Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Кому нужен друг, который жалуется на жизнь?"

25-летний уфимец Булат Сафин, в детстве потерявший зрение, стал адвокатом и самостоятельно объездил всю Европу. Булату было 12 лет, он вместе с семьей и друзьями встречал Новый 1996 год. Ребята высыпали на улицу с хлопушками и бенгальскими огнями. Во дворе кто-то запустил большую навороченную ракету, а она вместо того, чтобы взмыть в праздничное небо, врезалась прямо в толпу детей.

Медаль в обычной школе

— Ракета попала мне прямо в лицо, — вспоминает Булат. — Врачи и родные утешали, что вот-вот вылечат, и после зимних каникул я буду видеть. Но родители уже знали, что это если и не навсегда, то надолго…

Булата выписали домой только весной, и мальчику пришлось перейти в уфимскую специальную школу-интернат № 28. Он учился вместе с незрячими детьми четыре года. Осваивал шрифт Брайля, учился писать и читать, ориентироваться в новом, темном мире.

— Мне было очень тяжело, все пытался найти виноватых. Только со временем приходит понимание — виноватых нет, просто так получилось, это несчастный случай. И дальше можно либо считать себя всю оставшуюся жизнь неудачником и ничего не пытаться изменить, либо заняться делом и идти вперед.

Булат принял решение закончить 10–11 классы в своей прежней школе. Целью стала золотая медаль, чтобы на вступительных экзаменах проходить собеседование.

— Меня очень хорошо приняли в моей прошлой 18-той школе. Подходили ребята и с любопытством спрашивали — а как ты пишешь это, а как делаешь то. И никогда надо мной никто не смеялся. Но если бы я сидел в этой школе с унылым видом, со мной никто не стал бы общаться — кому нужен друг, который жалуется на жизнь?

В детстве Булат хотел стать юристом и от своей мечты не отказался. За полгода до экзаменов юноша перелопатил гору специальной литературы. В институт права БГУ Булат поступил. Причем заслужил похвалу от директора института права. А во время учебы побывал в Бельгии на международной конференции инвалидов по зрению и вступил в бельгийскую организацию.

Экспонаты руками трогать

В 2008 году Булат уехал в Бельгию волонтером на 4 месяца. И кроме обычной для иностранца разницы менталитетов ощущал, насколько отличается жизнь европейца с ограниченными возможностями от жизни россиянина.

— Сперва я все боялся, что меня вот-вот переедут. Но в Европе незрячему человеку даже думать не нужно, где светофор — машины остановятся в любом месте, как только он шагнет с тротуара. Я настолько привык, что когда вернулся в Россию, меня в первый же день чуть не сбили — вот когда я понял, что снова дома. В Брюсселе в метро висят таблички, на которых шрифтом Брайля написано, куда с этой станции можно уехать. А если на остановке стоит человек с палочкой, автобус обязательно остановится и откроется дверь прямо перед ним: «Мсье, автобус номер такой-то».

В театрах и кино есть сеансы с аудиосопровождением: в наушниках рассказывается, что происходит, вплоть до мимики актеров. Существуют специальные музеи, где можно вытащить и потрогать каждый экспонат. А рядом с памятниками стоит точная бронзовая копия. Когда мне дали отпуск, я вместе со своей девушкой побывал в Голландии, Франции, Чехии, Германии — и везде чувствовал себя комфортно.

С детства несчастненькие?

Впрочем, по словам Булата, у инвалидов в Европе и России есть общее — они сидят дома, только причины разные. Европейцам с их хорошими пособиями просто лень.

— В России же инвалиды находятся в какой-то изоляции. И слабая техническая «обустроенность» жизни — далеко не основная причина. В Европе эти люди не чувствуют себя ущербными, хотя там тоже хватает дураков, тычущих пальцем на улице. С ними с детства работают психологи. У нас же дети воспитываются в окружении людей, которые сами думают, что инвалид — бедненький, несчастненький. Естественно, у ребенка с детства формируется мнение о себе, что он обижен богом. А ведь в принципе, чем человек отличается от обычного? Руки есть, ноги есть, глаз нет, но мозг-то работает точно так же.

Только сам Булат знает, каким упорным трудом и железной волей ему удалось наладить собственную жизнь. Ведь даже после блестящего получения диплома президентский и потанинский стипендиат столкнулся с новой проблемой — его не брали на работу. Поверил в выпускника Председатель коллегии адвокатов РБ Ильгам Муратов, взял стажером на год. Затем Булат защитил сложнейший адвокатский экзамен из 600 с лишним вопросов. Сейчас он работает адвокатом и собирает материал для кандидатской диссертации. Одновременно занимается общественной работой в республиканском отделении ВОС.

Отстаем на 60 лет

— Зарубежные коллеги говорят: «Ты нам рассказываешь, как у вас обстоят дела с инвалидами — у нас так было 60 лет назад». У нас работы в социальной сфере тоже ведутся, но настолько коряво… Что толку от пандусов, которые установили у входа в магазины, если внутри между стеллажами ни одна коляска на проедет и ни один консультант не подходит с помощью к незрячему? В свое время мы подготовили проект — рельефную карту Уфы. В Бельгии нам готовы были напечатать ее бесплатно. Проект не поддержали. А как иначе незрячий человек представит себе родной город?

Булат не отчаивается. С проблемами ему сталкиваться не впервой, и его нередко выручает профессиональное умение отстаивать свои права.

— Однажды меня отказались сажать в самолет, мотивируя тем, что я не предупредил авиакомпанию о состоянии своего здоровья. В Бельгии незрячего человека сопровождают на всем пути от дома до кресла в самолете. А здесь сотрудник авиакомпании упирался до тех пор, пока не увидел удостоверение адвоката и не услышал фразу: «Я с вами с удовольствием посужусь». А если бы на моем месте был обычный уфимец-инвалид, он бы просто расстроился и «уполз» в сторону? Я вижу один путь. Если каждый человек, который чем-то недоволен, будет прикладывать хотя бы немного сил, чтобы исправить ситуацию к лучшему, а не говорить: «Ой, у нас в стране все бесполезно», то система изменится. И это касается любого вопроса, не только проблем инвалидов.

Кстати

Сейчас Булат вместе с башкирским отделением ВОС собирают старые компьютеры и комплектующие, чтобы переоборудовать их для незрячей молодежи республики. Требования к компьютерам самые простые, подойдет даже устаревшая техника. Если у вас есть желание помочь — звоните (347) 273–29–25, 8–917–344–3449.

Светлана Валиева

Источник: ufa.aif.ru