Архив:

Мысли в юбилей

Российский интернет переполнен постами о помощи. По радио вновь звучат объявления инвалидов с просьбой оплатить дорогую операцию, удобные протезы. Люди пролистывают такие кричащие о боли сайты. Переключают радиоволну, когда слышат подобные объявления. Мы привыкаем не замечать чужой беды, чужих страданий. Или нас к этому медленно приучают?

В конце 80-х, когда власти СССР спасовали под напором соцпроблем, по радио и ТВ тоже читали душераздирающие призывы о помощи малоимущим. Шли какие-то бесконечные, нудные телемарафоны. Толку от этого всего было, мягко говоря, немного. Количество проблем лишь увеличивалось.

После одного такого телемарафона, посвященного социальной реабилитации инвалидов, мой друг и известный в городе шоумен Михаил Ключарев спросил меня:

- А почему на концерте не выступило ни одного инвалида? Врачи вам запрещают?

- Да нет, - ответил я, - Просто, в нас нужно больше вкладывать. Привозить-увозить инвалида, давать ему помощника. Тогда уж организаторам "отщипнуть" от бюджета совсем будет нечего. А среди нас есть хорошие писатели, великолепные музыканты, искусные мастера в разных ремеслах.

Миша был человеком неуспокоенным, ищущим. И мы решили с ним собрать инвалидов тогда Куйбышева, занимающихся каким-либо творчеством. Втайне мы хотели обратить на них внимание властей. На людей, которые уже нашли себя и многого от власти предержащих не требуют.

Ровно 20 лет назад, 16-го июня 1990 года, мы с Михаилом провели Фестиваль творчества инвалидов, 1-й в Куйбышевской области! А по утверждению присутствовавшего там собкора ТАСС 1-й и на территории СССР! Мы приглашали на наш Фестиваль всех инвалидов независимо от болезней и категорий. Для нас было важнее их творчество, умение выразить себя в творчестве. И, конечно же, общение участников ФТИ, знакомство друг с другом.

На смену искренним, глубоко личным стихотворениям Аллы Тепляковой, девушки с тяжелейшей формой ДЦП, в концерте на том ФТИ звучали задорные песни на собственные стихи 70-летней В.М.Карляковой. И мало кто догадался в зале, что Вера Максимовна ничего не слышит, училась играть на гитаре и петь она со слуховым аппаратом. Затем незрячая с рождения Наталья Ганеева показала небольшую композицию из своих любимых стихов и песен. Концерт продолжался с добрый час, обо всех выступивших тогда рассказать сложно.

На выставке после концерта глаза разбегались от обилия искусных и вдохновенных работ. Здесь были и яркая вышивка, и затейливое вязание, и дворцы из спичек и разноцветного стекла. Никого не оставили равнодушными ковры сотканные Алевтиной Анисимовой и изящные фигурки, вырезанные из липы, Владимира Лысова, многие из присутствующих подолгу задерживались у картин Константина Филина и рисунков Натальи Прониной. Так тонко, мастерски они были сделаны!

Именно на том Фестивале я впервые увидел участниц нынешнего проекта Би-би-си "Открытый доступ" Наталью Пронину и Валентину Плотникову. Валя выставляла на нем свое вязание. Вот что она сказала тогда в интервью одной из местных газет:

- Я даже представить не могла, что найдутся люди, которых волнует наша судьба. Мало ли что по телевизору показывают - я имею в виду соревнования среди инвалидов, встречи какие-то интересные. Но ведь это где-то. И все больше за границей. Это далеко, а до нас, когда еще дойдет. Если дойдет вообще. И вдруг такое...

Все верно: на первом плане должен быть человек, а не его недуг. Такого подхода мы и ждали тогда от властей. Как показали наши Фестивали, многие инвалиды его ждали.

Лет через 8-10 я узнал, кажется, даже из передач Би-би-си, что в цивилизованных странах инвалидов уже с середины 80-х стараются объединять не по диагнозу, а по их интересам, увлечениям. Пытаются дать человеку с проблемами здоровья цель в жизни, чтобы его организм активнее боролся с этими проблемами. Ведь легче идти вперед, преодолевать препятствия ради чего-то, а не потому что так принято.

Значит, мы с Михаилом были правы, когда затевали наш Фестиваль? Угадали мировую тенденцию? А может, просто пошли за здравым смыслом? И в эпоху романтизма начала 90-х находили понимание у окружающих, со средствами на 2-й и 3-й Фестивали Творчества инвалидов проблем не было. Миша с удивлением и радостью говорил мне, что, когда он приходил к спонсорам и рассказывал о Фестивале и его участниках, что это шанс для них состояться в жизни, деньги тут же перечислялись на счет ФТИ. Люди хотели тогда помочь реальном делу, конкретным инвалидам.

Разумеется, кроме ежегодных фестивалей в наших с Мишей планах было и устраивать для участников ФТИ регулярные мастер-классы по жанрам, организовывать их выставки и концерты. Художник должен развиваться, он не может стоять на месте!

Однако на благотворительные взносы осуществить все это было крайне сложно. Число участников ФТИ росло постоянно: с 50 человек на 1-ом Фестивале до 200 - на 4-ом. 5 сотрудников из маленькой фирмы Ключарева работали на пределе. На фестивалях нам помогали наши друзья, естественно, бесплатно. Мы просто хотели показать, что возможна интеграция инвалидов в общество через искусство.

Нам были нужны помощь местных властей, средства на аренду помещений для наших мероприятий, на какой-нибудь транспорт, чтобы без хлопот подвозить инвалидов, на нехитрые подручные материалы для их поделок. Тогда, помните, все было в дефиците. Мы были готовы к разумному сотрудничеству.

Но ушлые чиновники решили поступить проще. Взяли лишь оболочку нашего начинания и стали проводить свои фестивали для инвалидов, без хотя бы минимальной работы с ними, без предоставления им автобуса, как у нас на ФТИ. И почему-то они в основном проходят в декабре, ко Дню инвалида, когда 80% нашего брата из подъезда трудно выйти, не то, что куда-то ехать да еще на общественном транспорте. Как же встречи, общение? Ах, извините, ведь конец года, бедным спонсорам нужно куда-то "хвосты" прятать...

Так продолжается до сих пор. Любые выставки, концерты с участием людей с проблемами со здоровьем объявляются фестивалями творчества инвалидов. Каждое объединение людей с ограниченными возможностями считает нужным проводить свои смотры талантов, никак не контактируя друг с другом. Их участникам даже выдают какие-то грамоты. Но ребята остаются вариться в собственном соку, они больше не растут. Что самое обидное.

В 1993 году мы провели свой 4-й ФТИ, как оказалось последний. Спонсоры, видимо, испугавшись наплыва фестивалей, деньги давали уже менее охотно. Некоторые из них пытались диктовать нам условия отката. Когда же мы объясняли им, что прибыли в нашем деле нет и быть не может еще долго, нам не верили и отдавали деньги другим. Тех, других, наверное, данные условия больше устраивали.

Мы с Михаилом решили ничего никому не доказывать, а просто тихо приостановить наш проект до лучших времен. Посмотреть, что будет дальше. Да и нужно было выживать самим, продвигать более коммерческие проекты.

Два года назад Миши не стало. Он сгорел очень рано, на 44-ом году жизни. Михаилу было многое дано: он писал стихи и песни, ставил спектакли, различные шоу в Самаре и других городах. Он всегда будоражил окружающих новыми идеями, грандиозными планами. И все меньше находил понимания вокруг себя. От него ждали чего-то привычного, "проверенного". Люди потянулись к стабильности. Мало кто хотел рисковать. Инвестиции в проекты Михаила резко сократились.

Часто перезваниваюсь с участниками наших ФТИ. Мало кто из них, увы, остался верен творчеству. Они попробовали выставляться на других фестивалях. Но отказались от участия в них, увидев там прохладное отношение к инвалидам организаторов. Забросили свои работы. Начали чаще болеть.

Разговариваем с ними в основном о таблетках, о методах лечения. В разговорах некоторые иногда спрашивают с надеждой: Когда же вы с Ключаревым нас опять соберете на фестиваль? Когда Миша за нами приедет? Не все еще знают, что он умер. Как сказать им, что Михаила больше нет? Неужели больше ни у кого не хватит смелости увидеть в нас людей?

Игорь Глушенков

Источник: bbc.co.uk

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ