Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Опекунам сказали: нечего жить за счет ребенка

Вадик Павлов осиротел в шесть лет: его родители погибли в автокатастрофе. Опекуном мальчика стала бабушка. Людмила и Владимир Архиповы делают все, чтобы заменить внуку отца и мать, но недавно сотрудники органов опеки пригрозили, что лишат их опекунства из-за того, что мальчик живет в стесненных условиях.

"Я пришла просить их помочь нашей семье с соципотекой, потому что живем в тесноте, а они сказали, что заберут Вадика и отдадут в семью, у которой есть просторное жилье", - рассказывает Людмила.

Семья Архиповых - из тех, кого в мире звуков называют глухонемыми. Внук стал в этой семье первым слышащим ребенком. На самом деле они - не глухонемые, а глухие. Просто, не слыша звуков, они не могут складывать их в слова. Но глухие многое в состоянии услышать в переносном смысле этого слова. А человеку слышащему трудно, наверное, понять, как трудно жить в этом мире Архиповым. Например, если у здорового человека есть хоть маленькие шансы добиться от госорганов решения своей проблемы, то у глухого они сводятся к нулю: уж очень трудно ему объясняться с чиновниками.

Архиповы - из тех семей, которых именуют социально незащищенными: получают пенсии по инвалидности, но работают. Владимир много лет трудился станочником на КАПО им. Горбунова, Людмила - нянечка в детсаду. Их дочка Кира учится в 11-м классе, а Вадик - в третьем. Живут они в комнате заводского общежития на улице Молодежной, где на четыре человека согласно счету-фактуре приходится 26,65 кв. м. Но в этих неполных 27 "квадратах" сидит площадь общих коридора, туалета, кухни, а жилой площади на каждого члена семьи - всего по четыре квадратных метра. Их крохотная комнатка всегда идеально прибрана. Иначе просто нельзя: малейший беспорядок сужает и без того донельзя узкое жизненное пространство.

Когда были живы мама и папа, Вадик и его сестренка жили с ними у родителей отца ребенка. Молодая семья начала копить на собственное жилье, но деньги ушли на похороны, а после них бабушки-дедушки детей поделили. Опекуном годовалой девочки стала мать отца. А Вадик переехал к Архиповым, которые уже давно стояли в двух очередях - на получение жилья и на получение жилищной субсидии, положенной инвалидам по закону от государства. На троих она сегодня составляет полтора миллиона рублей, только вот получат ее они нескоро, поскольку встали в очередь за субсидией в 2001 году, а выплачивают ее сейчас тем, кто ждет с 1990 года. Знакомые подсказали Людмиле и Владимиру, что у них есть шанс получить жилье по социальной ипотеке, покрыв часть его стоимости с помощью той самой субсидии. Документы на ипотеку собирали долго и мучительно. А в декабре 2009-го заключили ипотечный договор, по которому внуку Вадику будет принадлежать четвертая часть новой квартиры.

Когда супруги Архиповы соципотеку только затевали, финансовое положение семьи было стабильным, расчет строился на том, что Владимир неплохо зарабатывал. Но грянул кризис. Ровно за месяц до заключения ипотечного договора 53-летнего мужчину сократили, и он оказался на бирже труда... До последнего времени Архиповы исправно вносили ипотечные взносы, но недавно встали перед выбором: покупать еду или продолжать платить за ипотеку. Тогда и обратились в органы опеки. Надеялись на поддержку, ведь цель ипотеки - жилье для внука.

- Сейчас пенсия Вадика по потере кормильцев согласно закону перечисляется на сберкнижку, деньги с которой он сможет снять лишь по достижении совершеннолетия, а мы пошли просить, чтобы, пока дед не нашел работу, эти три тысячи рублей шли на оплату ипотеки, - рассказала корреспонденту "ВК" суть своей просьбы к сотрудникам отдела опеки и попечительства Людмила Архипова. - Но курирующая нашу семью сотрудница сказала, что нечего жить за счет ребенка. А 11 марта к нам пришла комиссия. Нам сказали: раз Вадик живет в такой тесноте, его у нас могут забрать и передать в другую семью, благо желающие стать опекунами в очереди стоят...

Описать дальнейший ход беседы с чиновниками Людмиле помешали слезы. У женщины с тех пор глаза все время на мокром месте: легко сказать, чиновники грозят второй раз осиротить внука! Сам же Вадик держится молодцом. На вопрос, согласен ли переехать от родных, отвечает: "Нет, ни за что, я к ним все равно убегу". А когда интересуются, спрашивали ли проверяющие его согласие на переезд от деда с бабушкой, быстро бросает: "Нет, они без меня приходили" - и переводит разговор на любимые школьные предметы - физкультуру и ИЗО. Психологи говорят, что так дети обычно уходят от разговоров о том, чего больше всего боятся...

Чтобы удостовериться, стоит ли бояться Архиповым такого поворота событий, корреспондент ВК позвонила в отдел опеки и попечительства администрации Авиастроительного района.

- Я не знаю, кто мог сказать, что Вадика Павлова заберут из родной семьи, теснота не повод, чтобы забрать, - прокомментировала ситуацию начальник отдела Ирина Митченкова. - Что же касается ипотеки, то согласно Семейному кодексу пенсия мальчика идет на книжку, а опекуны могут обратиться к нам в отдел с заявлением, если деньги потребуются ему на неотложные нужды. Например, на лекарства, операцию, учебу, отдых или покупку имущества для подопечного. Мы можем разрешить им снять деньги.

- Так Архиповы же и попросили как раз на приобретение имущества - недвижимости для внука, а им было отказано...

- Во-первых, они должны прийти и написать официальное заявление, а такого заявления к нам не поступало. Во-вторых, у них непростой случай, ипотека. Тут надо разбираться комиссионно, с участием юриста и замглавы администрации района, а потом уже мы решим. Им никто пока не сказал: "Нет".

Но им и "да" не сказали! Им вообще ничего не сказали. С ними толком никто и не разговаривал, потому что нет заявления. А заявления нет, потому что никто не объяснил, что его надо написать. Чиновники не трудятся разъяснять порядок действий даже тем, кто хорошо слышит. А Архиповы - глухие, им вдвойне трудно понять, что делать, чтобы решился вопрос о жилье для семьи, полноправным членом которой стал внук-сирота. "Чего тут непонятного?" - удивляются сотрудники госорганов, обязанных защищать права и интересы социально незащищенных граждан. И без лишних объяснений отсылают этих самых граждан к стендам с образцами заявлений и списками "необходимых документов". А непонятно главное. Если назначение этих специалистов - защита социально незащищенных, то почему они их не защищают?

Фото Александра ГЕРАСИМОВА.

Инна СЕРОВА, “Вечерняя Казань”

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ