Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

И невозможное - возможно

На самом деле в нашей стране много таких граждан, которые просто родились в рубашке. Все они готовы рассказать необычную историю своей жизни, о маленьких и больших победах. «Откуда берутся силы, когда приходится отбивать ребенка у смерти»

15 февраля, когда во всем мире отмечался Международный день борьбы с детским раком, Ирина Макаревич вместе с дочуркой пришли в Житомирскую детскую областную больницу. «Мы здесь, но нам уже не нужна химиотерапия, нам очень важно сказать больным детям и их родителям одну истину», — говорит мама девочки, поборовшей рак.

Время для борьбы

Пятый год подряд в онкогематологическом отделении житомирской больницы собираются дети — те, кто справился с этим тяжелым недугом, и те, у кого борьба еще впереди.

— Узнав о тяжелой болезни своего ребенка, долго не могла смириться, искала выход. Убедившись, что это не ошибка, решила: все — жизнь закончилась, — признается Ирина Макаревич, мама Лии. — Поэтому мы здесь, чтобы детям, болеющим раком, и их родителям, сказать: нельзя впадать в отчаяние, депрессию, нельзя лить слезы. Сейчас время для борьбы. Да, тяжелой, многолетней борьбы, но с очень большими шансами на победу.

Ирина не скрывала, что услышав диагноз дочери — острый лимфобластный лейкоз, — когда той был всего годик, почувствовала, что наступил конец света.

— Беда не приходит одна: вскоре муж бросил нас с Лией. Мы жили на одну пенсию по инвалидности — это чуть больше 800 гривен, — говорит женщина. — Я собрала волю в кулак: недосыпала, бегала по инстанциям, выбивала помощь, выпрашивала очень дорогие медикаменты. А когда Лиечка просила киви или мандарины — покупала, потому что не в силах отказать малышке. А сама голодала.

Наши косички —самые дорогие на свете

— Когда знаешь, что ты одна должна отбивать ребенка у смерти, откуда-то берутся силы, — рассказывает молодая мама. — У дочки были рецидивы за рецидивами. Два года врачи-онкологи боролись за нее. После химиотерапии выпадали волосы. Для нас огромной радостью стали первые появившиеся слабенькие волоски. Так что нам наши косички очень и очень дороги. Вот уже почти четыре года болезнь не возвращается. Лия ходит во второй класс, растет веселым, активным ребенком.

А вот Людмила Виноградова вспоминает, что чувствовала себя предательницей, потому что не могла взять на себя боль своей крошки и не могла бодро улыбаться, глядя в ее глазки, наполненные страданием.

— Я бы хотела вместо нее получать химиотерапию или ходить на пункцию. Это было восемь лет назад, когда у моей дочки обнаружили лейкоз — в ее крови было 87% раковых клеток. Девочке тогда было пять лет, — рассказывает свою горькую историю Людмила. — Начались тяжелые процедуры и ежедневное ожидание смертного приговора. Но выкарабкались. Олечке уже 13 лет. Хорошо учится, занимается танцами. Взрослая совсем — уже и воздыхатели появились.

«Теперь понимаю свою маму»

Улыбаясь сквозь слезы, родители больных детей слушали житейские исповеди, все крепче прижимали к себе своих чад и обретали веру в выздоровление.

А вот когда молодой человек, который представился Сергеем Кармазиным, дрожащим голосом сказал, что полтора года назад стал отцом, люди в зале долго не могли успокоиться.

— Если бы у меня не было своего ребенка, я бы не так волновался, — как бы оправдываясь и едва сдерживая слезы, произнес Сергей. — Я отец и теперь понимаю, что пережила моя мама за те годы, когда я болел... Все… не могу…

Парень разрыдался и под бурные аплодисменты выбежал из зала.

Чтобы хоть как-то заполнить возникшую паузу, присутствующий Александр Бордюг (18 лет) решил похвалиться своими достижениями:
— С поп-группой мы заканчиваем запись альбома. А недавно я выиграл соревнования по судомоделизму.

Немного помолчав, парень неожиданно добавил:

— Я надеюсь, что придет тот день, когда политики перестанут делить кресла и портфели и вспомнят о детях, больных раком. Ведь между количеством спасенных детей и количеством денег существует прямая зависимость.

А могло быть больше

— Сейчас мы вылечиваем семерых из десяти больных раком детей. А могли бы спасать больше, — говорит главврач Житомирской областной детской больницы Виктор Марченко.

— Сколько стоят сутки пребывания больного в вашем отделении?

— Клинике сутки обходятся в среднем в 300 гривен на одного ребенка. Есть правительственная программа «Детская онкология», но в этом году она завершается. Очень надеемся, что в следующие пять лет финансирование будет побольше. Ведь не только нам, многим подобным отделениям нужны медикаменты, оборудование. Много донорской крови…

Еще лет 15 назад выживаемость детей, больных лейкозом, в Украине составляла от 3 до 5%. Сегодня лечат по западным интенсивным методикам. Теперь острый лейкобластный лейкоз излечим в 70% случаев.

Виктор Конев

Источник: vvnews.info

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ