Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Школьная инклюзия провозглашена, но невозможна

Конвенция о правах инвалидов - замечательный документ. Прежде всего потому, что предлагает понимать инвалидность не как признак человека, а как результат взаимодействия между людьми и отношенческими и средовыми барьерами. Отсюда следует, что дискриминация по признаку инвалидности - это отказ в разумном приспособлении.

Разумное приспособление - это новое в нашем правовом поле и крайне важное понятие, означающее внесение, когда это нужно в конкретном случае, необходимых модификаций и корректив (ст. 2). Хотелось бы отметить также внесение в закон принципов уважения особенностей инвалидов, развивающихся способностей детей-инвалидов (ст. 3), обязанность государства принимать все меры для изменения существующих дискриминационных законов, постановлений, обычаев и устоев (ст. 4). Вся Конвенция направлена на поддержку включения инвалидов в местное сообщество, и главным рычагом этого является, несомненно, инклюзивное образование, которому посвящена ст. 24.

Инклюзивное образование - это обучение инвалидов (без каких-либо оговорок, связанных с конкретным диагнозом, т. е. и лиц с интеллектуальными нарушениями) в системе общего образования, среди здоровых сверстников и соседей. Подписав Конвенцию, наше государство обязалось обеспечить инклюзивное образование инвалидов на всех уровнях и обучение в течение всей жизни. Для этого оно должно создать им разумное приспособление и требуемую индивидуализированную поддержку для облегчения эффективного обучения.

Надо сказать, что и до принятия Конвенции российские законы не противоречили идее инклюзии, так как в коррекционные учебные заведения ребенка можно поместить только с согласия родителей, за которыми остается право выбора. Однако на деле добиться реализации этого права было крайне сложно. А главное - все равно настоящего инклюзивного образования не получалось.

Мой младший сын родился с синдромом Дауна. Как ответственный родитель, я постаралась изучить литературу и имеющийся мировой опыт и уже через год знала, что для его развития нужно пробиваться в систему общего образования. В 8 лет он был подготовлен к школе, мог читать простые слова, но все равно в школу по месту жительства, в коррекционный класс, нас не взяли. Сейчас ему 17. Мы учились 2 раза в школах 8-го вида, в школе 5-го вида (речевой) и, наконец, больше 3 лет - в массовой. В результате всех усилий, с одной стороны, специалисты отмечают, что для людей с его диагнозом он развит значительно выше их среднего уровня (и это, безусловно, результат занятий по обычной программе), а с другой - он уже около года не учится нигде и не может продолжать обучение, так как мы не имеем документального подтверждения освоения программы ни одного класса. Таким образом, он находится в гораздо худшем положении, чем дети-инвалиды, чьи родители не боролись за инклюзию.

Мой опыт позволяет утверждать, что инклюзивное образование в российской провинции в настоящее время имеет 2 основных варианта, равноудаленных от сути этого понятия. Или к ребенку-инвалиду предъявляются обычные требования ("раз вас сюда приняли, вы должны быть как все") и он выживается из школы как неуспевающий, или школа исходит из позиции, что данный ребенок в силу диагноза (понимаемого на обывательском уровне) учиться не может, не может "усвоить государственный стандарт" и, следовательно, находится в школе для социальной адаптации. В этом случае к ребенку не предъявляется никаких требований, его не учат, не аттестуют, мать обязана постоянно его сопровождать (что исключает и "социальную адаптацию") и рано или поздно ребенок уходит из школы сам.

На самом деле инклюзивное школьное образование предполагает организацию поддержки: составление индивидуальной образовательной программы, которая должна включать:

1) создание команды поддержки во главе с представителем администрации;

2) необходимую модификацию или адаптацию общих программ (а в необходимых случаях - составление программы "малых ступенек", соответствующей уровню ученика в данном предмете);

3) индивидуальный учебный план, позволяющий ему сдавать материал позже одноклассников;

4) способы включения в урок;

5) принципы аттестации и поощрения (любой ребенок в школе должен быть успешен, а труд его - оценен);

6) методы выработки правильного поведения;

7) план необходимых индивидуальных занятий со специалистами (логопедом, психологом) и учителями-предметниками и т. д.

Школа и учителя должны быть просвещены в области инклюзивного образования и замотивированы на успех особого ученика морально и материально (учителя - приравнены по зарплате к педагогам коррекционных школ).

Предложения по приведению российского законодательства в соответствие с Конвенцией

1. Убрать из подзаконных актов термин "умственно отсталые дети" как дискриминационный и заменить его на "дети с интеллектуальными нарушениями", "дети с проблемами когнитивного развития", "дети с трудностями в обучении", "дети с особыми образовательными потребностями".

2. Привести типовые положения об образовательных учреждениях и их уставы в соответствие с духом и буквой Конвенции, убрав из них положение, что дети-инвалиды не принимаются, или принимаются при наличии условий, или принимаются только по заключению ПМПК (консультативного органа!), так как никогда ни ПМПК, ни МСЭ, ни другая комиссия, видящая ребенка с нарушениями, не направит его в массовую школу.

3. Ускорить процесс доработки в духе Конвенции и принятия Закона об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья, прописывающем особые условия их обучения в системе общего образования, формы поддержки, право модификации государственных стандартов, способов аттестации, возможность сдачи экзаменов с поддержкой и получения аттестата при сдаче не всех предметов программы. Закон должен прописать, кто и как финансирует инклюзивное образование.

4. В ФЗ "Об образовании" внести следующие изменения:

- в ст. 5, п. 6: "Государство создает гражданам с отклонениями в развитии условия для получения ими образования... на основе специальных педагогических подходов" дописать "в том числе в системе общего образования";

- в ст. 7, п. 2: "При реализации образовательных программ для обучающихся с отклонениями в развитии могут быть установлены специальные государственные образовательные стандарты" дописать "в том числе при их обучении в системе общего образования";

- в ст. 15, п. 3: "Образовательное учреждение самостоятельно в выборе системы оценок, формы... промежуточной аттестации" дописать "в том числе для детей с особенностями развития";

- в ст. 16, п. 1 после слов "обеспечивающих прием всех граждан, которые проживают на данной территории" удалить слова "и имеют право на получение образования соответствующего уровня" как допускающие различные, в том числе дискриминационные по отношению к инвалидам, толкования;

- в ст. 17, п. 5: "Обучающиеся, не освоившие образовательную программу соответствующего уровня, не допускаются к обучению на следующей ступени общего образования", дописать "кроме детей с особенностями развития, обучающихся по индивидуальной программе";

- ст. 27 (Документы об образовании) должна быть дополнена в духе Конвенции;

- в ст. 50, п. 3 (об экстернате) пояснить слова "в учреждениях соответствующего типа" и добавить, что на экстернат имеют право и инвалиды с любым диагнозом;

- в ст. 50, п. 4: "Обучающиеся... имеют право...на обучение... по индивидуальным учебным планам, на ускоренный курс обучения..." добавить "или замедленный", т. к. в настоящее время этот пункт относят только к одаренным детям;

- в ст 50, п. 10: "Для детей... с отклонениями в развитии... создают специальные (коррекционные) образовательные учреждения... Дети... направляются в указанные... учреждения... только с согласия родителей..." дописать "Если родители (законные представители) не согласны поместить ребенка в специальное (коррекционное) образовательное учреждение, ему оказывается необходимая поддержка в рамках общего образования";

- ст. 19, п. 7 гласит, что при исключении из школы ребенка школьного возраста комиссия ПДН в месячный срок определяет его в другое учреждение образования или на работу. Необходимо, наконец, выявить всех детей-инвалидов и инвалидов с детства, которые нигде не учатся (не учились).

5. В ФЗ "О социальной защите инвалидов" сказано (ст.9), что реабилитация включает образование, что инвалиду составляется ИПР (ст. 11) и что образовательные учреждения обеспечивают получение инвалидом образования в соответствии с ИПР (ст. 18, 19). Необходимо добиться, чтобы бюро МСЭ при составлении ИПР (в настоящее время являющейся фикцией) записывало в нее тип образовательного учреждения, избранный родителем, в том числе форму инклюзивного образования.

В заключение хотелось бы заметить, что при введении в практику инклюзивного образования необходимо соблюсти принцип "Ничего о нас без нас". Важно донести до власти мысль, что позиция "Не все могут обучаться в инклюзивных школах", "Инклюзия подходит не для всех категорий инвалидов" не имеет ничего общего с Конвенцией, подписанной Россией. Дети без инвалидности тоже разные, но учатся все. Инклюзивное образование предполагает образование любого ребенка, в том числе (в первую очередь!) сложного. Не все могут обучаться в общей системе без поддержки. Инклюзивное образование должно вводиться без дискриминации, для всех, кто выбирает эту форму.

Доклад Литвак О.Я., председателя совета ИОООИД "Солнышко", г. Иваново, в рамках круглого стола "Совершенствование российского законодательства и изменение политики государственных органов в связи с подписанием Конвенции ООН о правах инвалидов и ее предстоящей ратификацией".

Источник: РООИ "Перспектива"

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ