Архив:

По рецепту Маленького принца

Как много дел считалось невозможными, пока они не были осуществлены (Плиний Старший)

В зеленом детстве я рисовала черепашат на маминых чертежах, о чем имеются документальные свидетельства. Увы, в школе этот талант както незаметно улетучился, и на уроках рисования мне ставили отметки лишь «за присутствие тела» в классе.

И это педагогическое снисхождение я заслужила честно. Однажды, промучившись минут сорок над очередным заданием, я учудила: вместо заданного на уроке рисунка вазы сдала учительнице альбомный листок с черным квадратом.

«Это ящик, - серьезно объяснила я учительнице, - из него можно достать и вазу, и графин, и даже самовар».

Я помнила, почти так поступил Экзюпери, когда Маленький принц попросил его нарисовать барашка.

Волшебного мальчика такой рисунок вполне устроил, но я-то имела дело с взрослой тетенькой из советской системы образования! «Пара» по предмету и по поведению с формулировкой «за издевательство над учителем» в один день поставила крест на моей карьере художника, но, как ни странно, не убила тяги к прекрасному. Когда я вижу чью-то удачную работу, особенно если она выполнена ребенком, мне всегда хочется познакомиться с автором, узнать о нем побольше, а еще - поговорить с педагогом (его имя всегда написано мелкомелко в углу детской картины).

Под покровительством Святого Георгия

В этом году случай свел меня с удивительной женщиной, прекрасной художницей, мамой, педагогом от Бога и просто очень добрым, душевным человеком Мариной Алексеевной Шиловой.

Она преподает изобразительное мастерство в школе Святого Георгия, хотя взрослое и сухое слово «преподает» не совсем подходит для того, чтобы передать то, что каждый день делают Марина Алексеевна и ее коллеги, просто приходя на работу.

Школа Святого Георгия - необычная, особенные и ее ученики. В ее стенах обрели второй дом дети с пугающими для обывателя заболеваниями: ДЦП, синдром Дауна, аутизм. Сколько бы мы ни говорили о толерантном отношении к таким людям, общество во многом остается жестоким в своих оценках: аутист, даун - значит, по умолчанию опасен, ни на что не годен, от него нужно держаться подальше. Как же заблуждаются те, кто так считает! И ведь большинство из них не бездушные чурбаны или садистымонстры, а просто обычные люди, которым некогда лишний раз оглянуться по сторонам и услышать то, что говорят на непривычной их слуху частоте. Возможно, они изменили бы свою точку зрения по отношению к инвалидам с пугающими диагнозами, если бы знали, как их понять, на каком языке говорить...

В школе Святого Георгия как раз и занимаются тем, что изобретают, создают с нуля этот особый язык, способный сблизить детей-инвалидов, обитающих в своем особом мире, и здоровых людей, тоже живущих на другой планете по отношению к ним.

Любовь, ласка, искренность, честность - вот главные составляющие кодекса учителя, который однажды пришел в школу Святого Георгия, открывшуюся в Москве в непростом 1991 году. В год, когда страну лихорадило переменами, в стенах школы встретились педагоги, далекие от политических перипетий, но буквально одержимые желанием помочь детям с тяжелыми заболеваниями. Вспомните девяностые.

Найти работу, прокормить себя и семью было проблематично для здоровых людей. Что ждало бы ребят-инвалидов, не вмешайся в их судьбу педагогиэнтузиасты, даже страшно представить.

Двадцать лет назад заявить о том, что среди нас живут люди, на нас не похожие, но имеющие с нами равные права, уже было смелым поступком, если не сказать подвигом. Учителя-активисты сразу начали предлагать передовые методики для воспитания «особых» детей.

С их помощью они смогли подготовить к самостоятельной жизни, а то и дать профессию, сотням воспитанников. И кому какое дело до их диагнозов? Для мудрых наставников каждый воспитанник талантлив, уникален и, главное, бесконечно любим. Так было, так есть и так будет для всех, кто однажды попал под опеку Святого Георгия.

Что выше неба? Что ярче солнца?

Здешние педагоги считают, что мостиком между здоровыми и «особыми» людьми, первой ступенькой к общению, которая позволит сделать первый, самый важный шаг, может и должно стать творчество. Они правы. Посетить школу меня заставило именно творчество воспитанников. Когда я увидела на одной из выставок необычную работу «Чаша святого Грааля», она привлекала меня не какимито художественными изысками, а чем-то другим, тем, что невозможно увидеть глазами, а можно только почувствовать.

«Это делал человек с особенно добрым и искренним сердцем», - подумалось мне, и захотелось познакомиться с автором и педагогом - благо их имена и название школы были указаны на картине.

Собираясь на встречу с необычными детьми, я немного робела: как начать разговор, как не обидеть неосторожным словом или взглядом, как дать понять, что пришла с добром? Все эти вопросы вертелись в голове до тех пор, пока я не переступила порог школы. Надев обязательные бахилы и поплутав по коридорам, подошла к одному из классов и осторожно заглянула. «Что выше неба? - хором повторяли малыши вслед за преподавателем, - что ярче солнца?..» - и лица озарялись улыбками. Перед кем-то был почти профессиональный мольберт, кто-то сидел или даже лежал на животе на полу перед раскрытым альбомом.

Это начинался урок в младшей группе. Мне выделили гида по имени Денис. «Отведи в класс профи (это тот, где сегодня преподает Марина Шилова)», - сказала молоденькая учительница и вложила его руку в мою. Скажу честно, искомый класс мы нашли не сразу: вначале походили по этажам, заглянули в столовую и даже чуть было не попали в туалет... Марина Шилова потом объяснила: Денис вовсе не заблудился, просто хотел все показать новому человеку.

В школе Святого Георгия нет круглых отличников или отстающих, здесь есть успех каждого ребенка. Взять хотя бы нашу прогулку с Денисом. Казалось бы, самое обычное дело - учитель дает ученику задание проводить кого-то в нужный класс. Все так, но ребенок-то необычный.

Узнав его диагноз, многие бы сказали, что он и шагу не может сделать без жесткого контроля. И вот этот ребенок ведет взрослого за руку, как будто он сам уже большой, самостоятельный. Это ли не успех, не чудо! На языке профессионалов то, чем занимается Марина Шилова как педагог, называется не просто обучением и воспитанием, но еще и «социальной адаптацией детей-инвалидов и их интеграцией в общество».

Марина Алексеевна делает свою работу на «отлично», в смысле отлично обучает, воспитывает, адаптирует - только вот искренне не понимает, чем, собственно, кардинально отличаются ее ученики от ребят, скажем, из соседней школы. «Они разве что намного искреннее, - говорит она. - Вот Денис. Он вас провожал в класс. Он делал это искренне, с улыбкой, но так же искренне он порой капризничает и шумит. Родителям и учителям нужно быть терпеливыми, понимающими, мудрыми, любящими с любыми детьми: не важно, здоровы они или имеют особенности в развитии»

Обыкновенное чудо

О классе профи, в который меня привел Денис, разговор особый. Он для воспитанников, которые уже окончили школу, но хотят заниматься живописью дальше. С помощью преподавателей они участвуют в выставках и смотрах, иногда удается попасть на благотворительный аукцион или продать свои работы на специально организованной ярмарке.

Так много всего нужно спросить, так много прочувствовать и впитать, но как это сделать, не сорвав занятие? Профессионал Марина Шилова находит выход - дает мне планшет, кисть и краски, надевает поверх моего делового костюма рубашку задом наперед (такая униформа) и предлагает «вместе порисовать». Она-то не знает моей истории с «черным квадратом»!

«Вначале покрываем планшет водой, затем наносим фон. Сейчас будем рисовать ослика и вола», - спокойно объясняет Марина Алексеевна. Мои движения корявые и неловкие, нарушая все мыслимые пропорции, пытаюсь изобразить на планшете хоть что-нибудь, похожее на животных, ведь волшебные ящики, из которых достают барашков, а также осликов и волов я больше не рисую. Удивительно, но над моими художествами никто не смеется, а кто-то даже находит их красивыми, дает советы. У моих «одноклассников» задание давно выполнено, а я все еще воровато оглядываюсь по сторонам в надежде подсмотреть идею. И тут моя соседка по парте решительно берет мою руку с кистью, подправляет расплывшиеся контуры рисунка - готово. Мы улыбаемся друг другу.

Такое невозможно воспринять на слух или прочесть, это можно только почувствовать. Обычный урок с необычными ребятами - он научил меня многому. А по дороге домой со мной случилось настоящее чудо - в вагоне метро в своем ежедневнике я... рисовала!!! Выходили всякие орнаменты и улыбчивые рожицы, как будто и не было двадцати лет табу на этот вид творчества!

Это чудо совершили Марина Шилова и ее ученики, отношения которых простираются далеко за рамки общепринятого «учитель-ученик», между которыми существует особая, почти мистическая связь на уровне подсознания и в сердцах которых живет свой Маленький принц.

Ольга Соколова

Источник: vmdaily.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ