Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

За одной партой с аутистом

Многие родители не готовы к тому, чтобы их здоровые дети учились в одном классе с инвалидами. «Сразу после рождения мне поставили диагноз — «церебральный паралич». Мои учителя и доктора сомневались, что я смогу получить образование. Но родители все-таки отдали меня в обычную школу», — рассказал на пресс-конференции профессор права, глава руководящего комитета проекта «Инклюзивное образование для детей с особенными потребностями в Украине» МакФирсон Дарси

Инклюзивное образование означает, что дети-инвалиды учатся не в специальных школах, а в самых обычных — вместе со здоровыми ребятами. В украинско-канадский проект уже включились школы Львова и Симферополя.

Нокогда во львовском лицее №3 принялись обследовать детей, то обнаружили, что брать инвалидов со стороны нет надобности. Своих хватает. Когда школа подключилась к проекту, то всех школьников обследовали и выяснили, что из 1970 учащихся у 1053 — от одного до 12 заболеваний, а у 26 — серьезные проблемы со здоровьем!

Равнодушные родители

Как рассказала директор львовского лицея Людмила Вишняк, среди этих 26 шестеро — инвалиды с детства, двое — видят только на один глаз (неоперабельное бельмо), у троих ослаблен слух, еще у троих — детский церебральный паралич. А один мальчик перенес пять операций на сердце! Логопедические проблемы (он долго находился в больнице, ни с кем не общаясь) и физическая боль мешают нормальной учебе. Кроме того, школу посещают двое детей больных сахарным диабетом, которые большую часть времени должны лежать. Есть один паренек — аутист, один ребенок, страдающий от аномалии толстой кишки, из-за чего он не может просидеть на уроке 45 минут без перерывов. Есть ребята-эпилептики, у 43 учеников — иммунозависимая патология, некоторые дети заикаются. У других обнаружены психические проблемы — инвалидность им не определяют, но учиться с такими диагнозами нелегко.

И это абсолютно обычная школа! Людмила Вишняк, подчеркивает, что никого специально не принимала, в школу поступают дети из микрорайона.

— Как так получилось, что этих ребят не обследовали раньше, до начала проекта? — спрашиваем у директора.

— Кто-то был обследован впервые, кого-то обследовали дополнительно (например, диагноз «задержка умственного развития» никто в первом классе не поставит), — говорит Людмила Вишняк. — А у некоторых при поступлении в школу в медицинской справке было написано, что ребенок абсолютно здоров. Тут родители либо маргинальные (алкоголики, например), либо просто равнодушные — не ходили с сыном или дочерью к врачам. Так что порой только в школе мы замечаем у ребенка отклонения. О 5—6% детей мы знаем, что они требуют особого наблюдения. Таких можно найти в каждой школе.

Сочинение с ассисентом

— Благодаря проекту, — продолжает директор, — у лицея появилось больше возможностей обеспечить этих ребят необходимым уходом. Например, сейчас в школе три психолога, два логопеда, два социальных работника и три ассистента учителя.

— Разве этого достаточно?

— Мы планируем увеличить штат, например, количество ассистентов с трех человек до десяти». Ассистент учителя нередко сидит на уроке за одной партой с больным ребенком и помогает ему делать задания. Скажем, я задаю детям сочинение на тему «Осень». Но мальчик с умственными проблемами не напишет рассказ, он может просто ответить на вопросы. Когда я даю домашние задания, мой ассистент планирует, как приспособить его для ребенка с особыми потребностями, — поясняет Людмила Вишняк.

Кто купит лифт?

Однако, кроме внимания, больным детям нужны определенные условия, которых в школе, увы, нет. Например, если в классе у двух-трех ребят проблемы со зрением, необходима особая окраска стен, если проблемы со слухом — требуется специальное усиление звука. А некоторые школьники вынуждены ходить в корсетах, страдая от тяжелых форм сколиоза. Конечно, они не способны отсидеть неподвижно всю пару, им необходима специальная мебель. Для инвалидных колясок нужны пандусы, специальные дверные проемы, перестроенные туалеты и так далее. «Но это очень дорого, — замечает директор. — Лифт стоит 500 тыс. грн., пандусы — 70 000 грн.». Пока же каждое утро одноклассникам-дежурным приходилось поднимать колясочников на второй этаж на руках. Директор надеется, что на деньги города и канадского фонда скоро может появиться специальная комната для отдыха, где дети, страдающие от проблем со здоровьем, смогут набраться сил. А над специальной окраской стен сейчас думают в родительском комитете.

Почувствуй себя глухим

— А бывают случаи, когда здоровые подростки обижают больных?

— Главное в такой ситуации выяснить причину. Бывает, жертва нарочно вызывает насмешки в свой адрес — пытается привлечь к себе внимание. Если же главная причина — физический изъян, то нужно максимально его сгладить — например, купить слуховой аппарат плохо слышащему ребенку.

— А если дело в одноклассниках?

— Нужно выяснить, почему дети злы. Может быть, они смотрят жестокие передачи, а может, папа бьет маму, и ребенок изливает агрессию на своего товарища.

— Как с этим бороться?

— Мы проводим недели толерантности, устраиваем игры. Суть одной, например, в том, чтобы ребенок почувствовал себя в роли инвалида. Мы просим его заткнуть уши или завязать рот и попробовать так общаться с одноклассниками.

«Работать надо и с родителями, — добавляет в разговоре с «ВЕДОМОСТЯМИ» Галина Клименко, глава одной из родительских организаций Симферополя и мама 19-летней дочери, страдающей аутизмом. — Если мать находится в депрессии из-за болезни ребенка, то, в первую очередь, нужно оказать ей необходимую поддержку». Дочь Галины училась в специализированной школе. «Но в Канаде я видела, что даже дети с самыми тяжелыми формами болезни учатся в нормальных, обыкновенных школах, — продолжает Галина. — У нас же нет таких условий».

Коляска медали не помеха

Сейчас в лицее Людмилы Вишняк есть духовой оркестр. И уже пять детей-инвалидов получили полное музыкальное образование. А мальчик-аутист, который был настолько погружен в свой мир, что до 11 лет не мог показать пальцем на называемый ему предмет и с большим трудом говорил, сейчас учится в среднем на 8 баллов. Другой ученик все годы передвигался на коляске и почти не мог разговаривать. Но это не помешало ему получить золотую медаль. Экзамены мальчик сдавал на компьютере. С помощью компьютера он и со своими одноклассниками общался.

«В Украине учителя в школах в основном не готовы к воспитанию больных детей, и многие родители не хотели бы, чтоб их сын или дочь сидели за одной партой с ребенком-инвалидом», — сетует Юлия Найда, координатор проекта в Украине. И все же прогресс есть. Например, по словам Людмилы Вишняк, в Симферополе на базе Крымского педагогического университета уже появились первые специальные курсы по инклюзии. Да и общество хоть и медленно, но все-таки меняется.

При скрупулезном врачебном обследовании в школе среди учеников обнаружили 26 инвалидов. У некоторых из них в медицинской справке значилось: «абсолютно здоров»

Расти лучше в кругу здоровых

Действительно ли это такая нужная вещь — инклюзивное образование? «ВЕДОМОСТИ» решили спросить об этом и у докторов.

— Такая работа с классом помогает развивать в здоровых детях сострадание к больным, — ответила нам научный сотрудник Института педиатрии, акушерства и гинекологии АМН Украины, врач-психотерапевт Виолетта Завгородняя.

— А всегда ли сострадание приятно ребенку с особыми потребностями? Стоит ли акцентировать внимание на его болезни?

— Если мы будем делать вид, что ничего не происходит, если у детей не возникнет сострадания, то взамен появится недоверие, насмешки, боязнь лишиться популярности, подружившись с больным ребенком.

— А может быть, некоторым детям лучше учиться в специализированных школах, где им не придется ждать помощи одноклассников, чтобы, например, подняться на второй этаж школы?

— Каждый случай индивидуален. Отведите ребенка на месяц в обычную школу, а затем спросите его — готов ли он продолжать обучение среди обычных сверстников. Решать должен ребенок.

Главный детский невролог Киева Оксана Майструк также уверена, что для детей с особыми потребностями намного лучше учиться в обычных школах.

— Даже если в школах для них не созданы хорошие условия — не сделаны пандусы, не куплена специальная мебель?

— Об этом должно позаботиться государство. Но ребенку лучше расти в обычной школе в кругу здоровых ребят.

Валерия Крикунова

Источник: kv.com.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ