Архив:

Нельзя быть глазастой такой

В Ванкувере завершились Паралимпийские игры. Сейчас все телеканалы с упоением дают сюжеты о том, как наша сборная с 12 золотыми медалями до последнего лидировала в общекомандном зачете и лишь в конце уступила немцам. «МК» в Питере» выяснил, откуда это у нас столько прытких людей с ограниченными возможностями и как сложилась судьба некоторых питерских паралимпийцев.

«Темные силы» ополчились на Симановых

Семейная чета слабовидящих горнолыжников Симановых должна была впервые за 18 лет представлять на Паралимпиаде наш город. Спортсмены прошли подготовку вместе со сборной, достойно представляли страну на международных чемпионатах и кубках мира сразу в нескольких дисциплинах, однако в последний момент Михаилу не дали заветного билета в Ванкувер. Квота нашей страны в горных лыжах — 8 человек (трое мужчин и пять женщин). Причем женскую лыжную сборную так и недобрали — две девушки получили травмы и не поехали, а равноценной замены им не было. Так вот Михаилу не нашлось места в команде, несмотря на то, что он чемпион России. Зато в Канаду отправился спортсмен, занявший на национальных соревнованиях четвертое место.

Еще более странной кажется история, произошедшая с супругой Михаила. Майя еще в прошлом году заняла второе место в предолимпийском турнире в Австрии и вообще выступает на международных соревнованиях уже много лет. И всегда без проблем проходила медкомиссию. Однако уже в Ванкувере врачи отстранили ее от заездов, мотивировав это тем, что она «слишком хорошо видит». Майю не только исключили из категории В2 (видят до 3%), в которой она всегда выступала, но и не позволили выступать в группе В3 (видят до 1 строчки (10%).

Спортсменка была сильно расстроена произошедшим и приняла решение отказаться от участия в ближайшем чемпионате России, который начнется совсем скоро — 27 марта под Магнитогорском на озере Банное. Однако там можно будет поболеть за ее мужа Михаила, который выступает в категории спортсменов В2 (В1— полностью слепые).

Олимпийский заработок

Почему же наши паралимпийцы показали такие хорошие результаты в Ванкувере? Михаил Симанов считает, что все дело в том, что российские инвалиды живут в гораздо более стесненных условиях, чем на Западе.

— Там инвалиды защищены социально. Они занимаются спортом, только если им это интересно. Могут просто книжки читать, но при этом жить достойно. А нашим Паралимпиада дает возможность заработать, — говорит слабовидящий горнолыжник.

Во многих странах инвалидный спорт уже давно стал профессиональным. В Австрии, например, на горнолыжный спорт для инвалидов в год выделяют 9 миллионов евро, в Словакии не меньше. А вот петербуржцам Симановым, чтобы достойно подготовиться к Играм в Ванкувере, пришлось целыми днями давать сеансы массажа. Заработанные деньги уходили на сборы и инвентарь.

Монолыжи, blutooth-гарнитуры, триггеры…

Для простого болельщика инвалидный спорт — настоящий «темный лес». А ведь он по части технических и не только новаций весьма любопытен.

Например, в лыжных гонках к каждому незрячему спортсмену, даже если он немного видит, прикреплен лидер, который сопровождает его по всей трассе. Без лидера легко сбиться с дороги и не найти направления. Лидеры обычно тоже спортсмены — либо бывшие, либо те, кто хочет больше реализовываться. Пол тут значения не имеет — встречаются и смешанные пары. С лидером должны быть очень хорошие отношения. Необходимо взаимопонимание, совместимость и даже какие-то общие интересы. Найти хорошего лидера — очень сложное дело, в парах часто бывают конфликты.

У лидеров на пояснице повешены динамики, и есть микрофон — посредством этого они оповещают спортсмена, куда и как ему бежать. В классической лыжне все просто — встал на лыжню и едешь, коньковым ходом сложнее — необходимо подсказывать чаще.

В горных лыжах есть группы слабовидящих, «стоячих» и «сидячих» спортсменов. «Сидячие» спускаются на специальном кресле с амортизаторами на монолыже. У них есть триггеры — аналог лыжных палок со специальными «лыжками», которые помогают им. Кстати, их кресла стоят порой дороже автомобилей.

В соревнованиях слабовидящих тоже впереди едет лидер. У обоих есть blutooth-гарнитуры, через которые идут комментарии об особенностях рельефа, поворотов с флажками…

— Перед стартом мы всегда изучаем трассу, запоминаем ее, а потом едем, ориентируясь на голосовые указания, — поясняет Михаил Симанов.

Слепые биатлонисты бегут с лидером до стрелкового рубежа, где лежат винтовки. Они стреляют на звук. Если мишень с целью совмещается — идет сигнал на низких или высоких частотах. Если ты его ловишь — можно стрелять. А дальше — как в обычном биатлоне: попал — не попал.

Юлия Паскевич

Источник: mk-piter.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ