Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Я не хочу, чтобы моего ребенка унижали"...

- Мы долго выбирали школу, - признается Елена Ковалева. - И были рады, что нашли именно такую. Понимаете, она поющая... Там замечательная театральная студия, изостудия. И атмосфера - теплая. В этой школе могло быть по-настоящему хорошо моим детям...

Каникулы закончились в понедельник, но первоклассницы Радость и Таисия, дочери Елены Ковалевой, так и не сели за парты. Вчера их мама написала заявление о переводе дочек на семейную форму обучения. Почему? Елена признается: «Выносить воспитательные методы первой учительницы Н. П. невозможно». Заявление с жалобой на непедагогическое обращение с детьми Ковалева подала в департамент образования, прокуратуру области. Ее примеру последовали еще несколько родителей первоклашек.

Конфликт, разразившийся в школе № 2 Архангельска, уже успел перерасти в настоящую схватку между учителями, директором, родителями. Директору школы, который инициировал служебную проверку, а по сути усомнился в непогрешимости учительницы, публично выразили недоверие коллеги. Алексей Павлов ушел со своего поста. До окончания расследования.

Сторонники Н.П. считают, что все обвинения в адрес учительницы - ложь. Мол, педагог она замечательный. В конкурсе учителей в номинации «Сердце отдаю детям» Н.П. была признана лучшим учителем начальных классов!

- Мы написали заявление в департамент образования, подписалось абсолютное большинство коллектива - 27 человек, - говорит в телесюжете, который прошел на местном телевидении, одна из учителей, вставших на сторону Н.П. - Потому что это наша боль и крик о помощи. Но крик о помощи профессиональный (www.pomorie.ru).

Но о помощи кричат и родители первоклашек. Вот только будет ли услышан их «непрофессиональный» крик?

Конфликт, по словам Елены Ковалевой, длился не первый день. Еще осенью, приходя из школы, Радость и Таисия жаловались: «Н.П. ругается, обзывается, наказывает». Одноклассников, по рассказам девочек, ставили в угол, били по рукам, не пускали в туалет, дергали за уши, сажали на стул около доски на всеобщее обозрение. А если ребенок утром опаздывал, то так и стоял до конца урока возле двери.

- Елена, но если вы знали об этом давно, то почему не жаловались раньше? - спрашиваю я.

- Если честно, то мы боялись фразы Н.П.: «Не нравится? Вон из школы!» Ведь нам неоднократно намекали, что мы из другого микрорайона. Кроме этого, наших детей Н.П. не била, а просто давила морально, обзывала «лгуньями с первой парты», «глупыми», «особо одаренными».

И все же, утверждает Елена, она как мать всегда стремилась быть ближе к дочкам.

- Я долго, - поясняет, - отстаивала право быть на этаже во время занятий. Мне ведь тяжело, если что случится, подняться на третий этаж к детям...

Ей разрешили. Но, по словам Елены, она все время ловила на себе косые взгляды учителей. Причина недовольства, по ее мнению, - коляска.

- Меня порой воспринимают не совсем так, как хотелось бы, - констатирует мама Радости и Таисии. - Прежде видят коляску, а потом замечают того, кто в ней сидит. Вопрос: «Зачем вы сюда притащили коляску?!» в школе довелось услышать неоднократно. И чаще всего от нашей первой учительницы.

Елена признается, что дежурила в школе не каждый день. Иногда ее подменял Володя - отец девочек - или их няня Катя. В один из таких дней, когда сама она не смогла присутствовать в школе, дочери вернулись особенно подавленными.

- Я допытывалась, что случилось, но Радость и Таисия молчали. Прорвало их на следующее утро: «Н.П. сказала, что нельзя к папе на перемене подходить. Что ему в коридоре сидеть Христа ради разрешили. Все услышали и засмеялись...» (Владимир, как и Елена, - инвалид с детства. - Прим. авт.).

Ковалевы сдались. И в марте пошли забирать документы. Но поддержка, по их словам, пришла, откуда не ждали. Директор, узнав причину, немедленно велел создать комиссию для расследования обстоятельств дела. И лично попросил Ковалевых повременить с заявлением. Выяснилось - боялись первую учительницу не только Радость и Таисия, но и другие малыши.

Александра М., мама Миши:

- У нас ребенок гиперактивный. Я неоднократно разговаривала с учительницей и даже приносила ей методички из Института развития ребенка о том, что такое гиперактивность. К таким детям нужен особый подход! Но диалога не получалось. Сына продолжали одергивать, загонять в жесткие рамки. В результате довели до нервного срыва. Он не хочет ходить в школу! К сожалению, Миша боялся сказать мне о том, что его ставили в угол, хватали за уши. Я узнала обо всем от директора, которому пожаловались другие дети. И в числе жертв назвали моего сына. Откровенно поговорила с Мишей. А он вдруг заплакал и признался: «Все правда. Я думал, что и ты меня накажешь, ведь Н.П. говорила, что я плохой»...

Родители первоклашек, по их словам, «намерены защищать своих детей до конца». Они уверены - их малыши не лгут.

- Я не хочу, чтобы моего ребенка публично унижали, - признается Ирина А., мама Алеши. - Я также не хочу, чтобы при нем унижали других детей.

Сейчас в школе № 2 идет проверка. Мы собирались лично встретиться с Н.П., но Елена Уманчик, и.о. директора школы, попросила не делать этого: «Мы боимся за состояние здоровья Н.П. Она очень тяжело переживает».

... Я в класс вхожу как будто в зал, где музыка негромкая слышна: вот скрипки, флейта, альты и рояль, и только от меня сейчас зависит их игра. Мой класс - это маленькие музыканты, где я учитель и... дирижер», - так писала в своем конкурсном эссе Н.П.

Так кто же взял фальшивую ноту? Музыканты или дирижер?

В школе № 2 все еще идет проверка. Кто прав, кто виноват, должны разобраться специалисты.

«Мы пытаемся вести диалог»

Елена Уманчик, и.о. директора школы № 2:

- Мы ищем пути выхода из сложившейся ситуации. Сейчас главное - создать условия для обучения девочек из семьи Ковалевых. Требование мамы - учителя в школе быть не должно. Но мы пытаемся вести диалог. Ковалевы не соглашаются перейти в другой класс. Там их не устраивает программа. Обсуждается вопрос о переходе на семейную форму обучения до окончания четвертой четверти.

В классе 30 детей. И большинство родителей рады, что у них такая учительница. Дети ее очень любят. Сложно сказать, откуда взялись обвинения... Я лично во все это не верю. Мотивы, которые двигают родителями, мне не понятны. Н.П. - прекрасный педагог. Никогда никаких жалоб на Н.П. ниоткуда не поступало.

Меня очень волнует состояние здоровья этого педагога. Она недавно вышла с больничного. Мы буквально уговорили её приступить к работе. Конечно, у родителей есть право обратиться в прокуратуру, департамент. Но гнобить учителя нельзя! А именно эта цель, по-моему, сейчас преследуется...

«Дыма без огня не бывает»

Наталья Заремба, заведующая психологической службой ПГУ:

- Все отношения в первом классе выстраиваются через учителя. Если учитель плохо относится к какому-то ребенку, то есть вероятность, что плохо к нему будут относиться и одноклассники.

Можно ли верить первоклассникам, обвиняющим педагога? Или это все детские фантазии? Однозначно - дыма без огня не бывает. И говорить о том, что малышам здесь вообще верить нельзя - неправильно. Конечно, причины такого поведения детей могут быть разными. И сразу возникает вопрос, а не мщение ли это учителю? Но дело в том, что первоклассники еще не обладают той степенью коммуникации, чтобы договориться между собой и выработать единую линию поведения против учителя. Это не пятиклассники! Дети 7-8 лет не способны психологически взять обвинения из ниоткуда, они в силу возраста еще не до конца потеряли свою непосредственность...

Наталья Парахневич

Источник: pravdasevera.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ