Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Почему в семье Силкок растут только мальчики

История этой семьи удивительна по всем параметрам: в ней 51 ребенок, все мальчики, все тяжелые инвалиды. Отдельным удивительным пунктом — то, с чего началась история Силкоков. Когда я только нашла сайт семьи Силкок — Анны и Джима, американской пары, которая усыновила 51 мальчика-инвалида, — просто чтобы поделиться собственным удивлением, отправила ссылку Людмиле Петрановской, которая очень долго работала в известном московском детском доме №19.

Вот что она написала мне в ответ: «Я эту семью знаю немножко. Они у нас брали мальчика, подростка с сильным недоразвитием рук и ног и с умственной отсталостью. Через некоторое время мальчик звонил нам — ходит в обычную школу, играет в волейбол (не знаю уж как, но сам сказал).

Потом еще одного парня, большого уже брали, с очень тяжелым поведением, на грани психиатрии, там очень жестокое обращение в семье было. Агрессия перла такая, что все вокруг разносил, не успевали мебель чинить. Вот не знаю, что уж эта Анна с ними делает, но звонит через полгода — другой ребенок. Фотки присылает, как его школьной наградой какой-то награждают. Сияет как медный таз. Расслабленный, счастливый. Так что все правда, подтверждаю».

Американка Анна Беллс работала фостерным родителем с 19 лет. Она не искала симпатичных здоровых младенцев. Она брала тех, кому найти семью, по усыновительской статистике, сложнее всего, — взрослых мальчиков-инвалидов.

Джим Силкок был прикован к инвалидному креслу: повредил позвоночник во время занятий дайвингом. Он познакомился с Анной в Интернете, через месяц они встретились, еще через четыре — поженились. В качестве приданого Джим получил замечательную компанию приемных сыновей Анны. На тот момент мальчиков было уже восемь.

Сразу после свадьбы Силкоки решили, что они не хотят быть фостерной семьей, а хотят быть обычной, чтобы у детей была фамилия Силкок, чтобы они знали, что это навсегда.

«У Хантера церебральный паралич, у Пола повреждение позвоночника, у Дэвида травма головного мозга вследствие жестокого обращения с ним в прошлом. У Дилана дистрофия мышц, — пишет Анна на своей страничке на сайте Силкоков. — У Джонатана тоже травма головного мозга: когда ему было шесть лет, его сбила машина».

Главная цель Джима и Анны — полное включение сыновей в нормальную жизнь. Обычная школа, обычные кружки и секции, общение с обычными детьми, никакой изоляции и ничего дополнительного и специального, кроме необходимой поддержки, связанной с их диагнозами.

У Анны и Джима своя философия: не ограничивать, не оберегать, а предоставлять возможности и свободу. Дети сами должны устанавливать свои пределы. Такой подход оправдывает себя. Братья пытаются влиться в обычную жизнь, и это им удается. Многие снимаются в кино и играют в театре, занимаются спортом, музыкой, пишут песни, записывают компакт-диски. Некоторые уже делают профессиональную карьеру. В онлайн-дневнике семейных событий каждую неделю появляется новая запись о том, что мальчики едут путешествовать или идут в поход, кто-то из них получил новую роль, работу или грант.

Только что 11-летний Сергей Силкок, родившийся в России, имеющий огромные проблемы с почками, закончил репетировать роль мальчика-инвалида, спасающего жизнь китенку, отбившемуся от стаи. Компания Silent Roar, которой принадлежит спектакль, очень довольна его работой.

У каждого ребенка есть актерское резюме (они выложены на сайте), и у каждого есть в послужном списке хотя бы маленький эпизод в сериале.

Старшие мальчики потихоньку начинают самостоятельную жизнь. Некоторые уже имеют собственные квартиры, например Энтони. Он первым из братьев получил настоящую работу — место управляющего механическими экспонатами в Научном музее Калифорнии. Энтони — инвалид-колясочник, у него врожденное повреждение позвоночника. К 17 годам он пережил несколько усыновлений и вторичных отказов (это когда несправившиеся усыновители сдают ребенка обратно). «Нас не волновало, что Энтони было уже 17, когда мы решили его принять. Такие дети тоже мечтают о родителях, о семье, — пишет Анна. — И теперь у него всегда будут мама с папой и родной очаг».

Быт Силкоков организован каким-то немыслимым образом. «Сколько раз в день вы загружаете стиральную машину?» — это самый частый вопрос, который задают Силкокам. Ответ: 40 раз. Силкоки живут в двухэтажном доме с девятью спальнями и постоянно что-то пристраивают. Помощи волонтеров Силкокам не хватает, приходится нанимать 14 оплачиваемых помощников, зарплата которых в сумме составляет 15 тысяч долларов.

Живут Силкоки на доход от семейного бизнеса: у них агентство по найму персонала для инвалидов. А также на пособие по инвалидности, которое получают мальчики (около 26 тысяч долларов в месяц), и на взносы, которые поступают в фонд Силкоков. Медицинские страховки детям оплачивает государство и специальные фонды.

Всем усыновителям всегда задают один и тот же вопрос: как вам пришла в голову такая мысль, почему вы на это решились?

Анна Беллс, оказывается, будучи шестилетней девочкой, посмотрела знаменитый фильм «Оливер» — экранизацию романа «Оливер Твист» Чарльза Диккенса о мальчике-беспризорнике. Тогда она решила, что, когда вырастет, усыновит одинокого мальчика, а может быть, даже не одного, а нескольких.

«Шутка в том, — сказала Анна репортерам журнала Parenting, — что я все время думаю, что было бы, если бы я тогда посмотрела не "Оливера", а "Энни" (фильм и мюзикл о девочке-сироте)».

Этой весной Анна собирается в Россию, для того чтобы усыновить еще двух мальчиков.

Татьяна Семенова

Источник: snob.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ