Архив:

Безногим - встать! Безруким - руки за спину!

Встречая инвалидов, люди чаще всего отводят глаза в сторону. Вроде как неприлично «пялиться» на чужие недуги, да и неудобно как-то. К сожалению, власть предержащие тоже имеют обыкновение «отводить глаза» от проблемы адаптации инвалидов в обществе. А то, как, в прямом смысле, выживают люди с ограниченными возможностями в местах лишения свободы, страшно даже представить.

В исправительных учреждениях информацию о своих правах и обязанностях осужденные получают непосредственно из УИК РФ (Уголовно-исполнительного кодекса РФ) и разработанных на его основе Правил внутреннего распорядка в исправительных учреждениях (ПВРИУ). В этих нормативно-правовых актах о правах, обязанностях, условиях содержания и порядке отбытия наказания лиц с ограниченными возможностями ничего не указано. То есть получается, они несут те же обязанности, что и остальные заключенные, а также равны с ними в правах. Только вот права свои инвалиды реализовать просто не имеют возможности, а выполнение обязанностей может представлять угрозу для их жизни и здоровья.

Инвалид-колясочник Роман Романов ныне отбывает уголовное наказание в исправительном учреждении на общих основаниях. Имеющий ряд тяжелых хронических заболеваний, он уже лишился правой ноги (причем протезирование в силу медицинских причин противопоказано), а левая его нога также не в лучшем состоянии. Тем не менее, Роман угодил «за решетку», а требования, представленные в УИК и ПВРИУ, являются обязательными для всех лиц, осужденных к лишению свободы. Заключенный обязан вставать при встрече с сотрудниками администрации, а при передвижении держать свои руки за спиной. Каким образом это должны выполнять лица вроде Романова, отбывающие наказание, – та ещё загадка. Большой фантазии не требуется, чтобы дорисовать остальное. Само передвижение человека, вынужденного пользоваться инвалидной коляской, внутри исправительного учреждения очень затруднительно. В состоянии ли инвалиды добраться до столовой? Имеют ли возможность помыться в бане? И, извините, каким образом одноногие люди могут сходить в туалет?..

Более того, за неисполнение требований в соответствии с законом на осужденного должно быть наложено в обязательном порядке взыскание, и, как следствие, он может быть водворен в штрафной изолятор. А в соответствии с положениями ПВРИУ у заключенного, оказавшегося в этом изоляторе, есть право иметь при себе строго ограниченный набор вещей, в который никак не входят технические средства реабилитации (инвалидное кресло-коляска на ручном приводе или костыли).

Всякий, разумеется, должен отвечать за свои ошибки. Однако для инвалидов-заключенных многие требования, предъявляемые законом, просто физически невыполнимы, да и звучат в их отношении более чем издевательски. И Романов, в частности, не был приговорен к такому виду наказания, как страдания или пытки, что, по сути, и происходит.

Роман Романов обратился в Коми республиканское общество инвалидов с просьбой о покровительстве. Однако ему ответили, что к их организации он больше не может иметь отношения, раз угодил «за решетку». Возможно, там решили, что вместе с приговором суда Романов получил чудесное выздоровление и перестал быть инвалидом, но причина отказа в помощи подробно разъяснена не была.

В защиту своих прав Роман Романов обращался в самые разные инстанции. Откликнулся на жалобу Романова Конституционный суд РФ: «Отсутствие в Уголовно-исполнительном кодексе норм, специально регламентирующих особенности отбывания наказания осужденными-инвалидами, не означает, что в исправительных учреждениях не действуют нормы Конституции РФ… Кроме того, Уголовно-исполнительный кодекс основывается на принципах законности и гуманизма».

Также в этом ответе говорилось, что инвалиду необходимо предоставить Конституционному суду официальный документ, подтверждающий, что кто-либо из сотрудников исправительного учреждения умышленно подвергал инвалида унижениям и издевательствам. Наверное, если что, Романову сразу же следует попросить у обидчика справку или расписку.

Конечно, инвалиды, с тос­кой глядящие на «небо в клеточку», – осужденные, отбывающие уголовное наказание. А места лишения свободы – это не санаторий. Сами сотрудники исправительных учреждений тоже, конечно, люди «маленькие», действуют строго в соответствии с нормами УИК РФ и ПВРИУ. ФСИН России – механизм, в системе которого отношения носят властно-распорядительный характер, и приказы начальства исполняются, а не обсуждаются.

Но скажите, пожалуйста, неужели, если человек с ограниченными возможностями, угодив «за решетку», оказался «по ту сторону» нашего общества, где все так старательно отводят глаза, разве он перестает от этого быть человеком?

Надежда Жеребцова

Источник: komikz.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ