Архив:

Девять спортивных подвигов сборной Беларуси на Паралимпиаде в Ванкувере

В начале этой неделе у белорусов случилось олимпийское дежавю. Мы снова встречали олимпийских чемпионов и радовались большим успехам белорусов на международной спорт-арене. Обеспечили эту радость наши паралимпийцы. Они вернулись на родину после соревнований в Ванкувере с девятью медалями.

Спортивные чиновники планировали гораздо менее победный результат. Спортсмены-паралимпийцы зачастую остаются в тени спортсменов без физических недостатков. Но спортивный подвиг их от этого становится только более значимым.

Лариса Ворона, двукратный бронзовый призер X зимних Паралимпийских Игр в Ванкувере:

– Я не могу сказать, что я очень невезучий человек.

Еще она не может, да и не скажет, сколько раз везение сбрасывало ее надежду с пьедестала судьбы. Ведь даже жизненная лыжня у Ларисы Вороны как та трасса в Ванкувере: спуски, подъемы и виражи. Которые можно пролететь, и с которых так же можно вылететь.

Лариса Ворона:

– Я даже не могла встать на вторую тренировку с кровати, еще не было инвентаря. Было желание все бросить.

Но желание «все бросить» у Вороны довольно быстро отправилось в свободный полет. Пусть и вместе с самой спортсменкой. Ведь на своих первых тренировках падала Лариса, чуть ли не на каждом метре. После того как снова поднималась.

Лариса Ворона:

– Палка, лыжи обратно съезжают, здесь опоры нет. Мне казалось: как можно научиться, как ездить с одной палкой? А потом все легче и легче становилось, появлялось больше навыков. И сейчас я уже не замечаю. Палка такая же, как у здоровых олимпийцев, лыжи такие же, у всех одинаковый инвентарь, только у саночников другие крепления.

В отличие от имени на ее лыжах, шансы на призовое место Ванкувера были прописаны не столь разборчиво. Ведь тем же россиянам и украинцам перед самыми Играми удалось потренироваться на высокогорье. А это априори преимущество. Но Ворона по трассе летела как на крыльях. А потом упала на колени. Перед своей победой.

Лариса Ворона:

– У тебя мыслей никаких нет, ты ничего не видишь, не слышишь, кричат тебе, не кричат. Только видишь что впереди тебя, и все. Толкаешься, едешь и больше ничего не видишь, ни о чем не думаешь.

Она разбирает результат, отлитый в бронзе, на сотые секунды. И сравнивает себя с Вороной, получившей свой кусочек сыра от Бога. Лариса убеждает, скорее, не нас, а себя: постаралась и сделала все. А потом добавляет: наверное. Ведь ей слишком непривычно складывать крылья на полпути.

Лариса Ворона:

– Если бы золото, то, наверное, ты бы уже стоял и говорил, что у меня есть золото, я достиг высоты, дальше которой некуда. А когда у тебя бронза – это только стимул для борьбы, для поднятия себя выше. Не могу сказать, что мне было тяжелее или легче, чем олимпийцам.

Александр Попов, тренер Людмилы Волчек:

– Так же как здоровые. Надо только за ней следить, чтобы она не переборщила.

А у Александра Сергеевича, в отличие от знаменитого тезки, на тренировках – никакой лирики. Зато что ни Игры, то – золотой век.

Корреспондент СТВ:

– Вы знали, что она победит?

Александр Попов:

– Догадывался.

Тренер дважды золотого человека Ванкувера – Людмилы Волчек – давно понял: медаль ее упорству лучше бы сплавить из железа и стали. На нынешних Играх его Люда вовсе не играючи завоевала сразу четыре награды. И Александр Попов как никто знает: на ее победной лестнице было вовсе не три ступени.

Александр Попов:

– Она же на чемпионате мира и на Паралимпийских играх выступала в академической гребле. На тренировке думаешь: ну хоть бы отдохнула, подумала, как обычно академисты выйдут – ля-ля тополя... А эта и поперла, и поперла.

Николай Шабловский, «лидер» Василия Шаптебоя, двукратный бронзовый призер X зимних паралимпийских Игр в Ванкувере:

– Некоторые говорят: паралимпийцы, инвалиды... Знаете, они сильны не только духом. К примеру, Люда Волчек – с ее травмой люди сидят и на колясочке катаются. А она сильная, она настолько сильная...

Зато сила Николая Шабловского – как раз-таки в умении быть слабее. Притом, что его называют лидером – отсюда и желтая майка, и буква G – от английского guide. Ведь на соревнованиях среди слабовидящих для Василия Шаптебоя он – главный ориентир.

Николай Шабловский:

– Корректирую его, как правильно пройти вираж, как быстрее, как лучше. Приходиться сбоку проехать, или даже отстать.

Именно он всегда впереди, и именно от него зависит, успеет ли лыжник войти в вираж. Говоря проще, на трассе Николай для спортсмена – тот же поводырь. И немного телохранитель.

Николай Шабловский:

– Опасно было. Я старался не сбить Василия. То есть, мы в вираж входили вдвоем, я уехал по дальнему радиусу, и меня начало выносить, чуть ли не в сетку. Все почему-то считают, что паралимпийцы – значит, никакого уровня. У Василия в группе есть канадец Маккивер, он бегает на уровне нашей белорусской сборной.

Николай откровенничает: иногда, кажется, что мог бы быстрее. И тогда приходится наступать на лыжи собственным амбициям. Но тут же признает: когда они с Василием соревнуются между собой, в гонке за лидером роль ведомого порой переходит к нему.

Николай Шабловский:

– С характерами каждый. Бывает, ругаемся. Как судьба свела бегать вместе: он же Василий Васильевич, а я Николай Николаевич.

Василий Шаптебой, двукратный бронзовый призер X зимних паралимпийских Игр в Ванкувере:

– Он Шабловский Николай Николаевич, а я – Шаптебой Василий Васильевич. У нас все одинаковое.

Вот что у этой скоростного тандема точно одинаковое: так это медали. Две бронзы Ванкувера. И их победа – одна на двоих

Василий Шаптебой:

– Это и есть самая первая в истории Беларуси медаль, завоеванная среди паралимпийцев в биатлоне.

Это тот случай, когда можно буквально спрятаться за дружеской спиной. Василий уже такому родному человеку в желтом на любых соревнованиях доверяет полностью. Говорит, трасса может подвести, Коля – нет.

Василий Шаптебой:

– Просто сказали друг другу: давай, вперед, осталось чуть-чуть, осталось добежать до финиша.

И спортсмен в желтом, и профи в красном говорят, что не дают личным конфликтам зеленый свет. И даже после неудачного старта не спорят, кто слишком быстро уехал и кто явно не туда повернул. Наверное, поэтому рассуждая о грядущем, Василий говорит: это будет наше золото.

Василий Шаптебой:

– Мы ее возьмем. Именно зимнюю паралимпийскую золотую медаль.

Каждая медаль для них – двойная победа. В Солт-Лейк Сити их было две, в Турине – уже девять, в Ванкувере – снова девять, и уже сразу два золота. Сравнивать Олимпиаду и Паралимпиаду можно долго: и по условиям подготовки, и по призовым, и по конкуренции. Но в Ванкувере было одно объективное отличие – и как раз в тех самых медалях. Олимпийские – круглые, Паралимпийские – почти квадратные. Есть достижения, на пути к которым было слишком много острых углов.

Ольга Бакланова, Александр Шкарубо

Источник: ctv.by

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ