Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Лошадиное здоровье

Корреспондент СИ побывала в реабилитационном центре «Иппотерапия». Прогулки на лошадях улучшают состояние детей с ограниченными возможностями здоровья. У ворот реабилитационного центра «Иппотерапия» меня встречает одна из его работниц - Оксана.

На расчищенной от снега дорожке к нам радостно трусит белая низкорослая собака. «Это Белка, - пояснила Оксана. – Она живет при центре». На кресле под навесом спят три кошки. Вдалеке кто-то катается верхом. Об этом месте я знаю только одно – здесь лошади лечат детей-инвалидов.

Полезные прогулки

Директор центра Марина Егина показывает, как проходит сеанс иппотерапии: низкорослую рыжую лошадь с длинной желтой гривой ведут под уздцы, на ней едет тренер, который поддерживает сидящего ребенка лет трех. Лошадь ходит по кругу, как в парке. Очевидно, что ребенку кататься очень нравится.

«Ребенок садится на лошадь с помощью монтуара – специального устройства для подъема на животное, - поясняет директор. - Причем реабилитацию иппотерапией проходят даже инвалиды-колясочники. Вместе с пациентом всегда находятся три специалиста: инструктор по иппотерапии, коновод и социальный работник, который проводит занятие. Если мы видим, что психическое и физическое здоровье пациента улучшается – мы продлеваем курс».

По словам Марины Евгеньевны, состояние детей улучшается в любом случае. Бывает, что происходят кардинальные изменения, когда, например, не говорящий малыш начинает говорить, а ребенок, который не мог самостоятельно передвигаться – ходить.

Мне все равно пока непонятно, почему поездка на лошади дает такой эффект и директор предлагает мне осмотреть конюшни. «У нас всего 6 лошадей – это подарок Самарского конно-спортивного комплекса», - рассказывает Егина, пока мы ходим по просторной конюшне. В стойлах, учуяв меня, волнуются, преступают с ноги на ногу лошади. Я глажу их, они хватают рукава моей куртки, облизывают руки: «Наверное, есть хотят?» - «Что вы, - смеется директор. – Они кушают по графику, просто они такие ласковые у нас».

По словам Марины Евгеньевны, лошадей центру не хватает, потому что желающих пройти реабилитацию очень много. «Мы были бы рады, если бы нам подарили лошадей, - говорит директор. – У центра на покупку животных средств, к сожалению, нет».

Самой старой лошади - 16 лет, самой молодой - рыже-белой, всеми любимой Северинке – всего пять. «Она родилась у нас, красавица, - объясняет Егина, - ласковая как ребенок, всегда играет, бегает, чудесная лошадка. А это ее мама – Венера». Рядом в стойле обращает на себя внимание черный высоченный Гайер. Один его круп с меня ростом – я хочу его погладить, но до морды не достаю.

«Это лошади непростые – они выбраны по темпераменту, специально обучены, - продолжает директор. – Чтобы работать у нас лошадь должна быть очень выносливой – она часами должна ходить в медленном темпе. Для лошадей это очень тяжело. В то же время, животное должно быть сильным. Дети лошадей очень любят – гладят их, кормят. В этом и суть лечения: не просто пришел и покатался... И инструктор, и лошадь у пациента за период реабилитации не меняются, чтобы ребенок успел их полюбить, привык к ним».

Пока мы общаемся, одна из девушек – тренеров проводит лошадь на веранду конюшни. Конь упирается и возмущенно ржет. «Ты куда его, Оль?», - интересуется директор. «В парикмахерскую идем, не хочет заходить. Не любит стричься», - поясняет Ольга.

Мы вместе с директором наблюдаем как Ольга стрижет гриву коня ножницами под корень. «За что же ты его так, - смеется директор. - Он же не Гоша Куценко - с молодости лысым ходить». «Ему не идет лежачая грива, а покороче – не получится – будет криво».

Лечит любовь

Я задаю работникам центра один и тот же вопрос: что самое сложное в их работе. «Найти специалистов очень сложно, - говорит директор. - Это должны быть фанаты, которые любят лошадей».

«Для меня работать с лошадьми не сложно, я уже 17 лет с ними работаю, - рассказывает Ольга. - С детьми работать мне тоже не тяжело – тяжело тем, у кого своих детей нет. А у нас почти у всех тренеров - дети».

«Самое сложное – работать с детьми, - признается еще один тренер центра Александра. - Любовь к лошади должна быть, и любовь к детям… Если не ладишь с лошадью, какое может быть занятие? А если с ребенком не поладишь – такая же ситуация. Но с ребенком, конечно, проще договориться, чем с лошадью. Приходится понимать ее без слов, но не всегда можно угадать. Может быть, у нее просто настроение плохое».

«А у вас есть любимчики среди лошадей?», - задаю вопрос Александре. «Гроз – мой любимец. Он немножко дурачок. Ему 8 лет, он еще молодой – все равно, что 18-летний мальчик. Он очень ласковый, любит целоваться, вкусненькое любит, играть любит. Работать не любит. Совсем как человек».

Интересуюсь, часто ли после прохождения курса у детей бывают улучшения. «Случаев улучшения очень много, - говорит Саша. - Недавно к нам пришел ребенок – у него была сильная спастика рук и ног – коленки не сгибались, он сесть не мог на лошадь. Буквально через курс – он уже стал самостоятельно садиться, мог расслаблять ноги, стал стоять, начал ходить. Детишки с аутизмом у нас начинают разговаривать».

По словам тренеров, у детей пропадает боязнь, они становятся более уверенными в себе, начинают любить животных. «У нас ведь не только лошади, кошки есть, собаки, кролики, - пояснила Александра. - Сначала просто нашли кролика на просеке – оставили зайчиху у себя, потом родились зайчата – так и получился живой уголок. Дети кроликов кормят, гладят, общаются с ними».

«Но больше всего, конечно, любят лошадей, скучают, хотят дольше заниматься», - улыбается Ольга.

Центр «Иппотерапия» - единственный подобный центр в регионе. Ежегодно здесь проходят бесплатную реабилитацию около 600 человек. «Правда, курсы помесячно распределены неодинаково, потому что у нас нет крытого манежа – мы очень зависим от погоды, - рассказывает директор. - В мороз, сильный снег или дождь занятия отменяются».

По словам директора у центра есть площади, есть и проектно-сметная документация крытого манежа. Но вот денег на строительство, к сожалению, нет.

Справка

Реабилитационный центр «Иппотерпия» был создан в 2001 году министерством здравоохранения и социального развития Самарской области на базе летнего спортивного лагеря «Олимпиец» по инициативе губернатора Константина Титова. Цель работы центра – реабилитация инвалидов. Около 80% пациентов – дети. В центре занимаются детьми с заболеваниями неврологического профиля: ДЦП, аутизм, задержка психического и физического развития, снижение слуха. Берут взрослых с заболеваниями позвоночника и рассеянным склерозом.

Елена Лычева

Источник: samarskieizvestia.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ