Архив:

Я не трудоголик! Просто кушать хочется...

я работаю

Я, по натуре скорее лодырь. И, тем не менее, прикинув, сколько способов сравнительно честной добычи денег мне пришлось освоить за двадцать три года со дня начала моей трудовой деятельности, приятно изумился: Оказывается инвалид на костылях ухитрился опробовать дюжину способов заработка!

На мой, возможно спорный, взгляд, с появлением в нашей стране негосударственной, порой теневой, экономики, возможность малоподвижному инвалиду найти работу неизмеримо возросла. Экономики теневой, не в понимании преступной, избави Бог! Теневой, в смысле сотрудничества с предпринимателями настолько мелкими, просто не способными тянуть бремя налогов, а потому не стремящимися к «свету».
Впервые для меня, инвалида на костылях, да еще с маленьким ростом, рабочее место нашлось на «металлке», или на малом предприятии «Завод металлоизделий» в восемьдесят седьмом году. Я просто бил продолжением молоточка, прибивал окантовку к спинкам коек, то бишь - слесарил. Койки «в павиноле» были просто стремные и естественно, что их никто не брал. Но, пока был жив Госплан, втюрить было можно любой утиль, да еще за него получить премию.
В девяносто первом к нам прорвался «рынок» и дурничка кончилась. Койки и коляски нашего завода стоили, почти как импортные, и заставить граждан и покупать на кровные рублики можно только под страхом смерти! Приплыл завод! Начались массовые сокращения и, под разговор о том, что администрация завода и так много чего нарушает, позволяя инвалидам работать, нашего брата «попросили» первыми.
Но, началась Великая Челночная Революция, и меня позвали в торговлю. Разумеется, в барахольную. Я не мог ни грузить, ни раскладывать товар, а значит, должен был держать работника. Мое дело было торговать и отвечать за все. Уверяю вас, это не так просто! Некоторая компенсация выходила из того, что ни рэкет (которого у нас нет, естественно.), ни администрация рынка с инвалидов денег тогда не «снимали». Так, что неприятности могли подстерегать только со стороны родной милиции. Она меня стерегла столь же зорко, как и здоровых сограждан. Уж перед ними – все равны и костыли не спасают. А тут и налоговые «гайки» стали «закручивать». Да и рыночная торговля перешла в контейнеры, мне – не осилить. Ладно, я не пустил свой заработок «за воротник», а ухитрился купить «японскую старушку». Так я стал «маленьким таксистом». Маленьким и в буквальном смысле, и в смысле заработка. Не каждый сядет в иномарку, да еще с инвалидным значком. Не все даже понимали, что я - «тачка». А «наркошей» я и сам возить опасался. Ничем не выгоднее оказалось возить функционеров некоммерческой организации инвалидов «Родник милосердия». Если учесть тучный вес новых моих боссов, а стало быть, повышенный износ моей машины, стало ясно, что это я выказываю «Роднику» милосердие. Я оставил шоферско – таксовое ремесло (3-4-е в списке) и продолжил поиск чего-то подходящего. (И вовремя. Через год отморозки убили таксистку без ног Катю Вусык. Ее увезли загород и забили монтировками. А машину сожгли. Мерзавцев нашли сразу. Впаяли по 22 – 18 лет. Но «пожизки» не дали.)
Примерно тогда стало очевидно, что печать, в умелых руках, не только грозное оружие, но и …средство заработка. И еще один экзотический вид заработка тогда нашел меня. На замудреном языке это называлось: «Каталожный мониторинг макетной рекламы в красноярских периодических и ежедневных изданиях». Программа о рекламе, одним словом. Дефолт августа девяносто восьмого всем популярно объяснил, что у нас паника, а не реклама двигатель торговли! Пятая работа «гавкнула» и я опять стал искать работу.
Художничать, конечно тоже пробовал, как, вероятно, большинство инвалидов. Но, кроме художественных салонов, даже эксклюзивные и, безусловно приличные вещи, магазины без оформления соответствующей документации на реализацию не имеют права брать. Так что этот бизнес скорее только «зернышки для курочки» - много не «наклюешь». Но мы с женой ставили как-то под Год Дракона свечной заводик на кухне. И оливали славных гномов, дракош, и даже розы лепил вручную из воска (прочее на http://zazerkalia.ucoz.ru/photo/9-3-0-0-2 ) кое что наклевали

свеча баршаятогда. Вскоре детский кружок по ваянию при районном ВОИ вести предложили. Пришлось стать педагогом. Это было седьмое, после дизайнера, ремесло. В ВОИ всегда дефицит на людей готовых активно, а то и нестандартно работать за самое скромное вознаграждение. Так что какое-то время довелось поработать администратором общественной организации инвалидов. Стало быть административная - восьмая должностишка моя была.
И, наконец, само собой, самая распространенная у инвалидов работа – на контактном телефоне. Телефонный контактер - самая специфичная и, пожалуй, одна из самых сложных профессий. Профессия, о сложностях и нюансах которой, новички, как правило, даже не догадываются. Это было довольно долгое стабильное ремесло, уже девятое. Менялись хозяева, а нас, диспетчеров, передавали мастера по цепочке, как эстафетную палочку.
Возможно, под эгидой городской соцзащиты и городского центра занятости на эту тему можно было бы провести учебные семинары. Для этого привлечь заинтересованных (в том числе материально) в передаче своих знаний и навыка наиболее «продвинутых» инвалидов? Да и о новых специальностях, освоенных инвалидами, особенно надомно, узнать всегда интересно. К примеру, в сфере работы с компьютером, как Ирина Л. Живое общение в этом вопросе незаменимо. Так что в районных ВОИ подобный обмен опытом по поиску работы инвалидами не стал бы лишним. Но, я о таких семинарах что-то не слыхал. Общаются на эту тему, в основном между собой, специалисты самого центра и соцзащиты. Ярмарки вакансий для инвалидов стали проходить совсем недавно и о них инвалидам известно совсем немного. И это при том, что и теперь, в век тотально телефонной «мобилизации» хорошего диспетчера еще поискать! Сами мастера на звонки отвечать и не любят и некогда.
А главным тормозом, если не в поиске подходящей для нас работы, то во взаимодействии инвалидов с соответствующими службами, на мой взгляд, стали обязательные для этих ведомств карты индивидуальной реабилитации инвалидов и статус безработного. Очевидно, что центр занятости не в состоянии помочь всем и должен действовать по какой-то простой и всем понятной системе. Но чем могут быть полезны эти карты для самих инвалидов не совсем ясно. К примеру, в карте инвалида О. К. написано: «Может работать в надомных условиях телефонным оператором в компании Н.Н». А в компании X.X., следуя логике, заниматься тем же ей нельзя? А главное, пока, слава Богу, эти карты сами работодатели не спрашивают. Работа для инвалида либо есть, либо ее нет. Я сам без этой карты обхожусь непринужденно. И вряд ли ситуацию с трудозанятостью инвалидов исправят подобные «карточные домики» и карточные проекты.
Так, что если четко понять, что тебе никто ничего не должен, да лень свою одолеть, то выкрутится можно. Та же печать руке умелой (в смысле пресса) меня привела к 10 и 11 специальности. Количество переросло в вес. Мне стали помогать меценаты и удалось в течении четырех лет выпускать журнал. А это уже работа редактора. А потом и электоронная версия журнала «Зазеркалье» нашла скромную поддержку. А свою патологическую лень я ленью и вышибаю. Дело в том, что еще меньше, чем работать, я ненавижу нищету. Эта ненависть мне и помогает одолевать лень.
На днях опять машинку прикупил (девять лет не ездил! Как тот Каюм из «свой среди чужих… «без халт ходил!») А на здачу получил кучу головняков от государства! Но это другая тема. Пройду все «круги» - опишу!

Сергей Баршай от http://zazerkalia.ucoz.ru/

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ