Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Я тебя убью за то, что я люблю тебя

Я уверена - нельзя убивать своего ребенка только из-за того, что он болен.

Я уверена, что делать аборт не надо.

Аборт - такая сложная тема. Тело женщины принадлежит ей. Только она вправе решать, как им распорядиться. Зачать ребенка. Или нет. Выносить. Или нет. Убить. Или нет....

Но речь идет не о теле женщины!

Какое право имеет один человек распоряжаться жизнью другого?! Даже если этот другой - твой ребенок. Твой нерожденный ребенок. Твой нерожденный ребенок с пороком развития.

Ты спрашиваешь у церкви и тебе говорят: «Нет! Аборт - это убийство. А убийство - это страшный грех». Но если твой ребенок болен, то несложно найти священника, который скажет, что в таком случае Бог тебя простит. Бог всегда всех прощает.

Ты спрашиваешь у врачей: «У тебя внутри - не мышонок, не лягушка, а неведома зверушка. Смерть ей». И они молча кладут тебя на кресло.

История Аллы:
Жила женщина в маленьком городке. Забеременела. Врач уговорил ее сделать амниоцентез - это исследование, которое с вероятностью в 2% закончится выкидышем, при этом вероятность, что у твоего ребенка есть синдром Дауна - 0,05%, если тебе 20 лет, и 0,25%, если тебе тридцать пять. Алле было 35, и врач был непреклонен.
В маленьком городке денег мало, поэтому врачи как-то ухитрялись делать анализ для 4-х женщин из одной дозы реактива - платить за анализ надо было в 4 раза меньше.
Через несколько дней Алле позвонили и сказали, что у нее мальчик, и у ее мальчика - синдром Дауна. И добавили: Приезжайте на аборт послезавтра в 10 утра...

Бедная Алла! Она не сделала аборт, она молилась и плакала всю беременность. И любила и ждала своего маленького Андрея.

Окажись я в такой же ситуации, как Алла, - я хотела бы поступить так же, как она. Но похвастаться мне нечем - не могу я даже для самой себя твердо сказать, что аборт не сделаю никогда и ни за что. Я боюсь.

Для чего нужна предродовая диагностика?
Мама и врачи хотят увидеть, все ли в порядке с ребенком. А если они видят, что не все в порядке, тогда для врача ответ очевиден - предродовая диагностика нужна, чтобы вовремя отправить женщину на аборт.
Я могу всего не знать и, конечно, с врачами все-таки посоветуюсь, но я не хотела бы делать во время беременности никаких обследований. Я хочу родить ребенка. И любить его таким, какой он есть. Лучше я буду решать проблемы по мере поступления. Я буду ждать здорового ребенка. Я хочу быть счастливой.

Мнение:
Пишет девушка на каком-то форуме: «Есть аборты по медицинским показаниям, жестоко вынашивать ребенка, у которого нет мозга или легких. Он родится и тут же умрет в страшных мучениях».

Я не много знаю про мучения. Сама я счастлива, но уверена, что найдутся люди, которым меня очень жаль. Правда, не думаю, что от жалости меня захочет кто-нибудь убить. Во всяком случае, собственноручно. Посадят ведь. И тогда будет очень жаль самого себя. Аборт - это совсем другое. Аборт - это убийство, за которое тебе ничего не будет. Поэтому жалость к другому часто перевешивает.

Я не уверена, что человек, может реально оценивать чужие мучения. Так уж сложилось, что я очень ценю жизнь. Может, поэтому лично я предпочла бы прожить на две минуты больше. Пусть и в мучениях.

Я знаю, что люди умирают. Я знаю, что медицина не всесильна. Я не знаю, как может жить ребенок без легких... Хотя...может, на внутривенном питании? Может на внутривенном питании до тех пор, пока ему не сделают пересадку легких? Может все-таки можно найти выход, если хотя бы попробовать поискать его?

История Тима:
Мама Тима тоже сделала амниоцентез. Исследование показало, что у Тима синдром Дауна. Аборт сделали через 4 часа. Однако у врачей ничего не получилось. Тим не умер. Тим родился. Вес 690 грамм, рост 32 см. Когда рождается недоношенный ребенок с такими параметрами, врачи должны бороться за его жизнь. Но Тима просто отложили в сторону.
9 часов новорожденный ребенок лежал на больничном подоконнике, и, коченея от холода, в одиночестве боролся за свою жизнь. Потом кто-то заметил, что он жив.
Сейчас Тиму 6 лет. «Синдром Дауна - это было бы самым легким - всего лишь хромосомная аномалия, - говорят его приемные родители - но последствия аборта и 9 часов мучений сделали его несравненно большим инвалидом - из-за кислородного голодания повреждены легкие и мозг». Мама Тима говорит: «Мы хотим, чтобы Тим делал успехи в своей жизни» - она смотрит на сына, который заснул в своем специальном кресле. Смотрит с улыбкой - Тим жив.

Я думаю, нельзя убивать своего ребенка только из-за того, что он болен.

Я думаю, что делать аборт не надо.

Я думаю, что ценность жизни измеряется не ее длиной или количеством пережитых мучений. Думаю, что главное, это любовь. Женщины, которые в эту минуту пытаются принять тяжелое решение, любят своего ребенка. Любят, даже если приняли решение его убить. Как тяжело иногда бывает любить...

Я думаю, что когда ребенок умер, то уже ничего не изменить. А пока он жив - есть шанс, что все будет хорошо. Или хотя бы не так ужасно, как это кажется сейчас.

Не дорассказала про Аллу:
Ее Андрей с синдромом Дауна родился у другой женщины. У женщины, которая ждала здоровую дочку. Дочка родилась у Аллы.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ