Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

SexРеабилитация по... АНЕЧКА.

Я люблю

Вопросы интимной жизни инвалидов на этом портале затрагивались не раз. Обычно они вызывали изрядные споры. Насколько может быть полноценной и активной сексуальная жизнь инвалида-колясочника? Первый опыт инвалида–подростка, да мало ли? Попробую предложить несколько новелл о любви и о возможности инвалида в сексе. Новеллы будут с разными персонажами, и различными сюжетными поворотами и. Они реалистичны и даже эротичны. Не поленюсь проиллюстрировать их. Но, разумеется, обойдемся без пошлости и порнографичности. Общее у всех героев будет одно – реабилитирующая сила Любви и подтверждение того, что в любви не бывает ограниченных возможностей! Бывает не понимание интимных особенностей и потребностей инвалидов. Итак, новелла первая – АНЕЧКА.

Анюта успела покончить с уроками. Руки девушки беспрестанно были при деле и за годы постоянных изнурительных упражнений, связанных с развитием моторики, не плохо работали. Так что, даже задания выпускного класса дистанционной школы Аня выполняла в короткое время. А что ей, 16 летней девушке делать с остальным временем?

Уже давно подступила пора, когда «все подружки по парам по дворам разбрелися».

Аня, конечно, помнила, что в песне поется о селе. Но она в городе, и пары бродят тут по дворам. Когда есть возможность, молодежь не прочь уединится у кого-нибудь «на хате», пока нет дома «родоков». Буквально вчера Аня видела в окне в доме напротив как Ирка Прускова, сидя на подоконнике, целовалась с каким-то своим очередным чумарем. Курили и открыто сосались на показ. Похоже, что уже «после того как…». Аня видела, что докурив, парень вновь увлек Ирку в глубину ее спальни…

Аня злилась на Ирку, возмущалась ее поведением. Но, потом заставила признаться себе откровенно, что она просто завидует бывшей подруге по детству.

Аня легко представляла объятия, прикосновения и поцелуи пылкого юноши. Она не мечтала о Принце и Алом Парусе среди бетонных пристаней городских многоэтажек. Аня была современна и практична. Объект ее мечтаний жил в их дворе. Это был высокий худой паренек, с чернявой вихрей кудрей на голове. Она с трудом подавляла вздох, когда тот проходил по двору или выходил из машины кого-то из сокурсников, кто его нередко подвозил домой. То, что ее Игорь (а в ее сознании он давно уже был ее) учится в педунивере, Аня уже выяснила. Ее удивляло и радовало, что Игорек всегда был с ребятами. Она не видела, чтоб с Игорем шла девушка. Ни разу не видела! То, что он не может быть «нетрадиционалом» она была уверена – ни ужимок «голубоватых», ни прогулок с парнями под ручку тоже не было за ним замечено.

- Наверное, мама строгая, вот и не приводит девушек домой, - заключила наблюдательная и не по годам мудрая Анюта.

Проводив глазами в окно своего Игоря до подъезда, Аня начинала очередной урок Photoshop. Она монтировала на фотографиях себя рядом с Игорем на колесе обозрения, усаживала себя радом с ним в лимузине, потом позволяла усадить ему себя на руки. Потом он на этих ее коллажах, мог выделывать с ней все, что подскажет его прихоть и ее похоть. Пока одна рука работала в Photoshop, другая, столь же умелая, трудилась под столом и доставляла девушке не меньшую радость…

-Мать, бы не услыхала, - подавляла девушка стоны, готовые сорваться с ее губ.

А потом все произошло, как взрыв – внезапно и неотвратимо. Только ей принесли не пояс со взрывчаткой (о чем в минуты отчаянного одиночества Аня тоже порой мечтала – раз и ничего нет, и ничего не надо!), ей принесли ЕГО.

Мать Ани страшно волновалась, шутка сказать девочка-надомница готовится к сдаче ЕГЭ. Как тут без репетитора. О студенте педуниверситета, который подрабатывает уроками, говорили соседки. Мать сказала дочери, что нанимает ей учителя. Аня ответила, что она, безусловно, и сама сдаст экзамены, но если маме некуда деньги девать, что ж пусть будет репетитор.

- Сейчас припрется какой-нибудь хмырь…,- ворчала про себя Аня, - наверняка будет прокурен и «с бодуна»!

То, что в оговоренный час войдет не хмырь а Игорь, ее Игорь, ученица интуитивно почувствовала утром.

- Какой, хмырь, это придет ОН. Он же Пед заканчивает, - делала дедуктивный вывод девочка. - Нужно накраситься и приодеться. Пусть увидит и упадет! Пусть видит, что я не хуже всех этих Ирок!

Нанесение макияжа было одно из упражнений, которые поставили девочки с ДЦП моторику. Натягивание тонких нейлоновых колготок уже также не было для Ани слишком сложным испытанием. Блузка голубого гипюра завершила туалет девушки.

- Все, я готова, пусть же ОН войдет!

И он вошел. Сказал радушное, но нейтральное: «Здравствуй, Аня»!

- А как ты хотела, - мысленно спросила себя Аня, - представляла, что он с порога бросится к твоим ножкам, чтоб поднять твою юбочку? Нет, потрудись, детка! Раз не можешь быть самой красивой, будь интересной. Вот тогда и проверим, правда ли «что некрасивых не бывает…»?

Аня приручила Игорька не вдруг и не просто…

Она заметила, что ее улыбка, ее глаза теперь удерживают его взгляд на большее время, чем поначалу. Она порой отвлекались от занятий, Игорь помогал девочке перебираться из кресла у компьютера на диван. Она, опираясь на него, делала три шага и плюхалась на диван. Тянулась за альбомами с рисунками или со стихами. Широкая юбка девушки при жестком приземлении на диван ни разу не подвела Аню – всегда высоко вздымалась, открывая юноше ее полненькие но аккуратные бедра. То, что это движение Анюта репетировала десятки раз Игорьку знать необязательно. Сегодня Аня осмелилась на еще более откровенные действия. Легкое платье полыхнуло в который раз перед взором Игоря ярким парашютом. Аня потянулась к полке со своими тетрадями и долго капалась там. В отражении шкафа ей было видно, что ее молодой учитель откровенно любуется ее обнажившимися бедрами. То, что теперь она надевает не колготки, а чулки, кружевные краешки которых ему отлично видны, и был ее «новый уровень». И этот соблазнительный вид явно толкал «крышу» парня.

Назавтра Аня сказала, что ей сегодня больно опираться на Игоря, может он возьмет ее на руки и перенесет на диван?

- Держись крепче за шею, - скомандовал парень. Аня на ручках

Повторять не пришлось. Аня прильнула локонами к его лицу. Да, она не зря стала надевать на их «школу» мамино школьное платье. А сегодня Аня надела поверх ее белый фартук, как девчонки выряжаются на последний звонок. Это и будет звоночек , звоночек ЕМУ. Может предпоследний. То, что в этом наряде она смахивает на кокетливую шлюшку Аню не смущало. Ей казалось, что этот наряд добавлял задора и пикантности. Игорь взял Аню на руки. Короткое платье поползло вверх и девушка ощутила пальцы молодого человека на своих бедрах по выше края чулок. От этого касания его руки стали прохладными. И это, без сомнения, уже возбуждало их обоих.

План со днем Рожденья, конечно, не очень оригинален. Сколько парней и девушек поэтому надуманному поводу, под звон балов с шампанским, укладывали друг друга в постель. Аня подозревала, что Игорь уже и сам не против. Ему явно интересен такой опыт. Но, одно дело парню завалить ждущую девчонку, и другое решиться на любовь с девушкой с ДЦП. Аня предложила Игорю перекусить и за десертом сказала:

- А у меня Днюха грядет. Приходи?

Аня, когда много говорила или кушала, слюна не то, что текла, как у некоторых с таким же, как у нее заболеванием. Но все же губы становились влажными. Она слизнула крем с губ. И эти движения языка по губкам делало ее такой милой. Игорь тоже сглотнул, толи кусочек пирожного, толи подкативший к горлу ком.

-Так что мне одной отмечать? С мамкой? Хоть реви!

Выдуманный день Рождения прошел как по расписанию. Для убедительности Аня организовала себе звонки с поздравлениями. Мама посидела с молодыми полчаса и объявила, что устала и опьянела, что она идет спать.

-Игорь, ты уложи потом Аню и просто захлопни дверь, когда уходить будешь.

Мать сходила в ванную и, проходя мимо не закрытой комнаты дочери, еще раз скосила взгляд на пару, оставленную ей. После вина и в притушенном свете юная девушка была ничуть не менее привлекательной для парня, чем эти здоровые ненасытные кобылы, что стучат по ночам под их окнами каблуками! Аня раскачивалась в паре с Игорем под музыку, крепко обняв его, чтоб легче стоять было. Игорь твердо и надежно держал Анюту. Его рука легла горазда ниже, чем это могло быть в присутствии мамы.

-Вот и славно, - решила мать. Аня в танце

Тихая музыка чуть скрадывала звуки из спальни дочки. И все же материнский слух распознал смену щебетания на шорохи и легкое шуршание. Потом был тихо. Вздохи, а потом и нарастающие девичьи постанывания окончательно успокоили мать и дали понять, что у ее Ани все очень хорошо.

Мать не могла нарадоваться на успехи дочери с ее репетитором. Уроки все больше увлекали дочь. Они теперь продолжались не по часу, а по два. Стоны из спальни уже не особо-то сдерживались. Мать понимала, что в начале Игорь сдает зачет ее Анюте, а уж потом девочка отвечает свой урок.

- Если забеременеет, велю рожать, - твердо решила за всех мать. – Детё в любви будет зачато. Все будет у мое Анюты хорошо!

В глазах дочери после этих уроков никогда не было ни жалобы, ни усталости. И когда Аня сказала:

- Мам, мы прогуляемся, - мать удивилась только тому, что уроки столь скоро дали ожидаемый ею эффект.

Мать понимала, что просто изнурять дочь тупыми физическими упражнениями - только злить ее. Нужны упражнения, которые бы укрепляли мышцы ног, и при этом бы не были противны. Придуманные заботливой матерью занятия были наоборот, приятны девушке. Плюс буря позитива. Несколько лет назад сеансы иппотерапии также превзошли в деле реабилитации девочки все ожидания.

И вот, буквально за пару месяцев физические упражнения с этим способным учителем, подняли дочь на ноги. Она, конечно, еще ковыляла в развалку. Но теперь могла подолгу ходить и гуляла под руку, без инвалидной коляски.

Спустя несколько дней Игорь попрощался с Аней и с ее мамой. Мать поразилась, как спокойно дочь это восприняла. Тот, о ком еще недавно вздыхала, кому писала стихи, и в паре с чьим изображением монтировала свои фотки, отпускался, как нарадовавший девочку голубь, на волю. А еще дня через три мама видела, аня на рукахчто ее Анюта вышла из вкатившей во двор иномарки. Ей заботливо подставил руку другой мальчик. И Анна шла с ним уже почти ровно, лишь чуть припадая.

Видимо, упражнения с новым тренером были еще более совершенны. Новый опыт давал девушке новый уровень реабилитации. Он также нес ее дочери новые представления о жизни.

Но, то уже совсем другая новелла…