Архив:

Не совсем пропащий

30-летний неотесанный холостяк Ваня колесил по улицам Уфы на маршрутном автобусе. Всю свою сознательную жизнь он шоферил, поскольку больше ничего не умел делать. Да и водил, прямо скажем, не ахти как. Дергался с места, резко тормозил, так, что народ в час пик валился друг на друга. А ему было все нипочем. Сколько раз разозленный какой-нибудь пассажир орал ему в кабину:

- Ты чего, дрова везешь?!

Ваня только поворачивал флегматично свою круглую, как блин, физиономию и отвечал беззлобно и невпопад:

- Сам такой!

Ни в чем он нужды не знал, ни в чем себе не отказывал - знамо дело, один! Все заработанное тратил только на себя. Но хотелось больше. Пробовал было податься в дальнобойщики, но куда там! В первой же поездке заснул за рулем и чуть было не врезался во впереди идущий "КамАЗ". Однако, говорят, дуракам везет. Вот и его в самый последний момент будто бы кто-то толкнул в бок. Вскинул он осоловелые глаза и надавил на тормоза так, что запахло жженой резиной. Вытер потом холодный пот и решил больше не испытывать судьбу. А в общем, жизнь его протекала плавно и размеренно, без особых хлопот и потрясений.

Нет, работу он свою любил. Интересно. С людьми общаешься. Какие-нибудь девчонки подсядут на сиденье рядом с ним, где должен быть кондуктор. Завяжешь разговор. Мол, откуда и куда. Смотрите, парень я холостой, потом жалеть будете! И все бы ничего, да как-то ненароком столкнула его судьба с одной интеллигентного вида бодренькой бабулькой в побитой молью каракулевой шубе.

Старушку эту звали обыкновенно - Марья Ивановна. То есть об этом Ване, конечно, не было известно. Он и не собирался с нею завязывать знакомство. Это же не веселые девчонки. Однако Марья Ивановна часто попадалась ему на глаза. Она проживала на конечной остановке и, стало быть, заходила в салон как раз тогда, когда в нем практически не имелось народа. Марья Ивановна долгие годы учила ребятишек младших классов. И, надо сказать, "малявки" ее обожали. За строгость, справедливость, бесконечную преданность своему делу и им, подрастающему поколению. Звали они ее, конечно, Мариванна. Мариванна, выйдя на пенсию, проработала еще восемь плодотворных лет и, возможно, обучала бы своих детишек дальше, да срочно понадобилось пристроить одну "блатную девочку". Вот и ушла Мариванна, вздохнув тяжело и устало, но с обидой в сердце, на покой.

Будучи абсолютно беспринципным, "вяло выраженным хамом", Ваня чисто интуитивно невзлюбил эту "ученую бабульку" и старался ей, по возможности, навредить. Думал он приблизительно так: "И чего ей, старой, неймется? Что у нее за дела, спрашивается, если она каждый божий день таскается в такую даль?" Ванюше, конечно, было совсем невдомек, что Мариванна отправляется на другой конец города за очень и очень символическую плату обучать грамоте семилетнего мальчика, имевшего несчастье родиться с ДЦП.

Вот и сегодня спозаранку Иван, подъехав на конечную остановку, дожидался, пока пассажиры заполнят автобус. Полусонные граждане не особо торопились: выходной. Водитель терпеливо курил в приоткрытое окно, как вдруг увидел торопливо семенящую знакомую фигурку, путающуюся в длиннополой шубе. Иван злорадно ухмыльнулся. Глаза его загорелись, он, как зверь за дичью, настороженно наблюдал. Надо подпустить поближе и улучить момент... Как только Мариванна поравнялась с автобусом, он мстительно, перед самым ее носом захлопнул дверь.

- Ишь, какая прыткая! - удовлетворенно отметил он про себя и тронулся с места.

А потом Мариванна пропала. Ваня, привыкший видеть ее каждый день в автобусе недоумевал: "Заболела что ли? А может, и вообще - того..." Сам не замечая, подъезжая к конечной остановке, он теперь задерживался дольше обычного. Может, все-таки появится семенящая фигурка? Какое-то непонятное, неведомое чувство вдруг поселилось в его душе. Он временами ловил себя на мысли - зачем обижал бабульку?

А она все-таки появилась! Когда Иван уже перестал ждать, в один из солнечных весенних деньков, ближе к обеду, увидел он ту самую старушку. Она, как всегда, озабоченно семенила, спеша к автобусу. А впереди везла инвалидную коляску с мальчиком. Мама его попала в больницу, а поскольку родни у бедолаг никого не имелось, то и взяла Мариванна мальчонку к себе на жительство. Водитель увидел, каких трудов стоит этой немощной старушке толкать перед собой коляску. Как напряглось и покраснело ее лицо, но в глазах была такая знакомая ему решимость - успеть на автобус. Ивана как ветром сдуло. Он соскочил со своего водительского сиденья, подхватил коляску и занес мальчонку в автобус. Мариванна следом поднялась в салон и, переведя дух, сказала:

- Спасибо, молодой человек! А я думала - вы совсем пропащий!

Ирина Евгеньева

Источник: bashvest.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ