Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Вода в ступе

В калининградской облдуме с жаром поговорили на тему доступности лекарственных средств

То, что многие медпрепараты сейчас не только лечат болячки среднестатистического жителя нашей страны, но и калечат его нервы дороговизной, – факт, который осознали даже на верхушке вертикали власти. Чтобы притормозить рост цен хотя бы на жизненно важные лекарства, федеральные управленцы решили ограничить аппетиты их производителей.

После 1 апреля текущего года те не смогут произвольно «прыгать» выше своих зарегистрированных в Росздравнадзоре цен. Что же касается оптовиков и аптекарей, то предельно допустимую величину их «навара» должны установить субъекты Федерации. Причем на это регионалам отводится всего ничего – к 1 марта они обязаны «родить» соответствующие нормативные акты.

«Обеспечение населения недорогими качественными лекарствами», – так была анонсирована тема «круглого стола», прошедшего в облдуме. В отличие от иных парламентских «столов» на этом, что называется, яблоку негде было упасть. Помимо народных избранников, профильных чиновников средней руки (региональный министр здравоохранения Елена Клюйкова диспут почему-то проигнорировала) и общественников присутствовали люди, обычно избегающие публичности, – руководители аптечных сетей и оптовых фармацевтических компаний. Как выяснилось, в заксобрание бизнесменов привели... надежды. Накануне мероприятия в местном фармацевтическом сообществе был пущен слух о том, что именно на нем-де назовут окончательную цену надбавочного вопроса.

Надо заметить, что предварительная цена была обозначена еще неделю назад на закрытом для прессы совещании в региональном правительстве. Но предпринимателей она не устроила – показалась чересчур скромной. Те слезно просили скорректировать «потолочную» величину торговой надбавки в сторону ее увеличения. Эти просьбы, как уверяли бизнесменов их друзья во властных структурах, были услышаны, а потому на «оглашение вердикта» топ-менеджеры явились в приподнятом настроении.

«Круглый стол», вести который взялся спикер облдумы Сергей Булычев, начался весьма необычно. Прежде чем погрузиться в архиважную и очень чувствительную, как выразился председательствовавший, тему, присутствовавшим продемонстрировали телевизионный сюжет о рейде парламентариев по нескольким аптекам областного центра. Целью рейда было сравнить цены на одни и те же препараты. Ценовой зазор, как громогласно объявила с экрана депутат окружного совета Калининграда Алла Калашникова, достигает тридцати процентов. Завершал же видеоряд крупный план анонимной бабушки, со слезой в голосе констатировавшей, что «на жизнь» она сейчас тратит меньше, чем на лекарства.

Когда в зале включили свет, заметно погрустневший спикер попросил прокомментировать увиденное и услышанное руководителя областного управления по госрегулированию цен и тарифов Наталию Адрееву. Свою речь та начала издалека – сообщила, что возглавляемое ею подразделение регионального правительства имеет право устанавливать предельно-допустимые оптово-розничные надбавки только на лекарства из перечня жизненно важных. Сейчас, как проинформировала выступавшая, дистрибьюторам разрешено на 13 процентов «накручивать» заводскую цену на любое жизненно важное лекарство, а «пляшущая от опта» маржа аптекарей не должна превышать двадцати процентов. Но с 1 марта ситуация изменится. Предельная оптовая наценка на дешевые препараты с ценой производителя до 50 рублей составит те же 13 процентов, а вот доля розницы... увеличится (!) на два процента. Иное дело лекарства, которые стоят от пятидесяти до пятисот рублей. Здесь процентный расклад - десять и восемнадцать. Что же касается товаров элитного, можно сказать, лекарственного сегмента, заводские цены на которые «зашкаливают» за полтысячи рублей, то на них оптовикам позволят внедрить наценку в размере 12 процентов, а аптекарям – традиционную 20-процентную.

Напоследок должностное лицо подчеркнуло, что озвученные ей величины, которые впоследствии будут фигурировать в постановлении правительства, не взяты с потолка, а «по максимуму» отражают пожелания бизнеса. И что «совокупная» наценка, по сути, остается прежней – 35 процентов. Однако сидевшие в зале ключевые игроки областного фармацевтического рынка оптимизма госпожи Андреевой не разделили. Но сразу высказать своё «фи» им не удалось – инициативу перехватил депутат окрсовета Олег Мигунов, к слову, тоже активно поучаствовавший в рейде. «Не вижу логики в том, что на дешевые лекарства розничную цену предлагается увеличить. Ведь, на мой взгляд, легче продать небольшую вещь», – с иронией заметил он. В ответ Андреева с жаром заговорила о «необходимой валовой выручке аптечных учреждений», некоей «внутренней перекрестке», исходящей из вопросов социальной защищенности населения», и прочих, видимо, важных, с экономической точки зрения, но малопонятных большинству аудитории субстанциях.

Вслед за Мигуновым «свои пять копеек» вставил областной депутат Александр Орехов. «Почему не контролировались цены на лекарства из принятого год назад на областном уровне списка?! И кто ответит за это?!» – вскочив, бросил он грозный взгляд на докладчицу. Но та не спасовала. Она невозмутимо поведала о том, что тарифная службе вот уже три года не снимает руку с пульса лекарственных цен: «Им полагалось быть на пять процентов ниже, чем в регионах сравнения. Если мы обнаруживали превышение цен, то сразу обращались в правоохранительные органы. Те, в свою очередь, накладывали штрафы...»

«С начала года цены на лекарственные средства у нас не увеличиваются, а, наоборот, по данным Росздравнадзора, снижаются», – поддержала коллегу начальник департамента охраны здоровья областного минздрава Ирина Дыханова.

«Значит, в видеоролике прозвучали неверные данные?» – перебил ее кто-то из депутатов. «Этот ролик был сделан не специалистами, – парировала Дыханова. – Иначе в нем не сравнивались бы цены на препараты разной дозировки».

«Фактически был взят лишь один препарат из списка жизненно важных – эналаприл, – принялась вводить в курс проверочной инициативы Алла Калашникова. – Мы смотрели упаковки, в которых по 28 таблеток по 10 миллиграммов каждая. Начали с аптек в центре. В первой лекарство стоило 253 рубля. Во второй – на четыре рубля дешевле. В третьей – 210 рублей. Затем побывали в периферийной аптеке на улице Гагарина. Там эналаприл того же самого производителя продавали по 193 рубля...».

«Нас здесь собрали для того, чтобы поговорить о народной беде, – не дал ей договорить ветеран. – Прибыль от продажи лекарств скоро сравняется с барышами, которые получают торговцы оружием. Лично знаю некоторых руководителей аптечных сетей. Они живут как короли. Я же из причитающегося мне соцпакета за последние четыре месяца еще ни одной таблетки не получил».

«Бизнесу следует, конечно, давать возможность зарабатывать. Но речь не должна идти о сверхприбыли, – продолжила Калашникова, дождавшись, когда раскрасневшийся льготник успокоился. – В том числе и в сфере торговли лекарствами, не являющимися жизненно важными. Есть предложение к областной власти - заключить с фармацевтами договор, по которому последние обязуются в добровольном порядке не превышать определенного уровня цен». «Дельная мысль!», – загудел зал.

Другое предложение, пришедшееся аудитории по вкусу, прозвучало из уст уполномоченного по правам человека Ирины Вершининой. Та посоветовала думцам в целях борьбы с многочисленными промежуточными звеньями в сфере торговли лекарствами обратиться в федеральный парламент с инициативой по принятию закона, обязывающего всех отечественных медпроизводителей продавать свои изделия лишь некоей госкорпорации, в которой затем аптекари могли бы «на равных условиях» затариваться товаром.

«Тогда львиная доля лекарств и вовсе исчезнет», – саркастически хмыкнул директор крупной аптечной сети региона.

Наконец слово было дано представителям фармацевтического бизнеса. Один из них произнес эмоциональный спич на тему малой доходности своего работающего под постоянным прокурорско-милицейским «присмотром» предприятия, вынужденного в ближайшее время закрыть несколько аптек в Калининграде из-за их нерентабельности.

Финальным оратором стала дама, возглавляющая региональный филиал крупнейшего в России дистрибьютора лекарств. Суть ее выступления свелась к тому, что десять процентов оптовой надбавки на препараты среднего ценового сегмента – это смерти подобно. «Мы попросту не сможем поставлять в регион значительную часть таких лекарств. Это вызовет социальное напряжение», – говорила выступавшая, прося «накинуть» еще процентов пять. Но ее уже мало кто слушал...

«Потолкли воду в ступе и разошлись, - проворчал на выходе из зала мрачный мужчина средних лет. – Вот я, инвалид, получаю небольшую пенсию и пособие - две с половиной тысячи рублей. А мой ежемесячный набор из пяти жизненно важных лекарств стоит от пяти до семи тысяч. Как выжить, ума не приложу».

Андрей Горбунов

Источник: kaliningradka.ru