Архив:

Грязные танцы вокруг клетки

Исследования стволовых клеток человека в мировой науке нарастают, как тропический ураган. Пока успехи тут скромны, но уже неоспоримы. Перспективы же направления безграничны, но туманны. А одновременно с упорным и осторожным продвижением науки впереди нее лихо скачут коммерсанты, зарабатывая на доверчивости людей огромные деньги.

"А вдоль дороги мертвые с косами..."

О стволовых клетках сегодня легко рассуждают даже те, кто имел твердую "двойку" по биологии. Немудрено - публикациями на эту тему полны разные издания, сюжетами - ТВ. Стволовые клетки нынче - такой же модный тренд для искусства и даже для обывателя, как ядерная физика в середине ХХ века. Помните, у Галича: "Истопник сказал, что "Столичная" очень хороша от стронция..."

А на всем, что модно, можно легко и быстро заработать. Сотни сайтов в интернете предлагают лечение множества болезней, омоложение и прочие волшебные результаты после введения стволовых клеток. Далеко не всегда объясняя потенциальным клиентам, о каких именно клетках речь - их собственных или донорских, а если донорских, то у каких доноров взятых, а если взятых, то как именно. Зато полная определенность - в вопросе цены. 30 тысяч евро за курс омоложения, полмиллиона за лечение инсульта, миллион - за исцеление от рака... Хотя официальных разрешений на лечение этих заболеваний какими бы то ни было клетками не существует.

Многие сайты специально созданы для русскоговорящей аудитории иностранными коммерческими клиниками. Весь мир знает, что россияне падки на обещание чудесного исцеления от всего на свете за большие деньги.

Одновременно растет вал публикаций о том, что в смерти известных людей - актеров, певицы, шоумена и т.п. - повинны те самые "волшебные" стволовые клетки, которые им якобы вводили незадолго до смерти. Фактов и документов никто не публикует. Достаточно криков - нет, не наказать безымянных целителей, а просто запретить стволовые клетки в медицине. И дело с концом. Попробуем разобраться?

Первые шаги

Самый убедительный результат применения стволовых клеток на сегодня накопила онкогематология. При некоторых онкологических заболеваниях врачи полностью уничтожают пораженный болезнью костный мозг больного, а затем вводят в организм клетки костного мозга донора - родственника или даже чужого, но совместимого по иммунологическим показателям. Костный мозг - это и есть по большому счету стволовые клетки, из которых получаются новые здоровые клетки крови.

Однако доноров костного мозга не хватает, а в России их почти совсем нет. Альтернативным методом лечения в таких случаях считается введение пуповинной крови ("Известия" писали об этом 4 марта 2009 г.). В ней высока концентрация стволовых клеток, а также множества биологически активных веществ. В мире, как грибы после дождя, растут криобанки. После родов родители могут сдать туда пуповинную кровь своего ребенка на хранение. И если потребуется, потом использовать ее для лечения - его самого или других своих детей. А некоторые матери даже идут на рождение еще одного ребенка, чтобы вылечить больного, чья пуповинная кровь не сохранилась.

Клинические исследования по применению пуповинной крови (точнее, концентрата различных стволовых клеток, полученных из нее) прошли и в ряде лучших российских клиник - Центральном военном клиническом госпитале им. Бурденко, Центре психического здоровья РАМН, Институте мозга человека РАН, Нейрохирургическом институте им. Поленова и других. Группам различных больных вводили их при болезнях Паркинсона и Альцгеймера, шизофрении, после черепно-мозговой травмы, при тяжелых, не поддающихся лечению формах детского церебрального паралича. История про мальчика-инвалида, который после двух введений клеток стал видеть, научился связной речи, начал ходить, обошла все телеканалы...

Специалисты оценивают результаты сдержанно, но оптимистично: у многих больных всего после двух переливаний улучшилось общее состояние, восстановились некоторые функции, утерянные из-за болезни, анализы показывают хорошие результаты. Эффект сохранялся на 5-7 месяцев, а у некоторых улучшение продолжается и сегодня, спустя год. Исследования, несомненно, нужно продолжать, говорили мне все руководители проектов. Но, тем не менее, они практически застопорились. Что же произошло?

На старые грабли

Общее ощущение высказал профессор Виктор Селедцов, директор научно-практического центра медицинских биотехнологий Российского государственного университета им. И. Канта (Калининград):

- Сейчас положение с клеточными технологиями во многом напоминает положение генетики в послевоенные годы. Полностью остановлена работа по формированию необходимой для этого законодательной базы. Стало сложно публиковать статьи и защищать диссертации, посвященные стволовым клеткам. Чиновники, к сожалению, черпают информацию из СМИ, а не из научных публикаций, а там полно ужасов. Отставание в генетике мы ощущаем до сих пор. То же самое может случиться и со стволовыми клетками.

Виктор Иванович ошибается только в одном. Как раз активность в области формирования законодательной базы в последние месяцы повысилась. Некая "Межрегиональная общественная организация специалистов по клеточным технологиям и регенеративной медицине" разослала ряду ученых проект федерального закона "О применении биомедицинских технологий в медицинской практике". Авторство осталось тайной, но чиновничий почерк виден. Суть документа - регламентировать все, вплоть до направлений научного поиска и видов стволовых клеток, с которыми можно работать (а новые их виды, между прочим, ученые открывают едва ли не каждый месяц). Для этих целей создать федеральный научный центр, которому и вменить в обязанности разработку, испытание, применение новых клеточных технологий и контроль за ними.

Законопроект подвергли жесткой критике на недавнем заседании президиума Российской академии медицинских наук. В который официально на экспертизу его почему-то не присылали, хотя основные исследования стволовых клеток идут именно в академических институтах. Инициировали обсуждение сами ученые, шокированные административным тоном документа.

- Проект закона подготовлен некомпетентно, - говорил профессор Анатолий Коноплянников из Медицинского радиологического центра РАМН. - Если он будет принят, нетрудно предсказать коллапс в исследованиях стволовых клеток даже там, где они еще ведутся.

- Совершенно неясна цель закона, - поддержал его заместитель директора Гематологического научного центра РАМН, член-корреспондент РАМН Валерий Савченко. - В мире нет прецедента, когда один и тот же институт создает метод лечения, испытывает его, применяет на практике, а затем еще и контролирует применение. Такие права и полномочия всегда разобщены - этот принцип еще никогда и никем не нарушался.

- Не думаю, что кто-то монопольно может решать все проблемы со стволовыми клетками, - подытожил дискуссию президент РАМН академик Михаил Давыдов. - Этим должны заниматься многие профильные институты. А для выработки закона, если он необходим, надо пригласить специалистов.

Наука на диком поле чудес

И все же - кто и как должен регулировать ситуацию со стволовыми клетками? Защитить нас, пациентов, от коммерсантов, уже сегодня обещающих немедленное чудо исцеления с их помощью почти от всех тяжелых болезней, хотя серьезные ученые говорят лишь о возможном и временном улучшении?

Право разрешать применение новых технологий в медицине есть лишь у одного органа - Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор). На сайте ведомства на днях появилась информация о том, что технологии с использованием пуповинной крови разрешены для лечения нескольких болезней. Ни рака, ни инсульта, ни диабета среди них нет. Но наверняка нас ждет всплеск алчной активности частных клиник, которые уже давно, не стесняясь, "лечат" с помощью неизвестных стволовых клеток.

Видимо, необходимо провести полную ревизию "чудо-клиник", использующих неразрешенные технологии для облегчения кошельков доверчивых граждан. Да заодно проверить обоснованность цен на подобное лечение. Дешевым оно быть не может, но и миллионы за пару инъекций - это нечто запредельное.

- Буквально каждый день в мире завершаются очередные исследования по применению тех или иных стволовых клеток в медицине, - говорит директор Института экспериментальной кардиологии Кардиокомплекса Минздравсоцразвития РФ, член-корреспондент РАН Владимир Смирнов. - В Великобритании, США, Южной Корее и других странах уже выданы разрешения на их испытания в лечении инсульта, травм спинного мозга, нейродегенеративных заболеваний. Сегодня есть свои достижения и у нас. Но если административный напор или недобросовестная коммерция остановят исследования в России, мы рискуем отстать и здесь. Возможно, навсегда.

Татьяна Батенева

Источник: izvestia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ