Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Способен ли театр изменить представления об инвалидах?

За огромным, растянутым на всю сцену полупрозрачным экраном смутно видны очертания шевелящихся и копошащихся в бессмысленной злобной возне человеческих фигур. За ними – еще более смутный лес, несколько деревьев, сквозь которые сереет унылое бессолнечное небо.

Деревья движутся, медленно меняя очертания окружающего людей пейзажа. Люди что-то говорят друг другу, но слова едва можно разобрать, и поэтому они – слова - проецируется на экран в таких же, как и деревья вокруг, причудливых и постоянно меняющихся конфигурациях.

Так выглядит спектакль австралийского театра Back to Back, показанный в Лондоне в рамках театрального сезона BITE на сцене знаменитого культурного центра Barbican.

Back to Back – театр из города Джелонг в штате Виктория. Город немаленький – 160 тысяч жителей, но как культурный центр до сих пор на карте мира отмечен не был. Я, признаться, до появления театра в Лондоне о нем и вовсе не слышал.

При этом театр необычный. Большая часть актеров на сцене – инвалиды и люди с дефектами в умственном развитии. А показываемые ими спектакли – плод их собственного воображения, результат импровизационного репетиционного процесса, фиксирующего поток сознания больных людей.

Изменить представления об инвалидности

"Задача театра Back to Back, - говорит его главный режиссер Брюс Глэдвин – поколебать привычные представления людей об инвалидности и в то же время расширить и изменить понимание сути театра".

Острые, остроумные, провокационные и заставляющие думать спектакли вскрывают механизмы власти и контроля, которые существуют не только в отношениях между героями спектакля (или играющими их актерами?) но и между актерами и зрителем.

Власть и контроль – главная тема спектакля Food court. На задворках пригородного торгового центра две женщины издеваются над третьей – тихой бессловесной жертвой. Издеваются сначала вербально, а, затем, не встретив отпора, ведут ее в лес и на фоне зловещего леса бьют, унижают и насилуют свою жертву.

Этот спектакль зрелище тревожное, даже тяжелое. Однако, как рассказывает режиссер Брюс Глэдвин, актеры, «разыгрывая сцены жестокого насилия, чувствовали странное чувство удовлетворения. Они, как в религиозном ритуале, изгоняли на сцену собственных демонов, демонов, которые уже лишены черт индивидуальных, а коренятся в процессах социальных, общественных, поистине универсальных.

И хоть австралийский город Джелонг исторически и географически далек от фундамента западной цивилизации, этот спектакль можно смело назвать "Джелонгской трагедией".

Логика музыки

Не менее половины успеха и завораживающей, погружающей в трансцендентное оцепенение силы спектакля – в его музыке. Музыку делает находящийся тут же, в театре, чуть спрятанный в оркестровой яме австралийский ансамбль The Necks.

Трое музыкантов – пианист Крис Абрахамс, контрабасист Ллойд Суонтон и барабанщик Тони Блэк - начинают очень тихо и очень медленно, звуки их инструментов едва слышны. На протяжении всего спектакля, как и на концертах, так и на уникальных, завораживающе-минималистских альбомах The Necks звучит одна, растянутая на час с лишним (в данном случае 70 минут) композиция.

По мере того как действие на сцене становится все более и более напряженным, все более и более напряженной становится музыка. Развивается она, правда, по своей собственной, от театра не зависящей логике. Просто они совпадают – театр и музыка, художественно-философское видение музыкантов и режиссера, порождая вместе уникальное и ошеломляющее зрелище.

Александр Кан

Источник: bbc.co.uk

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ