Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Игорь Вачков: одаренные дети в обычной школе - это тоже инклюзия

Профессор кафедры дифференциальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ), руководитель психологической службы коррекционной школы №367 города Зеленограда Игорь ВачковУчеба детей с особыми образовательными потребностями в обычном классе требует психологической подготовки всех участников процесса. Что для этого нужно, в интервью РИА Новости говорит профессор кафедры дифференциальной психологии Московского городского психолого-педагогического университета (МГППУ), руководитель психологической службы коррекционной школы №367 города Зеленограда Игорь Вачков.

- Игорь Викторович, насколько обычные школы в России готовы к введению инклюзивного образования? Какие условия для этого нужны?

- Основная масса школ к открытию инклюзивных классов пока не готова, и нельзя пытаться делать это «кавалерийским наскоком» или в приказном порядке. Но если мы будем ориентироваться лишь на готовность - мы ничего не добьемся: система образования никогда не бывает готова сама по себе.

Шаги нужно предпринимать активно, но постепенно, не «мчаться впереди паровоза». Прежде всего, должны быть созданы психологические условия для подготовки педагогов и администрации школы; для здоровых детей, обучающиеся в этой школе, для их родителей, которые должны быть готовы к тому, что в классе окажутся один-два необычных ребенка.

Родители «особых» детей тоже должны психологически настроиться - к сожалению, многие из них привыкают требовать от общества особого отношения, и у них не возникает ощущения, что они тоже должны нечто дать и своему ребенку, и социуму.

Наконец, сам ребенок должен быть готов к переходу. Для многих это глобальное событие в жизни и огромный стресс - не всякий хочет учиться в обычной школе, для кого-то более приемлемым остается обучение в специальном учреждении. Есть случаи, когда ребенок приходит в обычную школу и понимает, что он не хочет там учиться - родители его забирают.

- Как сделать так, чтобы здоровые дети приняли «особого» в свою среду?

- Заботиться об этом нужно как можно раньше. Если «особый» ребенок с трех лет живет, учится, играет бок о бок с другими детьми - их отношения будут естественными, открытыми, близкими. То есть включение должно начинаться еще с дошкольных учреждений. Должна развиваться система инклюзивных детских садов. Психолог может проводить специальную работу с детьми, формируя у них навыки конструктивного взаимодействия, принятия непохожих на тебя людей, но это работа не одного дня. Нужны силы, время и собственная убежденность педагога в важности того, что он делает.

- Сколько «особых» детей может быть в инклюзивном классе?

- Все зависит от специфики нарушений развития ребенка и от того, каковы условия в школе. Наша школа, с точки зрения современного законодательства, не является инклюзивной. У нас практически все дети имеют нарушения здоровья - и получается, что обычных детей нет. Хотя если понимать термин «инклюзия» широко - просто как хорошее образование для всех - это, конечно, инклюзия.

Дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата, нуждающиеся в коляске, большей частью учатся на дому; но диапазон заболеваний наших учеников широк: заболевания желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы, астма, нарушения слуха. Но классы формируются не по критерию заболевания, пропорция детей с отклонениями в каждом случае своя. Конфликты бывают, как и в любом коллективе - но эти процессы идут более естественно, чем в школе, где все здоровы - и вдруг появляется колясочник или ребенок с синдромом Дауна.

- Какие проблемы могут испытывать «особые» дети при включении в коллектив здоровых сверстников?

- Для некоторых инклюзия многие проблемы как раз снимает, помогает преодолеть внутренние страхи. В Москве есть, к примеру, школа «Ковчег», где аутистов уже около 20 лет учат вместе с другими детьми. Избыточное количество внешних раздражителей для них травматично. Но чтобы помочь такому ребенку социализироваться, мы должны пытаться идти по пути включения его в социум.

Самое главное, чтобы среда - и архитектурная, и социальная, и педагогическая - была разнообразной, чтобы дети с разными нарушениями могли как-то входить в нее и адаптироваться.

Некоторые мои коллеги считают, что инклюзия - это включение в обычную среду не только детей-инвалидов, но даже и одаренных - они ведь тоже совершенно другие, и порой им нужны не менее особые условия.

- Подготовка психологов для инклюзивной школы тоже должна быть особой?

- Безусловно. Сейчас, по действующим стандартам, насколько мне известно, такой подготовки нет: работают люди, получившие образование в области специальной психологии, клинической психологии, дефектологи. Но новые стандарты подготовки магистров, бакалавров психолого-педагогического профиля дают возможность готовить специалистов именно в этом направлении.

В рамках Центра развития интегративного инклюзивного образования МГППУ осуществляется переподготовка специалистов и повышение квалификации специалистов разных профилей. Возможно, через несколько лет мы получим компетентных профессионалов, способных работать в новых условиях.

Материал подготовила Мария Салтыкова (ГУ-ВШЭ), специально для РИА Новости