Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Город без барьеров - не только для инвалидов

Признаемся честно, пока жареный петух не клюнет, проблемы маломобильных граждан волнуют нас не более, чем благополучие пингвинов. Но стоит сесть в коляску кому-то из близких, как сразу приходит осознание того, что ни за какие коврижки не стащить по лестнице или ступенькам человека в коляске.

И тем более - не поднять наверх. И тогда со всей злобностью характера начинаешь оглядывать улицы и жизненно необходимые социально-культурные объекты нашего города на предмет их доступности для родной недужной личности.

К МИРОВОМУ СУДЬЕ - НА ЗАКОРКАХ У МУЖА

Ирина Асеева стала вести образ жизни колясочника девять лет назад, после травмы. И на себе ощутила, как нелегко передвигаться в нашем городе. По счастью, в 2002 году она побывала в реабилитационном центре «Преодоление» в Тольятти, где получила коляску активного типа.

- У меня началась другая жизнь, - объясняет Ирина,- ведь «Ламбадо» (узкая, легкая, устойчивая коляска для субтильного пользователя) с трудом, но проходит в двери лифта!

Ирина рассказывает, что это для нее значит:
- Теперь каждый день спускаюсь к подруге (Вера живет на втором этаже). Езжу в лес за грибами-ягодами (с охотой собираю маслята они растут кучно). Этим летом мы семьей отдыхали на островах с ночевкой (я в палатке спала). Люблю бывать на даче, в Сердовино, гостить у сестры в Самаре.

Путь в большой мир для Ирины все же невозможен без посторонней помощи: пандус, ведущий из подъёзда на улицу, сделан под старую широкую коляску. Да и вообще, чтобы опустить его, а потом поднять, нужны силы одного мужчины или двух женщин. Съезд с тротуара на дорогу для Ирины изначально делал муж.

Главная сложность для нее и таких, как она, - разбитое асфальтовое покрытие: если маленькое колесо коляски угодит в колдобину, можно элементарно расшибиться, как это не давно и случилось с одним инвалидом по пути в спортивный клуб. Притчей во языцех стали у колясочников высокие бордюры, отсутствие съездов на перекрестках. Приходится искать безопасные маршруты, удлинять путь.

Хорошо, что в Сызрани уже есть доступные для мало мобильных граждан объекты. Например, Ирина, чья слабость - комнатные растения, пусть хоть и с посторонней помощью, но смогла попасть в «Усадьбу» в Юго-Западном районе, где есть пандус. А вот купить что-то в аналогичном магазине на ул. Рабочей не получится. Открыт для колясочников (в смысле отсутствия барьеров) ФОК «Надежда». Чтобы человек на коляске смог проехать в «Горизонт» и «Художественный», необходимо открывать боковые двери. Далеко не каждый может осилить крутой пандус в ТЦ «Монгора». Зато там (редкость для магазинов и присутственных учреждений Сызрани) есть лифт! Хороший, удобный пандус - в «Копейке», туда Ирина въезжает сама. И следом перечисляет «неприступные» объекты:
- Я не могу попасть ни в одну аптеку на Монгоре: ни в «Имплозию», ни в «Городской аптечный склад», а также на почту, в сберегательную кассу, суд...

Год назад И. Асеевой пришлось обратиться в Комитет защиты прав потребителей, а затем к мировым судьям, в оба учреждения ее втаскивал на вторые этажи муж. Хорошо, когда есть достаточно сильный и надежный глава семьи, а если колясочником является как раз представитель сильного пола?
Справедливости ради, заметим, что у подъезда означенного комитета появилась кнопка вызова специалиста для посетителей инвалидов. Но по-прежнему недоступны для колясочников храмы города, исключая разве что церковь Неопалимой Купины, драматический театр (четыре ступеньки), музей краеведения, Выставочный зал, КРЦ «Улица».

Алексей Саляев (ему 26) признается:
- В церковь и в музей мама меня носила маленького. В театре я был два года назад, нас, колясочников, туда втаскивали. И я так бы хотел сходить в «Улицу», посмотреть «киношку»!

Евгений Тугарин, который живет в районе Заусиновского и выполняет в семье функции «снабженца», с удовольствием бы посещал не только доступные колясочнику «Русский рынок» и «Спутник», но и закрытые сегодня для него из-за отсутствия пандусов «Магнит», «Пятерочку», а также аптеки на улицах Гидротурбинная и Красильникова.

ПЯТИЭТАЖКИ ТЮРЕМНОГО ТИПА

- 10 лет провел безвылазно в «заточении» в квартире на пятом этаже Игорь Полищук. Половину «срока» семья потратила на то, чтобы подыскать подходящий вариант переселения: либо на первый этаж пятиэтажки, либо - в высотку с лифтом. Во втором случае необходима доплата, что, понимаете, сложно финансово.

Это - не единичный случай, когда инвалиды фактически заперты в четырех стенах. Только в общественной организации инвалидов-колясочников знают около 25 человек, которые обречены на безлифтовое заключение: Антон Березин, Ильдус Умяров - 2 этаж, Наташа Карбушева, Алексей Дагадин, Алексей Саляев, шестнадцатилетние Дарья Кутенкова и Маша Труханова - третьи этажи, Александра Мишенькина - 4этаж... Не трудно сообразить, что в их случае разницы между вторым и пятым этажами в принципе нет - многомаршевый пандус никто устанавливать не будет.

Хорошо, если родственникам под силу снести человека на улицу или инвалид кое-как, с помощью костылей, способен «сползти» по многочисленным ступенькам...

Решение проблемы ищут и находят в других городах. В Челябинске первые этажи новостроек отдают под переселение таких инвалидов. В Самаре построили коттеджный поселок для колясочников со всей необходимой инфраструктурой. Возможно, в Сызрани есть смысл пойти по самому малозатратному пути и практиковать сотрудничество УС3Н с риэлторами?

БЕРИ, БОЖЕ, ЧТО НАМ НЕГОЖЕ?

Любовь Маркелова - обладатель двух ходунков и трех инвалидных колясок. Но передвигается она на старой коляске активного типа и при помощи «манежа», купленного на свои деньги. Два неудобных «транспортных средства» («спасибо» фонду социального страхования!) она готова обменять на одну коляску, аналогичную той, которой пользуется вот уже с 1994 года! Вполне рабочие ходунки, которые моя собеседница также получила через означенный фонд, решительно не подходят ей по росту. Костыли-телескопички Маркеловым тоже пришлось приобретать за свой счет. Скорее всего, придется самим тратиться и на такое средство реабилитации, как «сидушка» в ванную - выданная за казенные деньги неудобна и громоздка.
Несколько лет назад Любовь попала в число счастливцев, кому за счет города переоборудовали квартиру:
- Было это в 2004 году. Чтобы совместить санузел (разломать стенку между туалетом и ванной) и расширить дверной проем, «работничкам» вместо двух недель понадобилось... семь месяцев! Муж потом переставлял унитаз, выкладывал плитку половую и настенную (это не входило в перечень работ за 16 тысяч рублей). Но главное - перепланировку... не узаконили. Так что, когда мы приватизировали жилье, нам самим пришлось ходить по судам и платить штраф.

Любовь Маркелова кровно заинтересована в том, чтобы бюджетные деньги тратились эффективно:
- По моему настоянию пандус, ведущий из подъезда, переставили от стенки к перилам, чтобы я могла за них держаться, а уличный пандус оборудовали поручнями с обеих сторон. И все равно по нему опасно и страшно спускаться и подниматься, поскольку он установлен явно не под углом 11 градусов, как положено. Во всяком случае, Саша Агашев и Ильдус Умяров, когда приезжали ко мне в гости, так и не сумели им воспользоваться...

КУДА ПОТРАТЯТ ДЕСЯТЬ МИЛЛИОНОВ?

К слову говоря, к маломобильным группам населения, кроме колясочников, относятся инвалиды по слуху и зрению, инсультники, многие сердечники, опорники, наконец, мамы с малышами. И попасть в эту когорту неожиданно для себя может каждый из нас и в любом возрасте. Поэтому в принципе доступными для этих категорий граждан должны быть любые жилые дома, магазины и, тем более, учреждения. Что и признают современные СНиПы. Примером могут служить Управление Пенсионного фонда на ул. Достоевского и частная школа «Кристалл», здания которых возведены с учетом требований безбарьерного доступа.

В Самаре известны случаи, когда прокуратура города вставала на защиту интересов маломобильных граждан и принуждала владельцев торговых точек устанавливать пандусы. В Сызрани: безбарьерная среда будет создаваться за счет городской казны.

Лариса Дубровина, главный специалист УСЗН информирует:
- Разработана городская программа по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов, маломобильных групп населения к объектам социальной инфраструктуры и информации (и таких более ста). Она рассчитана на три года и предусматривает финансирование из муниципального бюджета в размере более 10 миллионов рублей. В том числе свыше трех миллионов выделены на 2008 год.

Изучаю документ, чтобы понять, куда будут потрачены деньги. 625 тысяч рублей пойдет на обустройство пандусами уже в этом году 11-ти учреждений здравоохранения, включая ЦГБ, ГБ NN 1,2,3, городскую поликлинику N1 и стоматологическую на Монгоре. Пандусы и поручни, наконец-то, придут в драмтеатр (2009 год) и ДК «Авангард», ДОУ компенсирующего вида NN 2, 56 и 57, на стадионы «Металлист», «Шахтер», «Турбина». В текущем и двух последующих годах запланировали переоборудовать с учетом потребностей инвалидов по десять квартир (перепланировка будет узаконена), по десять автобусов (в общественном транспорте станут объявлять маршруты и остановки для инвалидов по зрению и слуху). И много еще напридумывали полезного.

Но в чем автор этих строк уверен абсолютно: необходим жесткий общественный контроль за исполнением программы, с непременным участием самих пользователей означенных благ. Чтобы деньги не были в итоге выброшены на ветер.

Ольга Чугай

Источник: http://syzran-small.net/