Архив:

Без лоцмана не обойтись

В столице уже год действует программа юридической помощи социально незащищённым москвичам.

Как хорошо иметь семейного доктора, а еще своего юриста, скольких проблем можно было бы избежать.

Но если денег впритык, а неразрешимые вопросы подступают, что делать? За советом к врачу можно в поликлинику обратиться, а с юридическими проблемами сложнее, любая консультация денег стоит. В Южном округе нашли выход, здесь уже год действует программа «Социальный адвокат».

В отделении партии «Единая Россия» района Нагатинский Затон по четвергам собираются люди с очень важными и неразрешимыми для них вопросами: приватизировать жилье или нет? Что выгоднее: подарить или оставить нажитое в наследство? Как бороться с зарвавшимся правлением ТСЖ? Кому пожаловаться на врача и т. д.

Они не могут оплатить услуги адвоката, но теперь им доступны бесплатные консультации с квалифицированным юристом. Такую возможность им дала программа «Социальный адвокат», которая начала действовать в мае прошлого года.

О том, как родилась идея этой программы, с какими вопросами чаще всего обращаются люди и чем могут помочь адвокаты, работающие в этой программе, рассказал один из ее инициаторов Председатель Коллегии «Мюллер и Аверин» г. Москвы, почетный адвокат России Игорь Мюллер.

- Для кого предназначена программа «Социальный адвокат»?

- Для очень многих наших граждан. Я всегда говорю, что не приведи господь пускаться в опасное плавание медицины или юриспруденции в отсутствие опытного лоцмана. И если в медицине у нас в течение жизни появляется определенный опыт, который дает возможность более или менее справиться с проблемой, то в юриспруденции все сложнее. Здесь столько закавык, что порой даже юристы, скажем, специалисты в уголовном праве, гражданском или семейном хромают. В соответствии с Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» на адвокатов возложена обязанность оказания юридической помощи России бесплатно, но это касается лишь отдельных категорий граждан и в основном по уголовным делам. Но круг нуждающихся в юридической помощи значительно шире, и далеко не многие могут ее оплатить. Поэтому и родилась идея программы «Социальный адвокат». Появилась она спонтанно во время беседы с депутатом муниципального собрания секретарем политсовета отделения партии «Единая Россия» по району Нагатинский Затон ЮАО Михаила Львова, который и стал одним из организаторов этой акции.

- Когда ваши юридические консультации стали еженедельными?

- В мае прошлого года в помещении отделения партии «Единая Россия» района Нагатинский Затон (ул. Судостроительная, дом 49, корп. 3) мы впервые провели небольшую юридическую консультацию. А уже с июня пошли еженедельные выезды, которые продолжаются и по сей день. В июле мы сделали перерыв на отпуск, но в конце августа консультации возобновятся.

Бесплатные консультации дают юристы Коллегии адвокатов «Мюллер и Аверин» г. Москвы. На выезде работают как минимум два адвоката, специализирующихся по разным направлениям, например, один специалист по уголовному, а другой по гражданскому или семейному праву. Прием около двух часов. За этот год у нас проконсультировались более 500 человек.

Одному требуется уделить десять минут, а другому около часа - как правило, дамы более усидчивы, а мужчины скорее категоричны и лаконичны.

- «Социальный» для вас на первом месте по значению, а не только по написанию?

- Да, ведь некоторые люди приходят не за юридической консультацией, а за профессиональным и даже человеческим советом. Например, был случай, когда к нам пришел офицер милиции, молодой парень, он был в отчаянии. Грешен, я милицию люблю, сам много лет служил в органах, поэтому визит этого офицера запал в память. Он не знал, что делать: зарплата нищенская, рабочий день ненормированный, перспективы по службе никакой, и жена резонно спрашивает, почему в отпуск они даже в Подольск не могут съездить. Он пришел просто поговорить, излить душу, спросить: как быть?

- Действительно, как?

- Я высказал свое личное мнение. Если любишь свою работу и не мыслишь без нее своей жизни, то надо продолжать работать, а жене объяснить, что именно это твой жизненный путь. Если работу не любишь или терзаешься в сомнениях, то лучше уходить, иначе это чревато большими сложностями. А просто страдать и жаловаться на судьбу - это неправильно.

Приходят и те, кто недавно освободился из мест лишения свободы. Запомнился один мужчина лет 50, который отсидел довольно большой срок, а когда пришел, понял, что жить ему негде.

Он не жаловался, не просил, но ситуацию он сам решить не мог. Он уходил в тюрьму из квартиры, в которой жил с братом и мамой. Когда вернулся, мама умерла, у брата семья, дети взрослые. Жена брата видеть сидельца не хочет, тем более что квартирка маленькая, хоть и двухкомнатная. Мужчина не собирался ходить по судам, не хотел испортить жизнь брату, но как и где жить, не знал. В советское время в милиции была специальная служба, которая занималась устройством на работу, решением других вопросов вернувшихся из мест заключения. Сейчас у нашего молодого государства есть довольно много нерешенных, более важных проблем, чем трудоустройство бывших заключенных.

Но что делать этому человеку? В этом случае пришлось не только консультировать, а обращаться за помощью к чиновникам, чтобы устроить его на работу на предприятие с общежитием.

В нашей работе только часть - процентов 30-40 - юридическая работа, а в остальном - это крик души, психологические, бытовые, жизненные проблемы, которые поставили человека в тупик.

- Это тяжело. Объясните, зачем вам это нужно?

- Зачем нужно, спрашиваете... Я считаю, что пара часов безвозмездных консультаций в неделю меня не убьет, и в этом общении есть много положительных моментов. Ведь к нам люди приходят с вполне конкретными вопросами, которые мы помогаем им разрешить. И во время этих консультаций мы общаемся с очень разными и милыми людьми - ни разу за год не было, чтобы люди от нас ушли с обидой, не удовлетворенные нашей консультацией.

- Каких вопросов больше?

- Мы для себя провели анализ вопросов и выяснили, что больше всего у людей возникает проблем по гражданскому, жилищному, наследственному, семейному праву. Есть и сложные вопросы, связанные с начислением пенсии. Например, человек жил в оккупации, а подтвердить это не может, все документы оккупированного села сгорели. В этом случае единственно возможный порядок восстановления истины - судебный, основанный на показаниях очевидцев, мы рассказываем на консультации, что и как надо сделать.

И очень многие, особенно пожилые, приходят лишний раз удостовериться, подтвердить уже узнанное. Знаете, как в старом анекдоте: стоит бабуля на перекрестке, зеленый горит, красный горит, опять зеленый, опять красный - она стоит. Регулировщик уже не выдержал, остановил движение: «Мамаша, проходи, машины будут стоять», а бабка отвечает: «Ой, сынок, я в этом мире уже никому не верю». Люди старшего поколения, абсолютно запутавшиеся в современной жизни и законах, приходят со словами: «Я не знаю, что мне делать? Квартиру приватизировать или, наоборот, расприватизировать? Если напишу завещание, то во сколько мне это обойдется? Смогут ли дети получить квартиру, а сколько им это будет стоить?» и т. д.

- Пенсионеры бывают разные...

- У нас была постоянная посетительница, очень милая пожилая женщина, прошедшая долгий, тернистый жизненный путь. Она к нам пришла за советом по поводу своей однокомнатной квартиры. У нее четверо детей, и она мучилась вопросом, кому квартиру завещать, приходила к нам довольно часто с одним и тем же вопросом, мы с нее пылинки сдували, уж очень хрупкого вида была бабуля, на вид около 80. Мы рассказали старой женщине про все возможные варианты наследования, каждый раз терпеливо объясняли вновь и вновь... пока не выяснилось, что бабушка не так проста, как кажется. Она приближала к себе одного своего ребенка, говорила, что он самый лучший и квартиру завещает только ему, а взамен просила путевку в санаторий, бытовую технику, подарки и т. д. И нынешний любимчик все просьбы выполнял. После того как бабуля съездила на курорт, взяла все возможное и видела, что этот ее ребенок уже не в состоянии ей ничего дать, находила повод, устраивала скандал, разыгрывая роль обиженной, и сразу переключалась на другого своего ребенка. А при перемене решения по завещанию ссылалась на юриста, который ей все это посоветовал. Выяснилось все, когда к юристу заявились дети этой хитрой бабушки. Потом все вместе долго смеялись: «Ну, мать дает!» Так, что и такие комичные случаи у нас бывают.

- И более молодые приходят?

- По семейному праву возникает немало вопросов. Вот один из них.

К нам пришел мужчина, который еще не был в разводе, но жена не давала ему общаться с ребенком, хотя ограничивать в общении может только суд и органы опеки. Более того, жена устраивала провокации, когда муж приходил, вызывала милицию и утверждала, что муж лез в драку, дебоширил.

А цель у дамы была - лишить мужа родительских прав и их общей квартиры. Мы пробовали пригласить ее на беседу, хотели помочь сохранить семью, но она не пришла.

Мужу мы объяснили его имущественные и родительские права. Сейчас судом установлен график встреч с ребенком, идет раздел имущества, но больше всех в таких ситуациях страдают дети, и о них меньше всего в пылу гнева думают ссорящиеся родители.

- Инвалиды обращаются со своими проблемами?

- Да, и довольно часто. Это очень болезненная для меня тема: я вырос в семье добровольца, инвалида войны 1-й группы и мать у меня инвалид. Не так давно привозили к нам молодого парня на инвалидной коляске, прошедшего горячие точки, получившего ранение в Чечне, он очень просил, чтобы мы не вписывали его фамилию в список посетителей, хотя мы не требуем ни у кого документы, и он мог бы назвать любую фамилию.

Привез его друг - сослуживец. Парню было около тридцати, семьи нет, живет с мамой, пенсии не хватает на жизнь и лекарства. Мы проверили, по законодательству все в порядке, все положенные выплаты он получает, но этого было недостаточно. Пришлось заняться поисками надомной работы для того, чтобы человек был востребован. И это уже вопрос не юридический, а социальный. И социальной работой тоже занимаемся, ведь наша программа называется «Социальный адвокат» - сначала социальный, а уже потом адвокат.

Наталья Козырева

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ