Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Таблетка" от жестокости

Могут ли дети-инвалиды учиться в обычной школе, и зачем это нужно?

В России существуют различные формы обучения детей-инвалидов. Наиболее распространенная из них - спецшколы и интернаты. Кроме того, в некоторых общеобразовательных школах работают коррекционные классы. Бывают случаи, в которых предусмотрено домашнее или же дистанционное обучение детей-инвалидов. Посещение общеобразовательных школ такими ребятишками - большая редкость.

По официальной статистике, в России проживает 580 тысяч детей-инвалидов. А по неофициальной, утверждает Татьяна Волосовец, директор Института психолого-педагогических проблем детства, - более 2 миллионов. Большинство из них обучается в школах-интернатах. Эти учреждения обеспечены специальным оборудованием, программами и учебными планами, там работают высококвалифицированные педагоги. Дети получают там правильное питание и врачебный уход. Но они оторваны от семьи, так как обучение в интернате предполагает длительную разлуку с родителями. Мировой опыт показывает, что такие жертвы не обязательны. В качестве примера Татьяна Волосовец привела Италию. Там еще в 1971 году был принят закон, в соответствии с которым дети-инвалиды начали обучаться в обычных школах.

По мнению Татьяны Волосовец, российским родителям надо дать возможность выбирать, в какую школу отдавать своего ребенка-инвалида: в коррекционную или общеобразовательную. Пока что отсутствие необходимых условий делает инклюзивную форму обучения практически невозможной. Среди этих условий - архитектурно-планировочные (такие, как пандусы и должным образом оборудованные туалеты), особые учебные программы и планы, обеспечение специальными учебниками и учебными пособиями как учеников, так и учителей. Особенно важна здесь профессиональная переподготовка педагогов, а также психологическая составляющая - готовность всех участников образовательного процесса к тому, что в школу придет ребенок, не такой, как все.

Суть инклюзивного образования (совместного обучения детей с разными возможностями) как раз и заключается в развитии общего образования в плане его приспособления к потребностям всех детей: и больных, и здоровых. Оно исключает любую дискриминацию именно в силу того, что основано на разработке специальных подходов и методик, позволяющих гибко приспосабливать процесс обучения к потребностям детей с различными возможностями и особенностями.

Советское общество, по мнению журналиста и общественного деятеля Светланы Сорокиной, было не просто жестоко к инвалидам, оно было «заражено жутким пороком черствости и нежелания видеть беду другого». После войны инвалидов, заполонивших улицы в поисках пропитания, просто убирали с глаз долой, в отдаленные специализированные учреждения, где эти люди медленно умирали «без всякой определенной помощи». Детей-инвалидов стеснялись их собственные родители.

Сейчас, отмечает Светлана Сорокина, отношение к людям с ограниченными физическими возможностями меняется. Человеку в инвалидной коляске, которого раньше старались не замечать, теперь стали предлагать руку помощи. Соответственно, меняется и отношение к детям-инвалидам. Родители начинают активно отстаивать их гражданские права. В частности, они добиваются для своих малышей права учиться в общеобразовательных школах. Пока что это требует самоотверженности и очень большого труда.

Недавно в рамках проекта Людмилы Улицкой «Другой, другие, о других» вышла книга Ирины Ясиной, журналиста и члена Совета при президенте по правам человека. Книга посвящена детям-инвалидам и называется «Человек с человеческими возможностями». Она рассказывает о жизни ребенка-инвалида, о трудностях, с которыми он сталкивается постоянно, о том, как необходимо ему мужество и поддержка окружающих.

Писательница уверена в том, что представление о жестокости детей глубоко ошибочно. А ведь это оно, в первую очередь, препятствовало включению их ровесников с физическими проблемами в социальную жизнь, считалось достаточным основанием для отказа от их инклюзивного обучения. Именно взрослые создают жестокий мир для детей, считает Ирина Ясина. «Мы навязываем детям свой образ жизни и свою манеру поведения, - говорит она. - Дети не жестоки. И чем раньше мы создадим систему совместной жизни, тем более здоровое общество мы получим». По новым исследованиям, 90% детей - за обучение вместе с детьми-инвалидами, а 90% взрослых - против. Ирина Ясина уверена, что все люди станут добрее, если жизнь инвалидов будет более комфортной, если они смогут более успешно реализовывать свои способности и интегрироваться в общество.

Психологически подготовить обычных детей к общению с непохожими на них людьми, научить их уважению и милосердию - цель всех книг серии «Другой, другие, о других». Этот проект Ирина Ясина считает «самым важным, что сейчас происходит в мире детской литературы у нас в стране». Серия затрагивает те аспекты социальной жизни, в которых наиболее ярко проявляется разнообразие жизни людей. Взрослые должны находить слова и приемлемые формы разговора с детьми для обсуждения самых сложных и даже скользких тем, - считает Людмила Улицкая, куратор проекта. «Обо всем, что нас окружает, детям должны говорить мы, а не подворотня», - сказала она.

По мнению Светланы Сорокиной как члена Общественного совета при Министерстве образования, 16 книг, которые планируется издать в серии «Другой, другие, о других», должны быть в каждой школьной библиотеке. Это «правильные книги», которые воспитывают толерантность, затрагивают наиболее важные проблемы, возникающие при общении людей, принадлежащих к разным национальностям и социальным слоям. С ней согласна Татьяна Волосовец. Она тоже считает, что книги этой серии должны использоваться в каждой школе как «таблетка» от жестокости и агрессии.

Не все педагоги и общественные деятели разделяют увлечение коллег воспитанием толерантности. Некоторые считают, что ученики, даже не подозревавшие о том, что можно ненавидеть представителей других национальностей или вероисповеданий, не сочувствовать инвалидам и т.п., узнают о такой возможности как раз благодаря усилиям воспитателей. А если проблема существует на самом деле, и в школе, например, враждуют подростки разных национальностей, то игрушечные меры, разработанные пропагандистами толерантности, не способны помочь. Имеющиеся в распоряжении педагогов программы не могут заставить подростков поменять свое мировоззрение и возлюбить ближнего.

Однако, как показывает опыт других стран, сфера взаимоотношений здоровых людей с инвалидами менее проблематична, чем другие сферы, где призывы к толерантности звучат, порой, тщетно. Когда речь идет о детях-инвалидах, отличие милосердия от черствости очевидно. И даже в тех странах, где инвалиды стали включаться в социальную жизнь сравнительно недавно, и сравнительно недавно система образования приспособилась к обучению малышей с ограниченными физическими возможностями, уже достигнуты немалые успехи. Надо только начать.

Нина Кайшаури

Источник: rus.ruvr.ru