Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Плохих людей почти не бывает

ЖЖ-блогера постоянно кто-то "добавляет в друзья". Однажды со мной "подружился" некто с ником childrenshearts. Захожу в журнал - а там куча детских фоток и призывы перевести кто сколько может на спасение их жизней. Ну, думаю, очередные мошенники. Уже хотела закрыть страничку, но зацепилась глазом за одну фразу в блоге, потом за другую...

И вот уже несколько месяцев слежу за деятельностью фонда "Детские сердца" в режиме онлайн. Когда узнала, что скоро выпишется из больницы тысячный ребенок, вылеченный на его средства, напросилась провести один рабочий день вместе с сотрудниками "Детских сердец". День выпал на пятницу, 2 апреля.

- Я обожаю деньги! Деньги - это божественная субстанция. Мне снятся сны, в которых я собираю монетки. Много монеток! - признается директор фонда Екатерина Бермант. - Любое горе, если есть деньги, перестает быть совсем уж безграничным. Если у человека не ходят ноги, но есть автоматическое инвалидное кресло и специально оборудованная для него машина, он уже может жить с достоинством. Если в семье, где родился ребенок с ДЦП, есть средства, чтобы его обучать и лечить, будущее не будет казаться таким уж безнадежным.

В фонде "Детские сердца" работают два человека - Катя Бермант и Ольга Голенко. Катя по профессии художник. Она придумывает различные акции, привлекает к работе фонда людей с именами. Оля - экономист, занимается бухгалтерией: распределяет деньги, общается с родителями больных детей. Зарплата девушек складывается из денежных средств, поступающих в фонд. По закону о благотворительности на административные расходы, в том числе на зарплату сотрудников, должно идти 20% в год от общей суммы. Но девушки говорят, что им хватает и 7%. Выходит в среднем по 30 000 рублей в месяц.

11.00. Встречаюсь с Катей у метро "Речной вокзал". Сегодня надо забрать подарок от мебельного магазина - 20 рам для картин из Школы акварели Сергея Андрияки. Картины (тоже подарок) продадут на аукционе, деньги пойдут на лечение детей. У Кати с собой плакат с надписью "Спасибо".

- Это я попросила Артемия Лебедева сделать такой плакат. Мы его дарим тем, кто нам помог, - рассказывает Катя. - Я всегда так делаю, просто звоню и предлагаю нам помочь. Никто не отказывает. Плохих людей почти не бывает. Некоторые просто не знают, как помочь.

Садимся в "Жигули", на которых подъехала Оля.

12.40. Приезжаем в магазин. Тележка с рамами уже ждет нас. Девушке - сотруднице магазина - вручают лебедевское "спасибо". Остается эти 20 объемных рам вместить в машину. Почти загородив ими заднее стекло, едем дальше. Спрашиваю, как вообще в России с благотворительностью.

- Плохо, - выносит приговор Оля. - Многие думают, что благотворительностью занимаются только олигархи, а на самом деле это под силу каждому. Одна пенсионерка присылает ежемесячно по 20 рублей. Иногда перевод задерживается, и мы начинаем волноваться - не случилось ли что, все-таки пожилой человек. Потом чек приходит - значит, все в порядке. Еще есть Денис. Звонит периодически, спрашивает, нужны ли деньги и сколько. Мы ему рассказываем, кого надо спасти на этот раз, и он спасает. При этом мы не знаем, ни кто он, ни чем занимается. А богачи устраивают многомиллионные благотворительные балы, а выручают на них пару сотен тысяч. Лучше б эти миллионы сразу пошли тем, кому они нужны.

А деньги нужны постоянно.

- Мы недавно так переживали за калининградского малыша Жорика. Пришло письмо, в него вложена фотография грудничка. Симпатяга, но у него порок сердца, операцию нужно делать в Германии, - рассказывает Катя. - Волонтеры подняли на уши весь интернет, радио и газеты. И это за день до Нового года, когда все думали только о подарках и елках. Ему собирали деньги в Германии и России. Наш фонд оплатил счет за операцию, немцы - за самолет. Сделали операцию, но ему все равно стало хуже. Снова пришлось собирать деньги... Калининградские чиновники подключились, деньги перевели. Жорик выздоровел. А еще запомнилась история с отцом-одиночкой. В семье трое детей. Папа с мамой развелись. Мама ушла в другую семью, а папа совершенно не зарабатывал денег. Оказалось, у средней девчонки порок сердца. По каким-то необъяснимым причинам все деньги на нее доставались с очень большим трудом. И нужную сумму мы собрали в последний момент. Сейчас она жива и здорова.

- Бывало, что деньги не успевали собрать? - спрашиваю.

- Нет, - гордо отвечает Катя. - Дети у нас умирают редко. Мировая кардиология очень быстро совершенствуется. Дети умирают от того, что их здоровье запустили. Недавно собрали деньги для годовалого дауненка с пороком сердца. А он все равно умер, не перенес операцию - организм слабый был.

14.00. Мы в мастерской художников Александра Виноградова и Владимира Дубосарского. Идет подготовка к очередному благотворительному аукциону. У Кати скопилось несколько железных коробок из-под печенья, она решила сделать из них настенные часы. Если знаменитые художники их распишут, продать их удастся дорого. Александр с Катей - давние друзья, делятся новостями и обсуждают, какие еще художники могли бы расписать коробки.

Прощаемся и снова садимся в машину.

- Многие считают, что благотворительные фонды - отличное прикрытие для мошенников, - не могу удержаться от вопроса.

- Таких хватает, - признает Катя. - Есть фонд, который тратит деньги точно не на больных детей. Все это знают, но его прикрывают чиновники. Хотя проверить фонд легко. Посмотрите новости на сайте, если они не обновляются - странно, в фонде должно постоянно что-то происходить. Посмотрите финансовые отчеты о потраченных деньгах. Подделать их сложно.

- Иногда и сами родители нечисты на руку, - вступает в разговор Оля. - Был у нас мальчик, ему нужна была дорогая операция. Деньги мы собрали. Родителям сообщили об этом. А они все равно дали объявление в газету, мол, помогите. Даритель может увидеть его после того, как деньги перевел, и больше не поможет.

15.30. Ол я высаживает нас из машины возле метро "Динамо", мы с Катей пересаживаемся в метро. Нам надо на "Чистые пруды" - встретиться еще с одним художником и заехать в благотворительный фонд "Дети Марии". Через него "Детским сердцам" передали 25 000 рублей от женщины, чей ребенок перенес болезнь сердца. Ее сыну помогли. Теперь она хочет помочь другим детям, больным пороком сердца. Забираем деньги и идем в мастерскую художника Александра Пономарева.

16.30. У Пономарева - не мастерская, а настоящая яхта. Все в морском стиле: компасы, челюсти рыб, рулевые колеса. Катя вручает ему коробку от печенья. Он обещает разрисовать ее и дает несколько телефонов своих друзей-художников, которые тоже не откажутся помочь фонду.

Уходим. Рядом находится православный книжный.

- Как-то мне здесь дали сдачу мелочью, я стала искать коробку, в которую можно ее ссыпать. В магазинах часто стоят такие коробки от благотворительных фондов. А здесь не было. И я попросила поставить коробку от нашего фонда. Статья доходов это небольшая. Но маленькие суммы имеют свойство превращаться в большие.

Из блога Кати Бермант

"...Почти каждый благотворительный фонд начался с беды. Почти. Я три года была счастливым исключением. Потом и меня накрыло. Хочется верить, что прямой зависимости нет. Счастливый человек не занимается благотворительностью не потому, что он сука, бесчувственный чурбан, а потому, что голова одна и мыслей там много не помещается.

И у счастливого помещаются, например, такие: "В праздники съездить в Вену, летом с детьми к морю, машину пора менять, что подарить родителям на семидесятилетие..." Это нормальные мысли счастливого человека. Когда его накрывает, просто настраивается другой угол зрения. Когда накрывает, смотришь уже только "за угол".

Нет праздников, жизнь делится на "до войны и после", превращается в сплошной бой.

И вот люди со смещенным углом зрения создают фонды.

Беды много. Море разливанное.

Фондов тоже становится все больше..."

Благотворительный фонд "Детские сердца" www.childrenshearts.ru

Екатерина Бермант, Полина Потапова

Источник: inedelya.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ