Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Как удается жить, работать и не терять веры в лучшее людям с ограниченными возможностями

Что значит «опускаются руки»? И почему это все чаще происходит с молодыми, обеспеченными, здоровыми людьми? В то время как другие, менее удачливые, находят себя в необходимой обществу деятельности, будь то работа на пасеке, в столярной мастерской, на тракторе. При этом герои нашего материала — инвалиды-колясочники. Как удается жить, работать и не терять веры в лучшее людям с ограниченными возможностями.

Упереться во что-то

Житель Тернопольской области Андрей Томильчук трудился в лесничестве. Казалось бы, работа не опасная, но однажды произошла трагедия — его привалило деревом. Мужчине исполнилось всего 34.

— У меня был перелом позвоночника и разрыв спинного мозга, — начинает рассказ Андрей Викторович. — Стал инвалидом 1-й группы.

Лечили долго. Андрей жил в селе, поэтому пришлось пройти и районную, и областную больницы, затем — длительная реабилитация дома.

— Врачи сразу огорошили, что ходить я не смогу — да какое там ходить, они давали ничтожный шанс на выживание, — продолжает собеседник. — Ведь у меня были переломы ребер, пробиты легкие. Сначала занимался дома по возможности. Потом узнал про санаторий в Саках. Дали путевку. Вот там я и увидел, как другие обездвиженные живут, узнал, что я не самый немощный — духом, можно сказать, воспрял.

По возвращении домой Андрей начал размышлять, как же дальше жить. Семью-то — жену и двоих маленьких детей — надо кормить. Но как заработать на хлеб, сидя в инвалидной коляске?

— В деревне такому, как я, было совершенно нечем заняться, — вспоминает Томильчук. — До трагедии у меня был автомобиль и трактор на двоих с товарищем. Вот я и решил попробовать заняться сельским хозяйством.

Андрей смастерил ручное управление в автомобиле, научился садиться в машину и водить ее. Начал думать, как оборудовать под себя трактор.

— Прошло больше года после больницы, как я окреп, — делится собеседник. — Детям надо было показывать пример, заинтересовывать. Потихоньку переделал управление в тракторе на ручное, смастерил веревочную лесенку, чтобы взбираться с помощью рук. Меня поддерживают, но залазить могу и сам. А выбраться из трактора просто — нужно лишь, чтобы кто-то коляску подвез.

Это кажется невероятным, но Андрей уже много лет подряд вспахивает огород не только себе, но и родственникам, знакомым, односельчанам. А ведь эта работа тяжелая и для здорового человека.

— Работа сложная, трактор старый и очень жесткий — спина болит, но надо ведь чем-то заниматься, — сетует герой. — С этим заработком у меня даже проблемы были. Приехала комиссия проверить, не притворяюсь ли я инвалидом. Посмотрели, что веду активный образ жизни, и отобрали у меня часть льгот, мол, нележачий больной.

Уже больше трех лет Томильчук не может получить новую коляску, приходится постоянно ее ремонтировать. Одним словом, отношение власти к мужчине оставляет желать лучшего.

— А люди, односельчане, относятся хорошо, — признается собеседник. — Во-первых, жена и сыновья всегда меня поддерживают, в работе помогают — мальчики с детства со мной в тракторе. Сначала пахал только самым близким — чужие боялись, что некачественно сделаю, а с другой стороны, жалели меня. Но когда увидели мою работу, отношение поменялось.

Тем, кто попал в подобную ситуацию, Андрей искренне пожелал найти работу по душе и не отчаиваться:

— Следует упереться во что-то и настойчиво к нему стремиться. Сначала руки опускаются, думаешь, зачем оно мне надо, но потом намного легче жить — видишь результат, и душа радуется.

70 ульев — не предел

Дмитрий Годованчук, проживающий в Николаевской области, — заядлый пасечник. Его хозяйство сегодня насчитывает 70 ульев, за зиму мужчина смастерил еще 20. Сейчас пчелы — основной доход Дмитрия, более того — семейный бизнес.

— Раньше работал агрономом, — повествует Дмитрий Михайлович. — Однажды из-за неполадок техники я попал в аварию — и вот сижу в коляске. Получил грудной перелом позвоночника, в результате — полная неподвижность ног. Были больница, операции, санатории.

О том, чтобы поднять мужчину на ноги, у врачей и разговора не было — слишком сложная травма. Но жена, пока ухаживала за Дмитрием в больнице, не переставала верить и обнадеживать мужа, мол, поедешь в санаторий, пройдешь реабилитацию, а потом и встанешь на ноги. К сожалению, ни санаторий, ни лечение у знаменитого Касьяна не помогли.

— Со временем я привык к такому положению и начал думать, чем бы заняться, — вспоминает собеседник. — Три года определялся, а потом начал действовать. Сначала кроликов завел. Но кролики — это такое хозяйство, где без помощи не обойтись: принеси, подай, помоги. Пришел к выводу, что надо заняться чем-то таким, чтобы быть независимым.

Все, как говорится, решил случай: однажды Дмитрий Михайлович с соседом поехал к родителям в соседнее село. По дороге увидел пасеку — так все и началось.

— Приобрел у знакомого пасечника пару ульев, заселил пчел и вот уже 26 лет занимаюсь пчеловодством, — говорит Дмитрий. Однако покупать все время пчелиные домики — дорого, да и слишком громоздкими они были. Тогда я создал свой улей — поменьше и без надставок. Такой нигде не купишь.

По словам Годованчука, на коляске стругать и пилить доски нетрудно — было бы желание. Сначала жена не очень рассчитывала на прибыль от такого увлечения. Первый мед помогли реализовать на колхозной пасеке.

А когда хозяин привез в дом 300—400 рублей, супруга поверила в успех, стала помогать Дмитрию, договариваться о досках для ульев и т.п.

Сегодня пасека Дмитрия — семейное дело, поскольку вместе с основателем трудятся и сыновья. К примеру, качать мед — их забота. Справиться с таким количеством полезной сладости одному Дмитрию не под силу. Реализация — тоже на парнях. На главе семейства — изготовление ульев и управление хозяйством.

— Человек должен интересоваться чем-то, но это зависит в первую очередь от характера, — считает Годованчук. — Нынче много здоровых молодых людей, которые ничего не делают, ни к чему не стремятся. Не падайте духом, займитесь чем-то — в этом смысл жизни. Я, например, почему нашел для себя занятие — машину хотел купить, «жигули». Вот и заработал на автомобиль. Теперь езжу, когда захочу, на рыбалку — это мое хобби. Нельзя опускать руки!

Столяр на коляске

Владимиру Харо из Львовской области повезло не больше предыдущих героев: мужчина работал оператором газовых котлов. Как-то, делая ремонт в школе, Владимир поднялся на крышу и сорвался.

— Какие там шансы! — разводит руками Владимир. — Врачи говорили: «может быть», а на самом деле шансов не было. Четыре месяца провалялся в больнице, два — дома, поехал в санаторий.

Владимиру исполнилось всего 24 года. Чем заняться, не знал. Помог племянник, который как раз поступил в училище по специальности «резчик по дереву».

— Он приехал, показал, что делать и как — можно сказать, вдохновил меня на работу с деревом, — вспоминает мужчина.

Так Владимир стал столяром. Сам сделал себе токарный станок. Сегодня мастер может изготавливать красивые добротные столы, двери, окна, подставки, стулья, кровати.

— Заказов немного, ведь мебель проще купить — сейчас всего полно в магазинах, — сетует Харо. — Посему бизнесом мое занятие не назовешь. Хотя в прошлом году я построил себе мастерскую. Одна из моих работ — подставка под Евангелие — находится в местной церкви.

Владимиру помогает брат. Изготовили кое-что и для себя — столы, кровать. Главное, что работа приносит радость — как самому мастеру, так и окружающим.

— Попав в столь нелегкое положение, важно не пасть духом, — констатирует собеседник. — За годы, проведенные в коляске, ко мне один раз пришли из сельсовета, спрашивали, чем помочь. Сказал, но на том все и закончилось. Как известно, спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Если у человека нет никакого занятия, то, по-моему, грех на свете жить. Поэтому не отчаивайтесь, — работайте!

Источник: trud.gov.ua