Архив:

Общественно полезная наука

В России – 13,2 миллиона инвалидов, что составляет более девяти процентов населения страны. Государство их поддерживает тем, что платит пенсии и социальные пособия. В Москве с недавних пор на некоторых рейсах стали курсировать единичные специализированные автобусы, которыми может воспользоваться человек в инвалидной коляске, а по всей России вузы вдруг взялись исполнять обязательство принимать вне конкурсов людей с серьёзными ограничениями по здоровью.

Последнее, впрочем, выглядит больше формальностью. Если даже закрыть глаза на разговоры о липовых медсправках абитуриентов, получится, что инвалиды могут стать студентами университетов, но не более того. Смогут ли они учиться там – это другой вопрос, посложнее. Большинство из них осваивали школьную программу в обычных классах, часто из-за болезней не поспевая за темпом своих сверстников. Конечно, находясь на больничной койке, тоже можно пополнять интеллектуальный багаж и даже перегнать в чём-то одноклассников, но этот энтузиазм, скорее, из серии «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

То же самое – с медициной. Поддерживать на хорошем уровне здоровье и качество жизни инвалидов в России считается либо дорогим удовольствием, либо просто не таким важным делом. Всё это говорит о том, что наше государство, к сожалению, пока ещё не социальное, несмотря на то, что таковым оно провозглашено в Конституции (статья 7). А если интересы самых уязвимых групп людей не входят в приоритеты государства, это значит, что и общество к этим группам будет относиться неправильно. Что, собственно, мы и наблюдаем.

Государство своим невниманием к инвалидам делает их беспомощными; общество, видя беспомощность инвалидов, не считает их своими полноправными членами.

Есть, правда, исключительные примеры, когда наука, поставленная на службу людям с ограниченными возможностями, переходит в практику и приносит тем самым максимально возможную пользу – делает людей счастливее.

Яркое тому подтверждение мы получили во время экскурсии по многопрофильной клинике Федерального бюро медико-социальной экспертизы (ФБМСЭ), деятельность которого направлена на интеграцию инвалидов в общество. Здесь составляют индивидуальные программы реабилитации инвалидов всех возрастов. В клинике получают помощь пациенты с заболеваниями опорно-двигательного аппарата (позвоночника, суставов, верхних и нижних конечностей), центральной и периферической нервной системы, с сосудистыми недугами, сахарным диабетом, с серьёзной патологией органов чувств и мочеполовой системы. Здесь же изготавливают протезы и ортопедические изделия, разрабатывают и применяют различные средства реабилитации, в том числе психологические методы. К детишкам, например, приходят школьные учителя, которые прямо в палатах проводят уроки.

Изготовление корсета для пациента с травмами позвоночника в мастерской РЦ ФГУ ФБМСЭ

Готовые туторы и протезы. Каждый изготавливается индивидуально по мерке. Кстати, тутор для пациентов с травмами ног очень напоминает экзоскелет и выполняет похожую функцию

Лена (4 года) приехала с мамой из Старого Оскола Белгородской области. Диагноз - некроз тазобедренных суставов. После проведённого лечения в туторах она может даже бегать (хотя лестницы пока вызывают затруднения), а, по заверениям врачей, через год она уже вряд ли вспомнит, что пройти несколько шагов без посторонней помощи или специальных приспособлений было очень трудно

Все пациенты имеют возможность заниматься на тренажёрах и плавать в бассейне.

В актовом зале для них регулярно устраивают концерты и показывают кино, а медперсонал общается с ними, как со своими близкими. Такое отношение, по сути, должно считаться нормальным и даже обыденным, но у нас оно воспринимается как особенное и доступное лишь единицам.

Паше - 5 лет, примерно половину своей жизни он провёл в оковах аппарата Илизарова. В январе 2008 года специалисты РЦ провели остеотомию (преднамеренный перелом для правильного повторного сращивания) бедренной кости, после этого за 5 месяцев кость срослась и удлинилась на 4,7 см. Сейчас очередь голени и ступни - к июню голень вытянется на 6 см (примерно по 1 см за месяц), параллельно «ставится на место» ступня. Несмотря на все очевидные недостатки метода Илизарова (которому, впрочем, пока нет реальной замены), результат стоит мучений - по завершении лечения от всех проблем останутся только крохотные шрамы

4-летний Кирилл пока большую часть времени проводит в кровати, однако самое неприятное уже позади - аппарат Илизарова снят, и маленькие шрамы от игл, может быть, просто исчезнут со временем. Сейчас он учится ходить. Без туторов пока сложновато - мышцы ещё совсем слабые, но это вопрос тренировки и реабилитационных мер, в частности - электростимуляции мышц

Если посторонний попадёт в детское ортопедическое отделение РЦ ФБМСЭ с завязанными глазами, то слух его обманет - скорее всего, ему почудится, что он в школе на перемене или в детской игровой комнате. Благодаря врачам и методикам реабилитационного центра места для пессимизма здесь нет - во всяком случае, корчить рожи фотографам маленькие пациенты умеют отменно и делают это с большим удовольствием

В клинике только 504 койки, а значит, лечиться здесь одновременно могут всего 0,004 процента от всех инвалидов, проживающих в России.

И подобных государственных учреждений здравоохранения в стране больше не существует. При этом, как признался нам заведующий лабораторией изучения проблем протезирования и ортезирования ФБМСЭ, заслуженный врач РФ Борис Спивак, обслуживаются здесь преимущественно москвичи, потому что пациентов из регионов больница принимает только по направлению региональных филиалов фонда социального страхования, то есть – за большие деньги (при этом проживание родителей с детьми компенсируется из бюджета).

Специалистов, которые хотели бы в этом учреждении профессионально заниматься реабилитацией инвалидов, не хватает. Молодые врачи защищают здесь диссертации, а потом уходят в коммерческую медицину, где им предлагают зарплату до 100 тысяч рублей, то есть почти в десять раз больше. Их старшие коллеги, впрочем, не в обиде. «Все хотят жить достойно, а наше учреждение таких перспектив не гарантирует, – говорит Борис Спивак. – Иногда мы получаем небольшие гранты от разных структур, но они не дают возможности стабильно и максимально эффективно развивать науку и практику по проблемам реабилитации инвалидов».

На кадрах, отснятых во время экскурсии, – пациенты клиники ФБМСЭ. Доктора делают всё, чтобы тяжёлые болезни не вызывали у них чувства безысходности. Да что говорить – они готовы делать ещё больше, если получат для этого больше возможностей.

Наталья Быкова

Источник: strf.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ