Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Захват заложников. Инвалидом-спинальником...

"Я думал, приедет группа захвата, меня расстреляют прямо на месте и на этом все закончится", - признался инвалид-спинальник Александр Мельник, осужденный за захват в заложники судьи Черниговского окружного административного суда и ранение сотрудника милиции.

Новозаводской районный суд Чернигова приговорил 43-летнего "афганца", инвалида I группы Александра Мельника, который, возмутившись решением Деснянского райсуда, взял в заложники судью и выстрелом в живот ранил сержанта милиции подразделения "Гриффон" Евгения Осипко, к трем годам лишения свободы. Такое наказание не оставило равнодушными ни пострадавшую сторону, ни защиту Александра Мельника. В то время как первые считали наказание слишком мягким, вторые уверяют, что Мельник заслуживает условного наказания. По словам адвоката Олега Левицкого, защищавшего Александра, несмотря на то, что его подзащитный согласен с приговором, сам он готов бороться за смягчение наказания и, возможно, в ближайшие дни подаст апелляцию.

Судебное заседание, на котором решалась судьба Александра Мельника, в Чернигове вызвало ажиотаж. С самого утра сочувствующие и просто любопытные собрались у здания Новозаводского райсуда, однако всех желающих маленький зал заседаний не вместил. В коридоре остались несколько женщин, которые бурно выражали свое недовольство.

- Я думаю, что выскажу мнение всех собравшихся здесь, - обратилась к корреспонденту "ФАКТОВ" одна из этих женщин, представившись жительницей Чернигова Лидией Коваленко. - Мы понимаем, что Мельник совершил чудовищный поступок, так действовать, конечно, нельзя. Но ведь это власти довели человека до такого состояния, когда он перестал отдавать отчет своим действиям. Мне самой приходилось сталкиваться с нашим судом и не с чужих слов знаю, какое у нас правосудие. Именно поэтому я здесь, чтобы хоть как-то морально поддержать Мельника.

Стоящие рядом крепкие парни в гражданской одежде, услышав слова женщины, стали недовольно переговариваться. Из обрывков фраз было ясно, что это сослуживцы пострадавшего Евгения Осипко. На просьбу корреспондента "ФАКТОВ" высказать свое отношение к случившемуся они коротко бросили: "Без комментариев".

Тем временем в зале решалась судьба Александра Мельника, которому были предъявлены обвинения по четырем статьям Уголовного кодекса Украины: "Незаконное обращение с оружием, боеприпасами или взрывными веществами", "Угроза насилия в отношении работников правоохранительных органов", "Угроза или насилие в отношении судьи, народного заседателя или присяжного", "Незаконное лишение свободы или похищение человека". Со всеми обвинениями Мельник согласился. Заявив, что глубоко раскаивается в своих действиях, он попросил у раненного им Евгения Осипко прощения. Произошедшее подсудимый объяснил тем, что не выдержал безысходности и бездушия чиновников из Фонда социального страхования, с которыми он судился на протяжении пяти лет. Чашу его терпения переполнило судебное заседание, проходившее 14 мая в Черниговском окружном административном суде, где рассматривался его иск к Фонду социального страхования о выделении ему новой инвалидной коляски. Получив отказ в удовлетворении иска, Мельник объявил о том, что не покинет здание суда. Пытался объяснить судье, что коляска служит ему 14 лет вместо положенных четырех и уже разваливается. После этого он провел ночь в здании суда, а утром сотрудники милиции, несмотря на сопротивление инвалида, насильно вынесли его на улицу, посадили в машину и отправили домой. Александр очень болезненно переживал это насилие над ним. В конце концов им овладела навязчивая мысль приобрести оружие - чтобы не допустить больше подобного обращения с собой. Взяв из собранных на машину 20 тысяч гривен половину, он купил на рынке за 10 тысяч переделанный для стрельбы боевыми патронами стартовый пистолет с несколькими дробовыми патронами. Его-то Александр Мельник и взял с собой 7 июля на заседание в Деснянский райсуд, где рассматривался его очередной иск к Фонду социального страхования - инвалид требовал компенсацию за неиспользованные путевки на санаторное лечение в 2005-2007 годах. Однако в который раз ему отказали в удовлетворении иска. По словам Александра Мельника, он остался в кабинете судьи Ирины Рахмануловой и попросил ее назвать причины, по которым ему отказали. Однако судья уже собиралась уходить и никак не отреагировала на вопрос инвалида. Тогда Александр достал из-под куртки пистолет (по словам адвоката Олега Левицкого, это был переделанный под стрельбу патронами с резиновыми пулями и дробовыми патронами калибра 9 миллиметров стартовый пистолет "Магнум"). Увидев оружие, секретарь суда выскочила из кабинета и позвала охранника - сержанта "Гриффона" Евгения Осипко.

Как рассказал в суде охранник, когда он вбежал в кабинет, то увидел сидящего в инвалидной коляске с пистолетом в руке мужчину и стоявшую позади него судью. И в это время раздался выстрел.

- Я ощутил боль - пуля попала в живот, - рассказывает Евгений Осипко. - Закричал: "Зачем ты стрелял?" и вышел в коридор. Здесь увидел, что из раны у меня идет кровь. Позвонил дежурному по телефону, доложил о том, что произошло в суде. Вызвал "скорую" и подкрепление. Затем снова вернулся в кабинет и стал просить находившегося в коляске мужчину отдать мне пистолет. Он ответил: "Я стрелял в тебя и теперь твоя очередь стрелять в меня". Этого я делать не стал. Судья плакала и умоляла мужчину отпустить ее. Он не соглашался. Тут мне стало плохо, и я снова вышел в коридор.

Раненному сержанту сделали операцию. Врачи так и не решились изъять застрявший возле позвоночника металлический шарик. Жизнь сержанту они спасли, а вот за его здоровье поручиться не могут...

До того как Мельник сдал оружие начальнику областного управления МВД полковнику Ивану Катеринчуку, его старалась уговорить отпустить судью секретарь суда Оксана Ярина. Не раз заходил в кабинет, где находилась заложница, и судья Владимир Розинко, который также пытался вести переговоры с Александром Мельником. К этому времени в здании суда уже были сотрудники внутренних дел, СБУ, спецназ.

По словам адвоката Александра Мельника, его подзащитный ждал штурма, во время которого надеялся, что его застрелят и таким образом будет поставлена точка в его незавидной жизни. По этому поводу Александр говорил: "Я думал, что приедет "Сокол", меня расстреляют и наконец-то все закончится".

Об этом он рассказал посетившему его в СИЗО председателю общественной организации инвалидов "Прагнення" Олегу Иваненко.

- Когда я пришел к Александру в СИЗО, - рассказывает Олег Иваненко, тоже инвалид-спинальник, - увидел уставшего от жизни человека. В первое время настороженно относившийся ко мне, в ходе беседы он ожил и раскрылся. Я понял, что Сашу действительно достали. Пять лет хождения по судам, борьбы за свои права. Да, ему предлагали и коляску, и путевки, но коляски были не приспособлены под его заболевание, путевки выделяли в такое время, когда воспользоваться ими он не мог. Все считали, что инвалид просто капризничает. Но это далеко не так. Считается, что инвалиды - все на одно лицо, вот и стригут их под одну гребенку, не вникая в проблемы конкретного человека. Мол, мы делаем коляску, и она должна всем инвалидам подходить, несмотря на особенности их заболеваний или травм. Никто не думает о том, что на "Тавриях", которые в основном и предоставляют инвалидам, ездить невозможно. А чего стоит посетить наши учреждения, в обязанности которых входит помогать людям с ограниченными возможностями. К примеру, чтобы попасть на свидание к Александру, я вынужден был посетить пять таких учреждений. Я специально подсчитал - мне пришлось подняться на коляске на 150 ступенек и сделать столько же спусков. Хорошо, что со мной был помощник, но ведь не у каждого инвалида он есть. Случай с Сашей - не частный. В таком же положении, в каком оказался он, в нашей стране находятся почти все люди с ограниченными возможностями. Суд вынес Александру приговор. Могу сказать одно: в тюрьме этот человек умрет. Ведь для подобных больных нужны специальные условия содержания и нормальный уход.

- Я понимаю, что Саша в тюрьме погибнет, - говорит сквозь слезы его сестра Елена. - Ведь он совершенно не приспособлен к той жизни. За четыре месяца пребывания в СИЗО состояние его здоровья ухудшилось. А оно и без того не богатырское. В результате ЧП на стройке, когда на него сверху свалилась 800-килограммовая бадья, у Саши произошла черепно-мозговая травма, переломы ключицы, лопатки, шести ребер, в порошок были размолоты несколько позвонков. Легкое, свернувшееся в трубочку, врачи расправляли ему вручную. Самое смешное и в то же время горькое до слез то, что когда Сашу посадили, мне позвонили из Фонда страхования от несчастных случаев и сказали, что для Саши есть две путевки. И именно в тот санаторий, который ему нужен. Сказали, что он может там пробыть два срока. Ну почему они не нашли возможность найти эти путевки для брата раньше? Почему он должен был из-за них судиться? Или из-за коляски, которую нам тоже на днях предоставил фонд?! Помимо так необходимой ему новой коляски, фонд приобрел для него также импортную кровать, специальный матрас. Неужели это нельзя было сделать раньше, а не доводить человека до крайности? Саша очень добрый, внимательный человек, и он умеет прощать. Вы знаете, когда на него в свое время упала эта бадья, ставшая причиной его инвалидности, он нашел в себе силы из больницы, где провел восемь месяцев, написать заявление, что не имеет никаких претензий ни к мастеру, ни к студентам, которые сталкивали злополучную емкость с крыши. В результате уголовное дело, возбужденное против них, было закрыто. Саша возместил раненному им сержанту Евгению Осипко материальный ущерб, выплатив 15 тысяч гривен. Это все деньги, которые остались у него из собранных на машину средств, плюс пенсия, накопившаяся за несколько последних месяцев. Брат очень хотел в этом году побывать в санатории, ведь он столько лет не мог этого сделать. К сожалению, свой санаторий он получил в камере предварительного заключения.

Все четыре статьи обвинения, предъявленные Александру Мельнику, не из легких. И каково же было удивление присутствующих, когда представитель обвинения Оксана Шаповал попросила для подсудимого лишь четыре года лишения свободы, в то время как минимальный срок наказания по этим статьям - пять лет. Еще более удивил приговор, зачитанный судьей Алексеем Подалюкой, - три года лишения свободы...

После того как осужденного увезли, присутствующие в зале суда, выйдя во двор, разделились на две группы. В одной из них удивлялись чересчур мягкому приговору, во второй - считали, что Мельнику надо было дать три года, но условно.

Я подошел к стоявшему в окружении своих коллег Евгению Осипко. Под руку его держала симпатичная девушка. "Знакомьтесь, моя невеста Людмила", - представил мне ее Евгений.

- Как ваше самочувствие?

- Мне сделали операцию. К сожалению, металлический шарик, засевший рядом с позвоночником, вынуть не смогли - он так и остался. Я уже хожу на работу. Правда, больше болею, чем работаю. Часто бывают очень сильные приступы боли в спине и животе. Обезболивающее зачастую не помогает. И тогда сам себе внушаю, что все хорошо, что боли нет. И, вы знаете, помогает. Помогает мне и моя Людочка, она говорит, что никогда меня не бросит.

- Можете прокомментировать приговор Мельнику?

- А что тут комментировать? - вмешался в разговор представившийся бывшим командиром Евгения Александр Дзюблык. - Ведь минимальный срок за сотрудников правоохранительных органов - пять лет. А Мельнику дали меньше меньшего - три года. Что теперь, получается, любой может купить пистолет и стрелять в работника милиции, а потом сказать: "Я же хотел, чтобы он меня убил, а не я его"? Разве это справедливо?

Адвокат Александра Мельника Олег Левицкий отметил, что, по его мнению, приговор все-таки справедливый.

- Об этом свидетельствует то, что им одинаково недовольны и потерпевшая сторона, и защита подсудимого, - говорит Олег Левицкий. - Я думаю, что судья Подалюка готов был назначить наказание с испытательным сроком, но наша система не дала ему возможности выпустить на волю человека, который замахнулся на "святая святых общества" - правосудие. Мой подопечный сказал, что готов понести наказание, однако я считаю, что приговор можно смягчить, дав ему три года условно.

Источник: http://president.org.ua/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ