Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Еще раз об эндопротезировании

"После того как мне неудачно заменили разрушенный тазобедренный сустав искуственным, я не могла нормально ходить, а боль стала сильнее чем прежде"

68-летней пациентке понадобилась повторная операция, в ходе которой выяснилось: эндопротез был неправильно подобран и плохо установлен. Хирургам клиники НАН Украины, работающей на базе 12-й столичной больницы, удалось исправить ошибку коллег, избавив женщину не только от боли, но и от... разной длины ног.

"К другому врачу я отправилась лишь после того, как познакомилась с пациенткой, которой мой хирург собирался в четвертый раз(!) переделывать операцию"

Впервые боль в суставе Антонина Юрьевна ощутила, когда перенесла страшный стресс.

- Десять лет назад моему мужу поставили диагноз рак, и я узнала об этом первой, - вспоминает женщина. - Пришла домой, смотрю на него, а слезы катятся из глаз... И вдруг чувствую - сильно разболелась нога. Как будто душевная боль превратилась в физическую. Сначала я не обратила на это внимания - было не до того, а через некоторое время сделала снимок тазобедренного сустава. Оказалось, все в порядке. Врач предположил, что нога болит из-за остеохондроза. Посоветовал лечить позвоночник и укреплять хрящевую ткань суставов, прописал препараты-хондропротекторы. Их я и пила. Сустав болел, а повторить снимок за столько лет не догадалась. Лишь в прошлом году, когда вновь сделала рентген, выяснилось: сустав правой ноги полностью разрушился, его надо менять. Эндопротез мне выделили бесплатный, в рамках городской программы "Турбота". Также порекомендовали клинику - сказали, что там даже многих спортсменов оперируют. С медициной я мало сталкивалась, врачам доверяла, поэтому на операцию пошла с уверенностью, что все будет хорошо. И ошиблась.

Женщина десять дней провела в больнице. Вставать ей не разрешали, температура постоянно повышалась до 38 градусов. А затем в таком состоянии выписали, порекомендовав дома в течение месяца соблюдать постельный режим.

- Даже после этого я надеялась на лучшее, - продолжает Антонина Юрьевна. - Думала, когда организм привыкнет к инородному телу (эндопротезу), боль пройдет и я смогу ходить. Еще восемь(!) месяцев пыталась разрабатывать ногу. Ходила на костылях, а затем с палочкой. А нога начала болеть даже больше, чем до операции, и удлинилась на целых два сантиметра. При ходьбе ногу тянула, чиркала ею по асфальту. Знакомые спрашивали, что со мной. Даже неудобно было признаваться, что по собственной глупости стала инвалидом, поэтому говорила, мол, упала, перелом. Теперь знаю: надо было раньше искать других врачей, консультироваться у разных специалистов, а не верить словам своего хирурга, который утверждал, что все нормализуется. Кстати, увидев, что дела мои плохи, он все же предложил повторную операцию. Но тут уж я испугалась. В очереди к нему сидела женщина, которой этот доктор собирался после трех неудачных делать уже четвертую операцию на той же ноге. По-моему, это рекорд.

"Исправлять чужие ошибки в хирургии особенно сложно"

О том, что на базе 12-й столичной больницы работают специалисты, которые давно освоили эндопротезирование, Антонина Юрьевна узнала случайно и решила там проконсультироваться.

- Мне рассказали, что профессор Николай Терновой одним из первых в Украине внедрил операции по замене тазобедренных суставов искусственными, - рассказывает женщина. - Вот только боялась, что доктор не возьмется переделывать чью-то плохую работу. Я показала ему снимки, пожаловалась на боль и, не сдержавшись, расплакалась. А он успокоил: "Раз уж вы пришли к нам, постараемся избавить вас от боли". Так и произошло. Николай Константинович вместе с коллегами провел операцию, после которой я сразу почувствовала себя гораздо лучше. Рана, конечно, сначала болела, но в области сустава боль ушла. Ноги стали ровными! Я очень просила хирургов откорректировать их длину. Буквально на первой неделе после операции меня подняли, инструктор объяснила, как вставать, как лежать, какие упражнения делать. Сотрудники 12-й больницы нянчились со мной, как с ребенком. А я ведь обычная пенсионерка, никакими особыми заслугами не могу похвастаться, всю жизнь проработала конструктором. Врачи ни один мой вопрос не оставили без ответа. К тому же через месяц я могу здесь, в больнице, пройти курс реабилитации. Наверное, я не права в том, что не хочу называть ни фамилию хирурга, сделавшего мне первую операцию, ни адрес больницы, где он работает. Думаю, он узнает меня по фотографии и поймет, как может пострадать человек из-за его непрофессионализма. Там ведь почти у каждого второго развиваются осложнения, многим повторно делают операции, что грозит инвалидностью.

- Конечно, от ошибок никто не застрахован, но исправлять их бывает трудно, - говорит руководитель клиники ортопедии и травматологии Национальной академии наук Украины, работающей на базе столичной больницы № 12, профессор Николай Терновой. - Бывают случаи, объяснить которые трудно. Например, у Антонины Юрьевны при замене сустава хирург использовал одновременно и механическое, и цементное крепление. Эту, с позволения сказать, "конструкцию" врачу так и не удалось жестко закрепить. Она болталась, поэтому женщина испытывала постоянную боль. Зачем врач применил такое крепление? Скорее всего, пациентке не подошел размер протеза, но это выяснилось в ходе операции. А по всем правилам параметры надо выяснить заранее. Кроме того, для подстраховки необходимо иметь запасные конструкции, близкие по размеру. Хорошо, что ошибку удалось исправить. Вместе с бригадой хирургов - научными сотрудниками Владимиром Вовком и Евгением Тузом - и с заведующим отделением реанимации больницы Петром Булычем мы сделали для этого все, что нужно. В награду получаем от Антонины Юрьевны такие восторженные отзывы! Это очень приятно.

- Можно ли было женщине избежать операции, если бы она вовремя начала лечиться от коксартроза?

- Трудно сказать, - говорит Николай Терновой. - В США, например, после года консервативного лечения, если боль не прекращается, меняют сустав. У одних людей артроз или коксоартроз (этот диагноз был у Антонины Юрьевны) развивается десятками лет, у других - стремительно, за несколько месяцев. Толчком может стать и стресс, и заболевание, например, грипп. Но точно известно, что людям, которые долго откладывают операцию, ставить эндопротез сложнее. Из-за заболевания страдают не только кости, но и связки, нервы, сосуды. Человек годами при ходьбе ставит ноги неправильно, в вынужденное положение, чтобы боль была менее острой. Из-за этого атрофируются некоторые мышцы. После замены сустава у таких пациентов восстановление идет тяжелее. В движениях человек будет больше ограничен. Откладывая операцию, пациенты тратят впустую много денег на лекарства, в то же время наносят вред организму: страдают печень, желудок, развивается гастрит. А ведь принимать агрессивные обезболивающие и противовоспалительные препараты приходится постоянно, причем в огромных количествах. К сожалению, государство не обеспечивает всех нуждающихся эндопротезами, а они дорогие, и не в каждой семье есть деньги, чтобы их приобрести. Проблему решила бы страховая медицина, однако пока механизм не разработан.

Ирина Дубская

Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ