Архив:

Дом, где дарят надежду, где вновь обретают себя

В Москве есть очень необычный и красивый двухэтажный домик, закрытый от многоэтажек небольшой аллеей пушистых и высоких елей. Это Дом Чешира, британско-российский реабилитационный центр для ветеранов войн, раненных в боях. Здесь возвращают к нормальной жизни воинов, для которых служба в армии обернулась не блеском парадов и звездами на погонах, а стремительным обрывом жизненных планов и ежедневным преодолением самих себя – шаг за шагом.

Долг чести лорда чешира

Герой Второй мировой войны, командир эскадрильи тяжелых бомбардировщиков «Галифакс» Королевских ВВС, полковник Леонард Чешир за 600 боевых вылетов, в том числе по прикрытию с воздуха морских конвоев, доставлявших грузы по Ленд-лизу в порты Мурманск и Архангельск, был награжден тремя орденами (включая Крест Виктории). И он был единственным, кто выжил и остался невредимым из 11 человек своего экипажа. Последний его боевой вылет был 9 августа 1945 года в качестве летчика-наблюдателя при нанесении американцами ядерного удара по Нагасаки.

А мысль организовать первый дом-пансионат в Великобритании для ветеранов войны у Леонарда Чешира возникла в период, когда он ухаживал за своим боевым товарищем – штурманом, оставшимся без ног и без дома. К Леонарду Чеширу стали обращаться за помощью и другие его сослуживцы, перенесшие ранения на войне, что и привело к идее открыть специальный дом ветеранов.

С 1948 года начал действовать Фонд Леонарда Чешира, который затем перерос в международную организацию и теперь переименован (после смерти лорда Чешира в 1992-м) в глобальный альянс неправительственных организаций под общим названием Leonard Cheshire Disability (Фонд для людей с ограниченными возможностями имени Леонарда Чешира). Сегодня фонд имеет 440 организаций-партнеров, его реабилитационные центры базируются в 58 странах мира – в Европе, Америке, Азии и Африке. Первый Дом Чешира за пределами Великобритании (и шестой по счету) был открыт в Индии, в Мумбаи, в 1955-м.

В России Дом Чешира для ветеранов войн англичане построили и открыли в 1991 году (строительство обошлось в 4,5 млн. долл.). К сожалению, увидеть его лорд не успел. И пока что в России это единственный дом британского благотворительного фонда, в то время как в мире уже функционируют 440 таких центров: в Великобритании – 206, Канаде – 43, США – 9, Индии – 9 и т.д. Не все из них для ветеранов войн. Дома Чешира заботятся о разных категориях людей с ограниченными возможностями. Число находящихся на пансионе превышает 21 тыс.

Одно из принципиальных направлений фонда – акцент на обучение людей с ограниченными возможностям (инклюзивное обучение), их социальная реабилитация, развитие талантов и даже помощь в открытии собственного дела. Особенность Домов Чешира заключена в семейной атмосфере, домашнем тепле и уюте, согревающем сердца его обитателей. Дома небольшие по вместимости – например, московский Дом Чешира предназначен для 20 человек. Несомненно, этого мало. Но вопрос, будет ли в России развиваться элитная сеть домов для молодых ветеранов войн, как в Великобритании и США, пока остается открытым.

Лорд Чешир говорил: «Надеюсь, что этот фонд всегда будет передовыми и всегда будет в развитии, в поиске того, что можно еще сделать для людей с ограниченными возможностями». Для управления такими домами фонд подбирает людей, способных выполнить этот завет британского героя Второй мировой войны. В соответствии с уставом фонда директором дома в любой из стран может быть только старший или высший офицер, достойно отслуживший свой срок в армии. Управлять первым и пока единственным московским Домом Чешира пригласили генерала в отставке Юрия Наумана.

Генерал, который подбирал раненых солдат

Участь, выпавшая на долю генерала Наумана, не из легких. И больше всего сложностей не из-за того, что ему приходится переживать вместе с демобилизованными после тяжелейших ранений бойцами спецназа ВДВ и ГРУ, а из-за реалий нашего общества, которые, к сожалению, далеки от совершенства. Чего только не было! Генерал пережил и бандитский налет в 90-х, и мародерство, были и требования брать деньги с ребят, рейдерские претензии на землю, посягательства приватизировать дом от представителей власти, попытки перепрофилировать заведение в частную клинику или, того хуже, в центр адаптации для лиц, освобождающихся из тюрем и лагерей, и даже в баню-сауну. Чиновники грозились выгнать ребят на улицу прямо зимой. Юрию Науману приходилось отстаивать дом в буквальном смысле с оружием в руках — наградной ПСМ с тех пор всегда при нем. Тем не менее Дом Чешира выстоял. «Дом находится в собственности британского Фонда Леонарда Чешира, и, к сожалению, если бы он был в российской федеральной или муниципальной собственности, то его бы уже не было», – рассказывает Юрий Науман.

Но увы — финансовая удавка затягивается все туже. Те, кто пытался перепрофилировать Дом Чешира в «дом отдыха бандитов», никуда не делись, более того — некоторые из них стали депутатами. Все делается, чтобы деньги спонсоров не попали в дом.

Юрий Науман лично подбирал ребят по госпиталям. Многие сегодня называют его «наш папа». А всего их уже было более полутора тысячи из всех регионов России и некоторых стран СНГ (Белоруссия, Украина, Узбекистан, Казахстан, Азербайджан, Литва, Приднестровье). К своим подопечным солдатам генерал Науман строг – он не позволяет распускаться, терять волю к жизни, пить и курить, заставляет учиться и заниматься лечебной физкультурой.

Сегодня в Доме Чешира живут разные ветераны – моряк, спасший атомную подлодку Северного флота от пожара в 1992 году и получивший большую дозу радиации; воевавшие в Чечне и фактически вытянутые случаем и врачами с того света; есть и воевавшие в Афганистане. Юрий Науман буквально дает ребятам новую жизнь. Дом Чешира предоставляет возможность не просто дожить свой век, но встать на ноги, поверить в себя и найти себя в этой жизни, получить достойную профессию, завести семью. Это и есть те цели, которые ставит и по-военному выполняет генерал Науман. Потерявшие зрение, перенесшие сложнейшие операции, ждущие пересадки почки, оставшиеся без ног и рук, пережившие смерть своих боевых друзей – под крылом Юрия Наумана ребята оживают, поступают в вузы, оканчивают их с красными дипломами, получают престижную работу, становятся завидными женихами. Сыграна уже не одна свадьба, и в семьях рождено уже немало детей.

Проживание в Доме Чешира не подлежит казенному измерению «занятых койко-мест». Молодые люди живут ровно столько, сколько им понадобится, чтобы достичь главной цели – полной социальной адаптации. До шести–восьми лет. Генерал заботится и о том, чтобы награды нашли своих героев. Так, благодаря прямой поддержке председателя комитета по делам ветеранов Госдумы генерала армии Николая Ковалева и настойчивости генерала Наумана получили заслуженные награды – ордена Мужества разведчик Сергей Корепанов из Новосибирской области и спецназовец рядовой Максим Бойков из Краснодарского края. Власть выделяет даже квартиры для этих ребят, как это сделал губернатор Московской области генерал Борис Громов. Юрий Науман в 1998 году смог выбить для своих ребят три бесплатных места (ежегодно) на факультетах Академии труда и социальных отношений по специальностям юрист, экономист и финансист. Возможно, что будут и другие предложения от московских вузов.

Московский Дом Чешира навещают представители Фонда Леонарда Чешира непосредственно из Великобритании и военные атташе Великобритании и США, аккредитованные в Москве. За подлинное служение идее элитной реабилитации ветеранов войн, возвращение ребятам чувства собственного достоинства и радости жизни и за отстаивание чести Дома ветеранов Юрия Наумана международные союзники очень ценят. Так, в 2006 году генерал был награжден президентом Всемирной Федерации ветеранов (World Veterans Federation) Абдулой Хамидом Ибрагимом дипломом на Ассамблее в Куала-Лумпуре. В 2008-м указом президента РФ за активную общественную работу по социальной поддержке ветеранов и патриотическому воспитанию молодежи награжден орденом Почета.

Королевский статус обязывает

Своими добрыми делами и благородными целями Фонд лорда Чешира заслужил внимание королевы Великобритании Елизаветы II. Ее величество патронирует Leonard Cheshire Disability, что обязывает всех его участников к многому. Фонд продвигает очень передовые идеи, создав всемирную социальную сеть для людей с ограниченными возможностями.

На Западе над Домами Чешира, специализирующимися на ветеранах войн, шефствуют войсковые части в обязательном порядке. К сожалению, в России пока ни одна часть не проявила внимания к московскому Дому Чешира. Исполнительный директор фонда британец Эрик Прескотт является опытным менеджером и известным бизнесменом (ИТ, транспорт и энергетика) и политиком (Правительственный комитет Конфедерации британских производителей) в Великобритании. Именно Эрик Прескотт расширил программу Фонда Чешира с целью реабилитации детей, пострадавших от противопехотных мин и других последствий вооруженных конфликтов.

Главой попечительского совета фонда является бизнесмен (энергетика и природные ресурсы региона АТР) Ильяс Хан (Ilyas Khan), который 20 лет проработал в Гонконге и занимался благотворительной помощью детям, организовал The Children’s Institute (первую специализированную школу в Гонконге для детей с аутизмом), а также литературные и художественные фестивали для детей и спортивные мероприятия.

Фонд тратит ежегодно на развитие огромные суммы – свыше 120–150 млн. фунтов стерлингов в год. При этом только 10% собираемых средств является частными пожертвованиями. Около 90% средств, поступающих в фонд, – это гранты и гонорары от спонсоров, работающих с фондом в большинстве случаев на постоянной основе годами (в 2009-м эта активность повысилась на 16%). И небольшая часть доходов – менее 1% – это доход от банковских вкладов и торговли на бирже.

Фонд активно расширяется. За отчетный 2009 год число волонтеров выросло на 15%. Центральный офис Фонда Чешира в год проводит около 170 благотворительных акций с участием более 90 компаний. Крупнейшими донорами фонда являются Барклайс Банк (имеющий также представительство в Москве), фармгигант «ГлаксоСмитКляйн» (также представлен в Москве), «Майкрософт», английский производитель мебели «Хоуденс Джойнери», Большой лотерейный фонд (Big Lottery Fund), Комиссия помощи за рубежом острова Джерси (Jersey Overseas Aid Commission), Лондонское агентство по развитию (London Development Agency), Программа Евросоюза по мирному урегулированию (European Union Programme for Peace and Reconciliation) и многие другие.

В России помощь Дому Чешира оказывали Минобороны (более 2 млрд. руб. — еще по решению Павла Грачева), правительство Москвы, губернатор Московской области, Герой Советского Союза, генерал Борис Громов в качестве главы Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство». С 1997 года «Боевое братство» несло основную благотворительную нагрузку, финансируя московский Дом Чешира, но после мирового финансового кризиса 2008-го эта помощь прекратилась.

Активно помогали депутаты Государственной Думы. Помощь от верхней палаты парламента ожидается в этом году. Внимание к Дому Чешира проявляли Патриархи – как Алексий II, так и Кирилл. Церковь оказывает продовольственную помощь. Директор московского Дома Чешира Юрий Науман надеется, что в ближайшем будущем осуществится давно задуманный проект по возведению небольшой часовни на территории реабилитационного центра, на что уже получено благословение РПЦ.

Юрий Науман говорит: «Простые люди в России очень отзывчивы, идут отзывы от Магадана до Калининграда, предлагают и деньги, и оказание помощи по ремонту и уходу. Но нужны крупные и постоянные спонсоры, а не разовые вливания».

Ибо сегодня финансовые дела московского Дома Чешира на грани краха. Нет стабильных крупных благотворителей, русский бизнес не приобрел «западных ценностей» и не считает за обязанность жертвовать на благотворительность. Например, в Великобритании даже налоговые декларации оцениваются по критерию объема отчислений на благотворительность, у нас этой нормы в законах нет. Все дома Чешира во всех странах мира освобождены от уплаты налогов. Можно также дать льготы по оплате счетов по ЖКХ. Например, счет только за электроэнергию около 100 тыс. руб. в месяц.

Между тем расходы на содержание московского Дома Чешира вместе со всем пансионом превышают 700 тыс. руб. в месяц. Сумма не такая уж большая для крупного спонсора. Международные участники сети Домов Чешира удивляются, почему в России так мало спонсоров-благотворителей для воинов, которые отстаивали честь страны, обеспечивали безопасность Родины и потеряли здоровье. Ведь Россия – богатая страна, говорят они, в стране за время кризиса число миллиардеров удвоилось!

А Юрий Науман мечтает о тиражировании опыта в российских регионах, о распространении новых технологий реабилитации инвалидов. По словам Юрия Наумана, жизненная формула для солдата-инвалида – это «не дно бутылки, одиночество и гибель после ранения, а моральная и медицинская поддержка, уют и высшее образование, престижная работа, семья и дети». Именно это должно стать нормой жизни в России. Возможно, у Фонда лорда Чешира найдутся средства для строительства еще нескольких Домов Чешира в России, но вот дальнейшее их существование должно проходить как в цивилизованных странах – самостоятельно, при активной поддержке государства и региональных крупных бизнес-доноров.

Не хватает России сегодня и массового волонтерского движения, столь распространенного в Европе и США. Благодаря различным волонтерским программам подростки получают первые трудовые навыки, улучшают свои резюме. Более того, в практике Фонда лорда Чешира – привлекать на волонтерскую работу молодых людей с ограниченными возможностями. Это программа Can-Do, она многим дает смысл жизни и шанс найти себя. Есть и другие перспективные социальные технологии — например, в Фонде Чешира существует программа персонифицированного планирования Person Centred Planning. В рамках ее молодые люди с ограниченными возможностями определяют, чего они хотят добиться в жизни. И им помогают составить план, как этого достичь, разрабатывают индивидуальный план поддержки, включая участие в специальной интернет-сети Service User Networking Association (своего рода обратная связь с руководством Фонда Чешира).

Ольга Колесниченко

Источник: nvo.ng.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ