Архив:

Если игра будет честной...

Вместо отдыха — операция. Первые слова, которые мне произнес при встрече этот мужественный человек, были: «Инвалидом себя не считаю». Алексей Оспенников, инвалид первой группы, сказал их без бравады, с чувством собственного достоинства. Похоже, непростая судьба переплавила его волю в булат. Хотя что такое судьба?

Можно ли избежать трагедии, если она происходит не по воле рока, а по причине банальной халатности врачей? И как восстановить справедливость, если суд с разницей в несколько месяцев по одному и тому же делу выносит диаметрально противоположные решения? Но давайте обо всем по порядку.

В сентябре 1999 года харьковчанин Алексей Иванович Оспенников находился в городе Саки. Его стали мучить боли в правом тазобедренном суставе. Рентген, сделанный крымскими врачами, показал серьезную картину: гниет тазовая кость. В Сакской центральной районной больнице Алексей Иванович договорился с хирургом Георгием Дерюгиным. Он взялся оперировать харьковского пациента.

— Заплатил по тем временам большую сумму за операцию — 500 долларов США, — с горечью рассказывает Алексей Иванович.

После операции он пробыл в больнице, в Саках, полтора месяца. Приехала сестра, помогала Алексею Ивановичу, которому лежать можно было только на одном левом боку, ведь удалили часть правой тазовой кости. Рана полностью зажила через две недели и пациенту разрешили садиться на коляску. Но накануне выписки состояние резко ухудшилось. Температура под 40, непрекращающиеся боли заставили сакских врачей заволноваться, Алексея Ивановича перевели в реанимацию. Очень кстати подоспело распоряжение начальника Управления здравоохранения в Харьковской области Владимира Яворского о немедленной транспортировке больного к месту проживания.

Дома и стены помогают

Сакские врачи в выписке из медицинской карты так изложили состояние харьковского пациента: послеоперационный период протекал без осложнений, накануне выписки состояние больного ухудшилось. Появились признаки «обострения хронического пиелонефрита». Проведенное в Саках УЗИ показало болезнь почек.

И вот уже машина «скорой помощи» мчит Алексея Ивановича из Крыма в родной Харьков. Никакого обнаруженного сакскими врачами заболевания почек врачи из Харьковского урологического центра при областной клинической больнице не нашли. Но уже на третий день пребывания в центре рядом с местом операции появилась огромная гематома.

— Состояние было ужасным. Выписку из истории болезни я уже не забуду никогда, — вспоминает Алексей Иванович и цитирует шокирующие строки, написанные харьковскими врачами и подписанные двумя высокопрофессиональными хирургами: «...при вскрытии гематомы вылилось около литра гноя, обнаружен ватный тампон, сгустки крови и полость, ведущая в левое бедро».

Именно из-за оставленных в теле тампона и салфетки образовалась гематома с расплавлением тазобедренного сустава.

В выписке из медицинской карты №4485 стационарного больного 26-й клинической больницы, куда был переведен для дальнейшего лечения Алексей Оспенников, все сказанное подтвердилось.

— Вся беда в том, что я раньше мог ходить на костылях, а теперь у меня и эту возможность отняла ошибка сакских врачей. Сидеть и то больно, — жалуется Алексей Иванович. — Я подал иск в Сакский районный суд по месту нахождения хирурга Дерюгина, но Верховный суд передал дело в Харьковский суд Дзержинского района и я был этому очень рад, так как хотелось объективности и еще, чтобы в родном Харькове судьи поняли мою боль.

Районный суд: иск частично удовлетворить

— В июне 2007 года, руководствуясь ст. 1168 Гражданского кодекса Украины, суд принял решение, что иск Оспенникова подлежит частичному удовлетворению на сумму 15 тысяч гривен. В той части, где истец требовал компенсации от Сакской центральной районной больницы, районный суд Харькова отказал, поясняя, что должником в обязательствах между пациентом и врачом является не медицинское учреждение, а собственно врач Георгий Дерюгин. Согласно решению суда, с хирурга Георгия Дерюгина взыскали в пользу пациента Алексея Оспенникова материальный ущерб в размере 7372 гривни 50 копеек и моральную компенсацию в размере 15000 гривен.

Но хирург Георгий Дерюгин обжаловал решение районного суда в Апелляционном суде Харьковской области.

Шансы на успех тают вместе с деньгами

Апелляционный суд подтвердил решение районного суда, вынося свое решение на основании протоколов операций (цитируем дословно): «Каждый из двух врачей, кто проводил операцию, не сомневался, что в ране, кроме сгустков крови, найдены именно посторонние тела, о чем свидетельствуют подписанные свидетелями протоколы операции. В течение 7-и лет сомнений в том, что были выявлены именно посторонние предметы, у врачей не было, о чем свидетельствует факт невнесения изменений в протокол операции и диагнозов». Вердикт Апелляционного суда был таков: «Судебная коллегия считает необходимым уменьшить сумму денежной компенсации с Дерюгина Г. В. с 15000 до 5000 гривен. Остальная сумма материального ущерба в размере 7372 гривен осталась без изменений».

— Несмотря на то, что сумма компенсации уменьшилась, суд принял во внимание все особенности моей операции и дал свою оценку показаниям врачей, которые сами же подписывали протоколы операции. Эта практика существует во всем мире. После вскрытия гематомы харьковские врачи сделали соответствующую запись. Слава Богу, что эта запись осталась и попала в суд. Спустя 8 лет после операции судебные медицинские эксперты сфальсифицировали экспертизы в защиту своего сакского коллеги. Дескать, не было посторонних предметов — нет проблемы. Но семь лет они говорили противоположное!, — продолжает свой рассказ Оспенников.

— По сути, Апелляционный суд подтвердил решение районного. Для меня это важно не с позиции цифр компенсации, а как напоминание врачам, что они несут ответственность, — поясняет свою позицию Алексей Иванович, — медицинские дела доказать практически невозможно и поэтому такое непредвзятое решение суда заслуживает уважения.

Казалось бы, справедливость восторжествовала, но самое неожиданное ждало Алексея Оспенникова впереди.

Дерюгин, не согласившись с решением Апелляционного суда, подал иск в Верховный суд.

И Верховный суд направил дело на новое рассмотрение в... тот же Дзержинский суд, основываясь на том, что в Саках операция была сделана на правой ягодице, а в Харькове же тампон и салфетку нашли слева, а полости между ними нет.

— Все дело в том, что еще в Саках тампон и салфетка, находящиеся внутри моего тела, перетерли сосуды, — поясняет Алексей Оспенников. — Это вызвало большую кровопотерю, зафиксированную врачами. В Саках мне неоднократно переливали кровь и плазму, — поясняет инвалид.

Алексей Иванович абсолютно убежден, что в результате полуторамесячного лежания на одном, левом, боку, инородные предметы просто переместились из правой верхней части в нижнюю левую, сгноив или «расплавив», как сказано в медицинском заключении, часть левого тазобедренного сустава и образовав таким образом полость, о которой упомянул Верховный суд в своем основании для пересмотра дела.

По второму кругу: отменить свое же решение

И вновь в зале районного суда слушалось то же самое дело. Алексей Иванович был уверен, что суд первой инстанции, естественно, подтвердит свое же собственное решение. Однако суд посчитал, что Алексей Оспенников не предоставил надлежащих доказательств о том, что причинение ему материального и морального вреда явилось следствием действий г. Дерюгина. Таким образом, Алексей Иванович остался ни с чем.

В настоящее время мастер спорта СССР по баскетболу, чемпион СССР 1989 года, чемпион Украины 1992 года, победитель четырех международных марафонов на инвалидных колясках Алексей Оспенников подал иск в Апелляционный суд Харьковской области.

Инвалид надеется только на свои силы и верит, что в любом забеге выигрывает сильнейший. А слабаком бывший баскетболист себя считать не привык.

Трижды придя к финишу марафонской дистанции первым, он верит, что и на длинной дистанции судебных тяжб добьется победы. Если, конечно, игра будет честной.

Нина Спасская

Источник: timeua.info

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ