Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Так, как раньше, уже не будет

После шести сезонов «Доктора Хауса» и некоторого личного знакомства с этой темой вроде бы можно и привыкнуть. Но все равно первый всеукраинский мастер-класс «Отсроченная гетерореконструкция грудной железы» с показательной операцией стал испытанием для моей психики. Психика выдержала. Может потому, что накануне один из организаторов сказал мне: «Не надо вам смотреть на эти ужасы». Последовав его совету, я пришла на послеоперационный семинар, с подробными иллюстрациями и комментариями. И мне хватило.

Вечная проблема: среди журналистов нет врачей, среди врачей нет журналистов. Потому специфические темы излагаются в профессиональных медицинских изданиях, на языке, понятном в узких кругах. А в массовом сознании по многим щепетильным вопросам – полный информационный вакуум, а оттого, как известно, земля слухами полнится. А если тема страшная - то еще и страшилками. Тем более что рак груди и борьба с его последствиями – это не та тема, которая интересует на досуге всех кому не лень. Скорее, это такой черный призрак. Тьма, в которую, согласно известному афоризму, лучше не вглядываться, иначе она начнется вглядываться в тебя.

Мастер-класс по восстановлению груди после рака молочной железы проводился 20 февраля на базе харьковского Института медицинской радиологии, которому в этом году будет 90 лет. Изначально институт создавался как медицинское учреждение, работающее с радиацией. Институт разделен на две части. Одна – клиническая: с отделениями онкохирургии, онкогинекологии, ядерной медицины, химиотерапии. Вторая часть – научно-исследовательские лаборатории, биохимия, радиационные препараты.

Мероприятие можно считать всеукраинским, хотя бы наполовину. Для обмена опытом в Харьков съехались специалисты-практики из Киева, Краматорска, Донецка, Запорожья. Как рассказал Сергей Шутов, кандидат наук, заведующий операционным блоком, один из врачей, проводивших показательную операцию, уникальности в данной операции нет, но есть уникальность в самом мастер-классе: «Это первый мастер-класс, посвященный данной проблеме. Эти операции делаются, но если, допустим, у нас в Украине количество этих операций на всю страну исчисляется несколькими сотнями, то американцы предоставляют по одной клинике порядка 5—6 тысяч таких операций. В Украине эти операции делаются, кроме Харькова, и в Киеве, и в Донецке. Но пока почему-то это не было так озвучено».

Специалисты объясняют механизм таких операций следующим образом: со спины или живота берется лоскут кожи, а внутрь вставляется протез, подобранный по размеру и форме. Если лоскут на теле пациентки взять неоткуда, то под кожу временно помещают экспандер – емкость с жидкостью, а после того, как ткани растянутся, его заменяют протезом. В том числе такая реконструкция может быть отсроченной, то есть проводиться через длительной время после удаления железы.

Одним из самых уважаемых гостей форума был Василий Храпач, заведующий отделением пластической и реконструктивной хирургии Александровской клинической больницы Киева, доцент кафедры госпитальной хирургии № 4 Национального медуниверситета имени А. Богомольца, доктор медицинских наук. А кроме того, организатор многочисленных реконструктивно-пластических конференций. Коллеги представляют его как человека, которому Украина обязана распространением и даже легализацией в вопросах пластической, реконструктивной хирургии. Василий Васильевич рассказал, что пионерами в сфере реконструкции молочной железы были итальянцы (даже в свое время обогнали Германию).

Он рассматривал проблему со своей стороны, говоря о применении методов не столько в онкохирургии, сколько в пластической хирургии, например, для транссексуалов. В первую очередь, по наблюдениям врача, пациентов беспокоят шрамы после операции, психологические проблемы, около 75% не устраивает форма груди после лучевой терапии. Основной проблемой в случае с удалением молочной железы из-за раковой опухоли и принятии решения о восстановлении является «понимание того, что так, как раньше, уже не будет» - проблема врача в том, чтобы убедить в этом пациента, а проблема пациента в том, чтобы это принять.

По прошествии часа, после демонстрации успехов и ошибок при проведении предыдущих операций, специальных терминов в разговоре коллег-врачей становилось все больше. И даже имел место специфический юмор в стиле доктора Хауса. Стало очевидно, что мероприятие превращается в узкопрофессиональный форум, и дальнейшее присутствие там журналистов выглядело довольно бессмысленным. Так что мы оставили врачей обмениваться опытом вдалеке от посторонних глаз. А напоследок удалось выяснить у Сергея Шутова следующие моменты.

За рубежом подобная операция стоит порядка 30 000 долларов. В операции, проведенной в рамках харьковского мастер-класса, фирма-производитель материалов для реконструкции взяла на себя все финансовые вопросы, в частности предоставила экспандер, который был установлен пациентке во время операции.

Именно в деньги, в частности в государственное финансирование, упирается и уровень подготовки специалистов для таких операций, и их распространенность, и их доступность, утверждает Сергей Шутов: «В Италии, если это государственная программа, и пациентку берут на операцию по поводу рака грудной железы и обязательным условием для того, чтоб ее лечили, является восстановление груди, и это берет на себя государство, то у нас это - проблема самих утопающих…»

Кира Станиславская

Источник: 5nizza.kharkov.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ