Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Олимпиада Маши Иовлевой

Старший тренер сборной России по лыжным гонкам и биатлону среди спортсменов с нарушением опорно-двигательного аппарата Ирина Громова рассказала о паралимпийке Марие Иовлевой и ее трудном пути в Ванкувер специальному корреспонденту Агентства спортивной информации «Весь спорт»

«Машка родилась – ну, вот такая, - начала рассказ Ирина Громова. – Родители от нее отказались сразу после рождения, и она попала в интернат. Сейчас живет в Сыктывкаре, в интернате для умственно отсталых детей. Интернат этот достаточно тяжелый. Но я бы не сказала, что Маша какая-то прямо умственно отсталая. Да, она очень плохо слышит, да, она почти не говорит, но ведь с ней с детства никто не занимался! Вообще никто! Если бы Маша росла в семье, родители бы это как-то поправили.

У нас в команде Маша тренируется с 2005 года, и достаточно серьезно. А начинали мы с того, что на сборах учили буквы. Сейчас она уже читает, пишет – не литературные сочинения, конечно, но слова, которыми мы пользуемся в обычной жизни, оперирует осознанно. После выступления на Кубке мира тренер купил ей компьютер, она совершенно спокойно выходит в интернет, общается по скайпу – пишет, что с ней происходит. Очень эмоционально, кстати. Если бы Машка была умственно отсталой, она бы не была способна учиться.

Главная проблема – Маша очень плохо слышит. И насколько плохо, мы даже не знаем. Может, что-то слышит, может, по губам читает, а может – догадывается. Конечно, это создает сложности в работе – нельзя давать информацию наперед. Одна информация забивает другую, и начинаются проблемы. Всегда нужно очень четко говорить: Маша, делаешь то, то и то. Из-за этого, кстати, произошла ситуация в длинной лыжной гонке, когда Маша вместо последнего круга побежала на финиш.

Перед той гонкой мы провели Машу по трассе, объяснили – показали, рассказали, что нужно бежать три круга. На петле стоял тренер, который показал руками: бежишь еще один круг. Маша кивнула головой: поняла. А пробежала 20 м, увидела развилку – и все. Она остановилась, руками у зрителей спрашивает – куда мне бежать? А откуда зрители знают, куда ей бежать… Машка мотнула головой – и рванула на финиш. Кричали тренер, наши болельщики уже на финишной прямой, но она не слышала… А на самой развилке стоять – запрещено. Если бы можно было – неужели мы бы никого не поставили?!

Вообще Маша занимается спортом с девяти лет. В Республике Коми работает тренер Александр Поршнев, занимался с глухими, недавно начал с опорниками. Видимо, ездил по интернатам, общался – и так нашел Машку. Начал привлекать к тренировкам – так она потихоньку и научилась каталась… На чемпионат России первый раз приехала, наверное, когда ей было лет 11-12. Маленькая совсем, но – шустрая. Без коляски, на руках очень быстро бегала. И тогда, и сейчас – все время улыбается, все время всем довольна.

Единственное, когда заблудилась в длинной гонке – плакала. Эмоций было много, слез… И эта победа, конечно, особенная. И для нее самой – Машка очень хотела выиграть именно золотую медаль, доверительно рассказывала мне об этом, как о мечте. И для меня, как для тренера, организатора. Этой победой мы всем все доказали. Ситуация была очень тяжелая. Еще перед Паралимпиадой-2006 некоторые наши руководители были настроены категорически против нее.

Да, Машка была кандидатом в команду еще перед Турином-2006. Правила позволяли тогда выступать на Паралимпийских играх с 16 лет, а у нее как раз 18 февраля день рождения. Чего я только не выслушала! Мне говорили: да ведь у нее проблемы с головой! Мне приходилось переходить на такой уровень общения, отвечала: а вы помните, что мы вообще-то работаем с инвалидами, а у нас инвалиды разные. У кого-то проблемы с ногами, у кого-то с позвоночником, а у кого-то и с головой!

Одна дама, отвечавшая за развитие паралимпийского спорта на очень высоком, можно сказать, государственном уровне, когда мы сказали, что начнем тренировать с Машей биатлон, заявила: да ведь она прямо на дистанции снимет винтовку – и кого-нибудь застрелит! При этом, замечу на минуточку, инвалиды, в отличие от здоровых биатлонистов, бегут без винтовки, она на рубеже лежит. Нет, имена я называть не буду. Зачем? К счастью, эта дама и некоторые другие деятели в паралимпийском спорте сейчас уже не работают.

Сейчас тоже стоял вопрос, что Маша не поедет на Паралимпиаду! 9 февраля мы вернулись домой из Германии, с этапа Кубка мира. На несколько дней распустила всех по домам. И вот, нам уже скоро вылетать в Канаду на сбор, а звонка из Сыктывкара – нет. Набираю директору местной ШВСМ: я не знаю, когда Маша с тренером прибудут в Москву. А он отвечает: она не поедет, у нее проблемы, на нее плохо действует высота. Я в шоке: кто это сказал? врачи в интернате могут запросто это определить? а мы прошли диспансеризацию, два углубленных медицинских обследования – и ничего не знаем? Директор отвечает: ну, ладно, она приедет попозже.

Чувствую, что-то неладное, пришлось включать связи. Спасибо Владимиру Богачеву – начальнику нашего департамента в Центре спортивной подготовки Минспорттуризма. Мише Терентьеву, ныне депутату Госдумы, который напрямую позвонил главе Коми Вячеславу Гайзеру. Переругалась со всеми, руководителям Паралимпийского комитета России буквально ультиматум поставила: если хотите медалей – Маша должна быть в команде! Почему руководители интерната, ШВСМ не были заинтересованы в поездке Маши на Паралимпиаду? Есть у меня догадка – но пока я оставлю ее при себе.

Для занятий с таким ребенком важна система. Нужно ведь и привезти на тренировку, и забрать после нее, и так в ежедневном режиме. Когда на сборах – все понятно, все намного проще, а когда дома – очень тяжело. К счастью, у Маши есть человек, который о ней заботится – Татьяна, воспитательница в интернате. У них сложились очень теплые отношения, как у мамы с дочкой. Машка из Ванкувера звонит Тане по скайпу каждый день – не дает поспать (смеется). Не может понять: как это так – у нас тут день, а у Тани – ночь. Показываем: Маша, сейчас Таня спит. А ведь у нее эмоции, ей надо поделиться.

Маша вообще – очень радостный, светлый человек. Обратили внимание: все время – улыбка до ушей. Идет по паралимпийской деревне – и вся светится (улыбается). И к ней отношение соответствующее – очень теплое. Когда Маша в длинной гонке заблудилась, у тренеров всех сборных из раций раздался вздох разочарования, кто меня видел, разводили руками: как же так. И я не сомневаюсь, что если бы на той развилке в принципе можно было бы находиться, и нашего человека там по каким-то причинам не оказалось – любой другой тренер, спортсмен Маше обязательно подсказал, куда правильно бежать.

В нашей команде к Маше все относятся, как к младшей сестренке. Света Ярошевич, Ваня Гончаров, Серега Шилов помогают, контролируют во всем: куда идти, что делать, пора спать. Света Ярошевич дебютировала на этой Паралимпиаде, гонки ей даются пока очень тяжело, после первой она даже плакала. Так Машка увидела – прибежала, подарила ей свой букет за второе место. Показала рукой на сердце, обняла, расцеловала – даже я, казалось бы, только всего видела, а прослезилась… У Маши столько доброты – все отдаст, ей ничего ни для кого не жалко. Я у нее даже забрала пока значок заслуженного мастера спорта – еще подарит его кому-нибудь.

Лидером сборной Маша стала в этом сезоне. Начиная с контрольных тренировок – лучшая. На международных стартах хорошо выступала. А к Паралимпиаде приготовили сюрприз – биатлон. И вот, Маша уже выиграла серебро в пасьюте и золото в длинной гонке. Шансы есть и в лыжных гонках – сегодня в гонке, в эстафете и в спринте. Тяжелее всего будет – в спринте. Маша всегда выкладывается полностью, на три забега сил может не хватить. Не понимает, что где-то можно пробежать потише. И объяснять ей это тоже нельзя. Решит потом передохнуть в финале на самом финише.

Конечно, у нас сейчас тоже есть некие опасения в отношении Машу. Непонятно, как к ней отнесутся, когда она вернется в Сыктывкар. Но, говорят, вроде бы, там уже даже квартиру купили, где Маша будет жить со своим воспитателем Татьяной. Нет, из Коми ни мне, ни руководителям Паралимпийского комитета России никто не звонил. Но у нас в команде есть еще один спортсмен из Сыктывкара, он на связи с тренером Поршневым, так и дошла до нас эта информация. Взять ситуацию с Машей на личный контроль? Ха! А разве у меня есть выбор?!»

Источник: komiinform.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ