих. К сожалению, люди понимают проблемы инвалидов и начинают говорить о них, когда в их дом приходит беда. А до того момента все хотят находиться в счастливом неведении. Иногда доходит до абсурда: некоторые директора училищ, ректоры вузов воспринимают инвалидов как интеллектуально неполноценных людей. Приходится с пеной у рта их разубеждать. Чтобы «воз» непонимания сдвинуть с мёртвой точки, в первую очередь необходимо повернуть общество в сторону инвалидов, чтобы все поняли: люди с ограниченными физическими возможностями такие же, как и остальные. Особенных материальных затрат на это не потребуется. Надо будет только затрачивать свою душу. И главная роль в этом просвещении масс, на мой взгляд, принадлежит средствам массовой информации.

«Батищевская школа», как частенько называют интернат для слепых и слабовидящих детей, уже давно переросла и своё название, и своё предназначение. С недавних пор здесь заработал детский садик, часовня, за воротами этого учреждения царит свой особый мир, основанный на сострадании и любви. А «Батя», как называют воспитанники своего директора, останавливаться не собирается. С первого сентября именно на базе школы-интерната решено открыть Центр дистанционного обучения, что стало возможным благодаря развитию национального проекта «Образование». В первый учебный год за абстрактные парты сядут 48 разновозрастных учеников со всей области. И это будет только начало.

От среды к среде

В следующем году в области заработает программа «Доступная среда». Её главная цель, как уверяют разработчики, к 2015 году сделать города и сёла региона комфортными для людей с ограниченными физическими возможностями. Подобная программа у нас уже реализовывалась несколько лет назад и называлась «Безбарьерная среда». Только региональному бюджету она обошлась в 12,1 миллиона рублей, «работала» в основном на реабилитационные центры и дома-интернаты. Но ведь не все 150 тысяч инвалидов нашей области желают находиться в специализированных учреждениях. Поэтому новая программа должна исправить недостатки предыдущей и «повернуться лицом» к тем, кто ежеминутно испытывает себя на прочность, выходя из дома в люди. Для этого попросили самих инвалидов высказать свои предложения. Оказалось, что они многого-то и не просят. И не из-за скромности, просто понимают, что в одночасье ничего изменить нельзя. Невозможно сразу построить правильные пандусы, проложить безопасные пешеходные дорожки, пустить по маршрутам транспорт с подъёмниками, а не держать его только для нужд геронтологических центров, сделать доступными для инвалидов посадочные павильоны... Вот и говорят они, что согласны начать с малого - обустроить образцово-показательные улицы в городах, чтобы все люди видели, как всё должно быть на самом деле. Для многих из тех, кто лишён возможности слышать, большим подспорьем стал бы сурдоперевод на местных новостийных каналах или же бегущая строка. Казалось бы, и сурдопереводчиков готовить можем на местах, и телевизионщики бьются за увеличение аудитории, но... Чего проще, если бы светофоры сходили с конвейеров заводов сразу же со звуковыми дублёрами. Это сэкономит и время, и деньги на переоборудование уже существующих. И хотя у нас такие «звуковые помощники движения» есть не на каждом пешеходном переходе, всё-таки в Липецкой области их больше, чем где бы то ни было в ЦФО.

Одним из пунктов программы «Доступная среда» будет развитие новых форм образования детей. Однако говорить-то нужно уже не только о дистанционном обучении, но и об инклюзивном (включительном) образовании, которое сегодня во всём мире считается наиболее гуманным. Акцент на возможном обучении здоровых детей и ребят с ограниченными физическими возможностями несколько лет назад сделали президент нашей страны Дмитрий Анатольевич Медведев и премьер-министр Владимир Владимирович Путин. Теперь дело за малым - за волей власть предержащих на местах. Кстати, положения об инклюзивном обучении закреплены как в Концепции модернизации российского образования на период до 2010 года, так и в Национальной доктрине образования РФ до 2025 года. Но готовы ли сами дети и родители к совместному обучению? Российский Центр социальной политики и гендерных исследований недавно провёл опрос среди разных групп населения. Его целью было выяснить, насколько россияне готовы к такой форме обучения своих детей. Вышло, что большинство наших сограждан - 62 процента, как здоровых, так и маломобильных, считают, что учёба детей-инвалидов должно проходить именно в специализированных школах. Причём больше всего сторонников раздельного обучения - в среде инвалидов по слуху и зрению, тогда как люди с нарушениями опорно-двигательного аппарата не прочь поучиться вместе.

В нашей области насчитывается 1275 детей-инвалидов, 480 из них проживают в учреждениях государственной поддержки детства, 492 ребёнка получают образование на дому, а 303 учатся в общеобразовательных школах.

С мамой на дистанцию

Среди таких «несторонниц» совместного обучения - мама маленькой «звёздочки» интегрированной танцевальной студии «Параллели» Алёши Терпугова. Татьяна Николаевна говорит, что педагоги в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей, где учится её сын, - это люди не просто с большим опытом работы, но и с огромными добрыми сердцами.

- Столько теплоты и внимания я нигде больше не встречала. Только в школе и в танцевальной студии. Да и вряд ли такая форма обучения скоро у нас приживётся. Наше общество не готово к общению с инвалидами, люди не знают, как с ними разговаривать, как себя вести в их присутствии.

Алёша стал одним из первых учеников Центра дистанционного обучения. Программу первого класса он уже прошёл на надомном обучении и теперь вольётся в поток «дистанционников». При этом первого сентября с ним начнёт учиться и мама.

- Интенсивность обучения увеличится в разы, - делится своими впечатлениями Татьяна Николаевна. - Раньше мы учились 8 часов в неделю. А теперь Алёше предстоит получать больше информации. Со дня на день нам обещали установить компьютер. И скоро мы начнём вдвоём осваивать обучающие программы. Но и наши надомные учителя тоже останутся с нами. Когда дети узнали, что будут учиться дистанционно, через компьютер, - очень обрадовались. Но и переживали - ведь длительное нахождение у монитора плохо влияет на зрение. Поэтому прежде все прошли медицинскую комиссию. А теперь с нетерпением ждём первое сентября.

Школа all inclusive

Принято считать, что инклюзивное обучение - новшество, пришедшее с продвинутого Запада. Однако нашей области есть чем утереть нос тем, кто считает отечественную систему образования отстающей от общемировых норм. Уже 16 лет в профессиональном училище № 33, что в посёлке Агроном под Лебедянью, совместно учатся как здоровые дети, так и выпускники коррекционных интернатов для детей с задержкой умственного развития. Само училище было открыто в 1953 году и называлось тогда Школой садоводства. Новые корпуса, в которых оно размещается сегодня, строились двадцать лет и открыли свои двери учащимся в 1981 году. Весь этот долгострой происходил на глазах нынешнего директора училища Татьяны Николаевны Антиповой.

Она родилась в Агрономе, а домой вернулась после окончания Московского института инженеров сельскохозяйственного производства и пришла работать в училище. Тогда там обучали только здоровых детей. Но в 1994 году впервые его порог переступили семь ребят из специализированных коррекционных интернатов. Говорить о том, что это был эксперимент, некорректно, да и неправильно. Так сказать - своеобразная проба пера. Она удалась. И теперь в училище обучаются уже до восьмидесяти ребят с задержкой умственного и психического развития.

- Сначала наши подопечные получали лишь одну специальность - мастер растениеводства, - рассказывает Татьяна Николаевна. - В первые годы мы зазывали ребят учиться, а потом они сами начали нас находить и изъявлять желание именно здесь получать профессию. Например, в Тербунской школе-интернате есть даже специализация для старшеклассников - овощевод. Наши мастера принимают у них экзамены, так что дети заранее знают, к кому они идут учиться. Спустя некоторое время мы открыли набор на вторую специальность - мастер животноводства. После недавней поездки в подобные учебные центры за границей, мы на третьем курсе специальности «растениеводство» ввели ещё и специализацию «мастер ландшафтного дизайна». В основном ориентировались на сегодняшний запрос в обществе, да и городским детям с такой специализацией легче трудоустроиться. А на третьем курсе у «животноводов» появилась ещё и специальность «повар». Так что с двумя профессиями им сподручнее найти работу, да и лишними эти навыки не будут. Почему дети с ограниченными интеллектуальными способностями (как правило, подавляющее их большинство - воспитанники коррекционных интернатов) учатся среди домашних ребят?

Во-первых, за три года учёбы они адаптируются в среде сверстников, живущих в семьях, перенимают их привычки, манеры общения, учатся всем бытовым навыкам. Кстати, домашние дети на выходные часто забирают интернатовских к себе. И там ребята понимают, что значит жить семьёй, что у каждого в доме есть свои обязанности, своё место. Они учатся сосуществовать вместе, разрешать конфликты, веселиться на семейных торжествах, готовить еду, стирать одежду, штопать носки и убирать дом. Это и есть самый настоящий адаптационный период, но не в теории, а на практике. А почему мы остались в сельской местности? Да потому, что дети на селе добрые, а люди неравнодушные. Все наши односельчане следят за воспитанниками, сразу же мне сообщают, что те делают вне стен училища, с кем общаются. Моё мнение, что таких «специфических» детей необходимо учить сельским профессиям - в деревне им легче выжить, здесь все друг друга знают, тот же глава сельской администрации всегда поможет. Участковый наш не просто знаком с ними поимённо - они вместе ходят в тренажёрный зал, иногда эти занятия становятся «спортотерапией».

Всё в училище принято делать вместе. Исключение - учатся ребята с задержкой умственного развития по специальной коррекционной программе. Разработали её преподаватели ПУ сами, что-то почерпнув из опыта работы коллег города Кургана. В прошлом году эта разработка принесла аж целый миллион рублей - её признали лучшей на областном конкурсе инновационных образовательных программ! Куда потратить доселе невиданные деньги - в училище знали заранее. Приобрели современную теплицу. Правда, стоила она на 700 рублей дороже. На помощь пришла лебедянская смекалка - местные мастера сами собрали и поставили тепличный каркас, тем самым сэкономив почти половину стоимости приобретения. Теперь теплица - любимое место всех ребят. Сколько радости было, когда в марте появились первые тепличные помидоры! А «коррекционные» воспитанники - те и вовсе в оранжерее пропадают, оберегают каждый цветочек, следят за каждым саженцем. Татьяна Николаевна говорит, что с этими ребятами всегда можно найти общий язык. Они любят, когда с ними разговаривают, по этому принципу и любимчиков себе выбирают среди преподавателей. А ещё их «особенные» воспитанники очень спортивные и трудолюбивые. Не раз они поднимались на ступени пьедесталов районных и областных соревнований, а если бы по землепашеству устраивались бы чемпионаты, шутит Татьяна Антипова, то её ребята обязательно ходили бы в чемпионах.

- Все наши дети трудоустраиваются в основном через службу занятости. По закону по окончании училища мы должны их вернуть на закреплённое за ними жильё. Только оно в большинстве своём абсолютно не пригодно для житья. Чтобы его привели в надлежащий вид, мы предварительно связываемся с органами опеки, местным главой. Задолго до выпускного привозим туда ребят, знакомим с социальным педагогом, соседями, будущими коллегами. Делаем это для того, чтобы дети, выйдя из родных стен училища, не растерялись в большом мире. Иногда наших выпускников берут к себе на работу и в другие районы, тогда им предоставляются общежития - это тоже решение пресловутого жилищного вопроса. В подавляющем большинстве интернатовские ребятишки - социальные сироты. Поэтому они знают своих горе-родителей, любят их, стараются помочь, делают им подарки. Некоторые даже с каждой стипендии норовят заплатить родительскую задолженность по квартплате. Этим некоторые отцы и матери пользуются. Был у нас в прошлом году такой случай: мама за три месяца до выпускного вдруг начала присылать своей дочери по сто рублей. А после экзаменов заявилась со всеми квитанциями - мол, теперь девочка должна её по гроб жизни содержать! Стипендия наших воспитанников невелика - 1450 рублей в месяц. Для ребят день её получения - настоящий праздник. Они ходят по всем магазинам Лебедяни, выискивают, где самые низкие цены, и только тогда делают покупки. У нас они одеты, обуты, четыре раза в день мы их кормим, обеспечиваем канцтоварами. Но им-то всё равно хочется чего-то интересненького. Вот и покупают себе сотовые телефоны, приставки, а кто поприжимистее, тот копит на компьютер.

Но социализировать «проблемных» детей только лишь при помощи учёбы и трудоустройства невозможно. Это понимают и педагоги училища. Поэтому здесь радуются, когда их воспитанники создают семьи, становятся родителями. Татьяна Николаевна говорит, что некоторым своим выпускницам готова даже приданое собрать. Примеров тому, как вхождение в нормальные семьи положительно сказалось на интернатовских девчонках, немного, но они есть.

Не всех, конечно, удаётся социализировать. У кого-то с возрастом усугубляется болезнь, над кем-то берёт верх плохая наследственность. Так или иначе, но часть детей, не доучившись, попадает в закрытые специализированные медицинские учреждения. Однако никто в училище не считает свои усилия потраченными зря.

- Достаточно привести такой пример, - комментирует Татьяна Николаевна Антипова. - Совсем недавно учился у нас один мальчишечка. Ох, и сложный был паренёк. После окончания учёбы он устроился на НЛМК. Несколько месяцев назад я попала в больницу. Никто из ребят не знал, где я лежу. А он пронюхал! И каждый день приходил с цветами. Я его спрашивала: зачем мне столько цветов? А он мне: «Вы, что, жизни не знаете? Подарите медсёстрам». А потом даже установил «график дежурств» наших выпускников-липчан. Так напрасными ли были наши усилия? Что-то в их душах откладывается, ребята стремятся стать лучше. Они понимают, что в училище им помогли выйти в самостоятельную жизнь, не прозябать иждивенцами, а быть полноценными членами общества.

Сейчас в стенах ПУ № 33 - тишина, большинство воспитанников отдыхают в лагере. Пахнет краской и кофе из кафе, что на первом этаже. Мы тоже зашли туда выпить чего-нибудь холодненького. И были изумлены - первым нас «встретил» информационный киоск, на дисплее которого можно не только прочитать сегодняшнее меню, но и узнать требования экзаменационной комиссии, историю училища, посмотреть фотографии. Татьяна Антипова не без гордости демонстрировала нам свою сбывшуюся мечту. Теперь реализации ждёт задумка о создании мини-фермы и питомника, на базе которого можно бы было создать малое предприятие. А это - новые рабочие места для воспитанников и, соответственно, первые реальные заработки.

Евгения Ионова

Источник: lpgzt.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ