Архив:

Кузбасский Маресьев

Инвалиду с "пожизненной" группой пришлось доказывать, что ему нужны протезы

68-летний кемеровчанин Яков Кайзер привык преодолевать превратности судьбы. Жить вопреки трудностям, которые встречаются буквально на каждом шагу. А шаги Якову Яковлевичу вот уже 25 лет даются очень непросто.

Болезнь в наследство

В 1979-м из-за передающегося по наследству облитерирующего эндартериита ему отняли сначала палец на ноге, а в 1983-м - и всю ногу. Кто из родственников "наградил" Кайзера такой болячкой - он и сам не знает. Яков Яковлевич - из репрессированных немцев. Из Запорожья их выслали во время войны, мама умерла, когда он был еще младенцем. Рос у бабушки в Верхотомке. Там же познакомился с будущей женой. Кстати, она родилась 16 апреля 1943-го, на следующий день после смерти его матери. Судьба? Кайзер в такие "чудеса" не верит, но вместе они вот уже 45 лет.

…Потеряв ногу, электрик кемеровского оборонного предприятия отправился на костылях в Новокузнецк за протезом. Его сделали на совесть, правда, пожурили: дескать, сразу после операции надо было мерки снимать, а не через полгода. Вскоре Кайзер вернулся на работу. И даже на столбы умудрялся залезать, как раньше. А наступит выходной или отпуск - "седлает" мотоцикл и едет на дачу. В огороде по-прежнему вся тяжелая мужская работа - его.

Но в 1985-м у Кайзера заболела вторая нога, и ее тоже пришлось ампутировать. Этот удар Яков Яковлевич переживал тяжело. От инвалидной коляски отказался наотрез. Пять лет сидел дома. За 75 рублей купил деревообрабатывающий станок и стал мастерить мебель для кухни, а "ювелирным", доставшимся по наследству от дяди инструментом резные шкатулки выпиливал. И тросточку себе сделал металлическую, крепкую, взамен деревянной, полученной в соцзащите: "Она ведь мне нужна, чтобы на нее опираться, а не так, для вида". Получив "Запорожец" с ручным управлением, стал пропадать в огороде уже безвылазно - с весны до глубокой осени. В брезентовых брюках, надетых поверх ватных, приноровился копать, сажать и поливать грядки без чьей-либо помощи. Полюбил рыбалку и походы в лес.

В 1990-м "Маресьев из Кировского района" (так окрестили Кайзера местные журналисты) решил попроситься обратно в родной цех.

- Не успел он подумать - идет начальник цеха: "Ну что, выходи, работать некому". И он вышел. На протезах,- рассказывает жена Лариса Васильевна. - И трудился на своем прежнем месте до 2001 года. Каждый день, по восемь часов кряду, как и раньше, налаживал электрооборудование. Благо, на территорию завода разрешили на машине заезжать. Правда, на столбы лазить да в командировки ездить перестал.

Дорогие ноги

Комиссию помогло пройти начальство, сумевшее доказать, что без Кайзера производство как без рук. Работать и вести максимально возможно активный образ жизни Якову Яковлевичу удавалось благодаря протезам, которые он менял строго по графику, каждые два года. Причем раньше из мастерской ему сами звонили, как срок подходил. Не нужно было ни ждать, ни напоминать. "Ноги" - каждая весом с десяток килограммов - к тому времени уже сильно изнашивались.

Потом процесс бесплатной смены протезов (приезжаешь, надеваешь новые, а старые оставляешь) вообще упростился: Новокузнецкое протезно-ортопедическое предприятие открыло филиал в Кемерове.

- Мы не могли поверить в то, что теперь можно "переобуваться" буквально на соседней улице, - вспоминает Лариса Васильевна. - Но радость оказалась недолгой, что-то с нашей соцзащитой случилось...

Несмотря на пожизненную инвалидность, Кайзера в один "прекрасный" день отправили за справкой, подтверждающей, что ему… показаны протезы. Чтобы получить такую справку, нужно пройти специальную комиссию. Сразу вспомнились времена, когда все инвалиды были вынуждены ежегодно подтверждать свою группу. Яков Яковлевич до сих пор не может забыть ветерана Великой Отечественной, которому на фронте оторвало ногу, и он каждый год доказывал, что новая у него не выросла.

Кайзер прошел комиссию в 2006-м. А осенью 2009-го Лариса Васильевна, обратившись в мастерскую, услышала в ответ, что, дескать, получить протезы, как раньше, бесплатно, мужу нельзя: справки устарели. Нужно или снова идти на комиссию, или заказывать протезы уже за плату - от 12 до 20 тысяч за каждую "ногу". А у него пенсия со всеми надбавками - как раз 12 тысяч.

Протезы на ремонте

В ноябре Кайзер попал в больницу с приступом аппендицита, не до ног было. Выкарабкавшись, начали собирать справки. Терапевт выписала направление, а еще через две недели вынес свое заключение хирург. С этими бумагами нужно было отправляться в поликлинику и еще как минимум в два места. Но всю зиму простояли 40-градусные морозы, а ближе к весне заболела Лариса Васильевна. Потом выяснилось, что, ко всему прочему, придется менять еще и "бессрочные" медицинские полисы, о чем Кайзеров никто не предупреждал.

- Я не могу понять, почему должен собирать какие-то справки, если у меня есть одна, в которой черным по белому написано, что I группа инвалидности мне дана пожизненно, - недоумевает Яков Яковлевич. - Неужели чиновники и вправду решили, что у меня ноги могут вырасти или я протезами торговать стану? Хотя это невозможно, они ж индивидуальные.

Пока суд да дело, Кайзер "подшаманил" свои старые протезы. Перекрутил болты, сшил перетершиеся ремни. Ведь огородный сезон уже стартовал.

Комментари

Ольга Галкина, заведующая медицинским отделом протезно-ортопедического предприятия:

- С 2005 года, со вступлением в силу 122-го федерального закона, обеспечение инвалидов протезно-ортопедическими изделиями финансируется через фонд социального страхования. И теперь, чтобы оформить заказ на протезы, необходимо собрать пакет документов. Прежде всего - получить заключение врача (или наше, если протезы заказываются не впервые), а затем - медико-социальной экспертизы. По тому адресу, где была оформлена группа инвалидности. Там заполняют карту индивидуальной программы реабилитации, в которой указывают, какие именно протезы нужны человеку.

На основании этих рекомендаций отделение фонда социального страхования по месту жительства выдает направление к нам. И мы изготавливаем протезы в рамках госконтракта (в течение одного-двух месяцев). Таков порядок. Чтобы наши клиенты ничего не забыли и не перепутали, мы разработали для них специальную памятку-"бегунок". К сожалению, путь по инстанциям для инвалидов не стал короче. А в некоторых случаях он получается даже очень длинным. Например, у нас есть клиент, который живет в Междуреченске, ездит на медико-социальную экспертизу в Осинники, а фонд социального страхования находится в Таштаголе. И если учесть, что медосвидетельствование нужно проходить каждый раз, когда требуется замена протезов… До недавнего времени это было обязательно для всех. Но с 2010 года МСЭК работают по новой инструкции, согласно которой карта индивидуальной программы реабилитации оформляется пожизненно, если у человека соответствующая группа инвалидности.

Юлия Потапова

Источник: rg.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ