Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пятилетка победы над раком

Если взять сто человек и попросить их составить списки самых выдающихся ученых XX века, то, скорее всего, имена в каждом из списков совпадать не будут. Однако некоторых исследователей с высокой вероятностью упомянут почти все респонденты. Одним из них наверняка стал бы открыватель структуры ДНК, вдохновитель и руководитель проекта "Геном человека" Джеймс Уотсон.

Несмотря на то что имя Уотсона известно практически всем, у большинства людей (по крайней мере, в России) оно ассоциируется только с одним научным прорывом - открытием структуры ДНК. Уотсон был бы выдающимся специалистом даже в том случае, если бы действительно не сделал в науке ничего кроме этого, однако он совершил еще несколько очень важных дел. Например, организовал и довел до конца проект "Геном человека" по расшифровке последовательности ДНК Homo sapiens.

Возможно, кому-то эта мысль покажется слишком смелой, но по значимости для человечества "Геном человека" сравним с открытием знаменитой двойной спирали. Во-первых, работая над расшифровкой человеческого генома, исследователи из разных стран создавали и отлаживали новые технологии определения последовательности ДНК. А во-вторых, получив в руки полную последовательность, ученые смогли взглянуть на генетику человека под абсолютно новым углом. С 2001 года, когда был опубликован черновой вариант генома человека, технологии секвенирования (определения последовательности ДНК) ушли далеко вперед, и сегодня у биологов есть полные последовательности уже нескольких человек.

Сравнивая те или иные участки ДНК внутри отдельных геномов и между разными геномами, ученые могут извлечь огромное количество информации о том, как работают гены и какие факторы влияют на этот процесс. Работы на этом уровне уже переходят из категории чисто фундаментальных в категорию сугубо практических, имеющих самое непосредственное отношение к медицине. Разумеется, для поиска причин болезней и создания новых лекарств специалистам недостаточно просто обладать полными последовательностями ДНК - им нужно еще множество других знаний из самых разных областей биологии. И тем не менее, работа с огромными массивами генетического материала позволила врачам и исследователям выработать совершенно новые подходы к лечению людей. Например, все более популярным становятся полногеномные скрининги, при помощи которых можно выяснить предрасположенность человека к тем или иным заболеваниям, а также узнать, не является ли он носителем опасных патологий, которые могут быть переданы детям.

Параллельно с развитием технологий полногеномных исследований стремительно развиваются новые методы терапии рака. В последние годы ученые выяснили, что рак - это не какая-то одна страшная напасть, но множество совершенно непохожих друг на друга заболеваний, которые требуют практически индивидуального подхода к лечению. Для каждого из этих типов рака характерны "свои" мутации, которые и становятся мишенями для новых лекарств. Использование этих эффективных средств для борьбы с очень похожим раком, отличающимся разве что отсутствием одной-единственной мутации, не даст абсолютно никакого эффекта.

Читатель может спросить, какое отношение Уотсон имеет к поиску новых методов лечения рака? Самое непосредственное - больше 40 лет ученый всячески способствовал исследованию рака в лаборатории Колд Спринг Харбор - институте, которым Уотсон руководил до недавнего времени. Сейчас он продолжает заниматься раковой тематикой в своей лаборатории в том же институте.

Собственно, беседа корреспондента "Ленты.ру" с Джеймсом Уотсоном состоялась в именно в онкологической клинике – в Российском онкологическом центре (РОНЦ) имени Блохина, куда Нобелевский лауреат приехал для того, чтобы посмотреть, как здесь борются с раком. Уотсон ходил по центру, заглянул в операционные и лаборатории и все время пытался выяснить у российских коллег, как они ищут новые средства против одного из самых смертельных заболеваний человека. Узнав, что исследовательские работы ведутся гораздо менее интенсивно, чем хотелось бы, Уотсон расстроился: "Самое главное, что должно быть в науке - это люди. Людей надо привлекать в исследования всеми возможными способами. Я так понимаю, что в России, так же как и в США, молодые люди не хотят идти в науку из-за маленькой зарплаты. Но в Америке у нас есть возможность привлекать ученых из других стран, а в России так сделать не получится”.

Ниже мы приводим запись беседы с Джеймсом Уотсоном о других проблемах современной науки и медицины.

- В последние годы появилось несколько лекарств, которые борются с раком направленно - то есть, работают только для тех раков, при которых происходят определенные мутации. Например, недавно появились сообщения о разработке такого средства для борьбы с меланомой. Не могли бы вы подробнее рассказать об этих препаратах?

- Такие лекарства - которые работают только при наличии в раковых клетках определенной мутации - существуют не только для меланомы. Некоторые мутации происходят в нескольких типах рака - собственно, именно они делают клетку раковой. И сейчас уже созданы препараты, нацеленные как раз на эти мутации. Но со всеми этими лекарствами есть одна проблема - они работают очень недолго. Через год или около того в раковых клетках появляются новые мутации, и они становятся нечувствительными к препарату. И сейчас ученые как раз пытаются выяснить природу такой устойчивости раковых клеток.

- И каковы успехи?

- На сегодня специалисты поняли, почему не поддаются лечению некоторые типы рака легкого. Они разработали препарат, который должен бороться с этим раком, и сейчас проходят его клинические испытания. Пока это лекарство способно сдерживать развитие рака в течение двух лет. Сейчас ученые пытаются заставить его работать в течение пяти лет. Вообще, борьба с раком - очень перспективная область исследований.

- А в какой из областей биологии можно ждать новой революции - сравнимой с той, которая произошла в 50-е годы прошлого века после открытия структуры ДНК?

- По моему мнению, революция произойдет именно в изучении рака. Здесь можно ждать прорывных результатов в ближайшие лет пять. Не исключено, что ученые смогут, наконец, понять, как бороться с этой болезнью. Так что молодым специалистам стоит обратить внимание на эту область.

- А если бы у вас была возможность определять выбор Нобелевского комитета, то за какие исследования последнего времени вы бы присудили премию?

- Ну, я все же не представляю Нобелевский комитет, но если бы мог… Наверно, я бы отдал приз за какие-либо работы по исследованию генетики человека. Более конкретно - тем специалистам, которые ищут - и находят - генетические причины заболеваний. Самый заметный прогресс в последнее время был в области лечения тех заболеваний, которые приводят к рождению детей с ограниченными умственными способностями, например аутизма. (Сын Уотсона страдает аутизмом, и ученый занимается исследованием этой болезни много лет - прим. "Ленты.ру). Если раньше мы находили генетические изменения у двух процентов больных, то сейчас - у двадцати. Я думаю, что в этой области - и вообще в области заболеваний мозга - можно ждать очень быстрого развития.

- Считается, что геномный подход к лечению заболеваний станет общедоступным, когда исследователи создадут технологии, позволяющие секвенировать геном человека за тысячу долларов. Когда, по вашему мнению, это произойдет?

- Я думаю, это случится приблизительно через три года. И, между прочим, этот вопрос очень актуален для России - пока, например, совершенно непонятно, как можно будет внедрить геномный подход к лечению в российскую систему здравоохранения. Я думаю, это стало одной из причин того, что меня сюда пригласили - если я скажу о том, насколько важно изменить подход к медицине, то мой призыв может быть услышан.

Сейчас возможно лечить людей совершенно по-новому - например, можно проводить генетический скрининг родителей, чтобы выяснить, не являются ли они носителями опасных заболеваний, ну например, кистозного фиброза. Если ответ положительный, то врачи должны контролировать процесс зачатия - такая мера позволит предотвратить рождение больных детей. При этом скрининг стоит всего 400 долларов. Как видите, совсем недорого, но для того чтобы распространить эту практику на всю страну, необходима политическая воля. Кто-то должен принять это решение.

Например, в Америке боятся генетики - по политическим причинам. Американские ученые стали пугливыми, они боятся обидеть кого-нибудь (здесь можно вспомнить высказывание Уотсона о том, что представители негроидной расы глупее белых людей, которое стоило ему места главы Колд Спринг Харбора - прим. "Ленты.ру".) Для того чтобы развиваться, человечеству нужны люди, которые смогли бы надавить на политиков и переломить ситуацию.

Ирина Якутенко

Источник: lenta.ru