Архив:

Малофеев: школа должна учить ребенка-инвалида быть независимым

В советские годы основным подходом к обучению детей-инвалидов в спецшколах было трудовое воспитание. Что изменилось за последние 20 лет и чему сегодня нужно учить детей с нарушениями здоровья, об этом в интервью РИА Новости рассказывает директор Института коррекционной педагогики РАО Николай Малофеев.

- Николай Николаевич, как и почему менялись системы образования детей-инвалидов в разных странах в последние десятилетия?

- На протяжении ХХ столетия специальная школа менялась, ориентируясь на требования рынка труда. Наиболее отчетливо это происходило в СССР и Германии – странах, чьи государственные системы специального образования ставили своей целью "производство полезных членов общества". Принимая все расходы по содержанию спецшкол на себя, государство заботились, чтобы их выпускники были способны впоследствии возвратить деньги в казну. Потому-то столько внимания и в Германии, и у нас уделялось урокам труда, допрофессиональной подготовке.

Молодой человек с интеллектуальными проблемами после школы мог рассчитывать получить место, на которое не шли его нормально развитые сверстники, как правило, это был малоквалифицированный труд.

К концу 1970-х годов в странах благоденствия спрос на неквалифицированный труд резко упал, да и нанимать на него предпочли иммигрантов. Ниши на рынке труда, под которые спецшкола прежде готовила своих подопечных, исчезли. Цели и смыслы обучения детей с недостатками умственного развития и прочими нарушениями пересматриваются, такого ребенка перестают "натаскивать" на овладение несложными трудовыми операциями. Отныне основная задача - давать ему социальные навыки, обеспечивать эмоциональное развитие.

- Как должно строиться обучение в спецшколе в таком случае?

- Необходимы иные образовательные стандарты и учебники. Нет смысла мучить умственно отсталого ребенка усвоением знаний, которыми во взрослой жизни он никогда не воспользуется. Целью образования детей с отклонениями в здоровье, в наиболее общем смысле, является введение их в культуру – они по разным причинам выпадают из образовательного пространства, но остается культура. Культура в данном случае понимается нами как система ценностей (частных, семейных, государственных). Взрослея и присваивая эти ценности, ребенок сможет реализовать свои личные устремления. Он научится брать на себя посильную ответственность за близких, занимать активную жизненную позицию в обществе.

По заказу Минобрнауки РФ наш институт разрабатывает специальный федеральный государственный стандарт. Он должен стать базовым инструментом реализации конституционных прав на образование детей с отклонениями.

- Каким должен быть этот стандарт?

- Предложенная Институтом концепция подразумевает несколько целей.

Во-первых, стандарт должен гарантировать введение в образовательное пространство всех детей вне зависимости от тяжести их проблем и, таким образом, исключить саму возможность определения ребенка как "необучаемого".

Во-вторых, стандарт должен гарантировать не только получение образования детям с тяжелыми нарушениями развития, способным обучаться по индивидуально адаптированным программам, но и оказание им специальной помощи, если они способны обучаться в условиях массовой школы. Соответственно в предлагаемой концепции разработаны четыре варианта специального стандарта, впервые включающие как ее отдельный вариант - формы систематической специальной поддержки ребенка, получающего цензовое начальное образование в среде своих здоровых сверстников в те же календарные сроки.

В-третьих, для ребенка, как правило, имеющего ограничения контактов с миром, важно не только овладение академическими знаниями, умениями и навыками, но и развитие жизненного опыта, возможности стать более активным, независимым и приспособленным в реальной каждодневной жизни.

- Развивает ли социальные навыки инклюзивное обучение? В последние годы это считается ведущей тенденцией…

- Да, но инклюзия показана не всем. Для многих её синонимом является волшебное слово "пандус" - но не каждому, кто сидит в инвалидном кресле, достаточно организовать физический доступ в обычную школу, чтобы он мог успешно там учиться.

Интеграция, инклюзия – это ведущая тенденция развития образовательных услуг для лиц с ограниченными возможностями здоровья. Мы должны стремиться к созданию условий, чтобы такие дети, подростки, студенты – если они способны, если они хотят – имели возможность посещать обычные (от детского сада до вуза) образовательные учреждения.

Тем не менее, не следует закрывать хорошо зарекомендовавшие себя специальные детские сады и школы. Конечно, я говорю об учреждениях шаговой доступности. Не дело, когда ребенок-инвалид изымается из семьи и направляется в учреждение, находящееся от его дома в десятках, а то и сотнях километров.

Что касается формирования социальных навыков, на мой взгляд, дело не в месте обучения, а в соответствующем возможностям ребенка стандарте и квалификации педагогов.

Материал подготовила Мария Салтыкова (ГУ-ВШЭ), специально для РИА Новости

Источник: rian.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ