Архив:

Жизнь и смерть в школьной сторожке

В самые морозные дни декабря, когда по ночам температура опускалась до минус 37, а днем была на 12 - 14 градусов ниже нормы, в Казанский и Московский Кремль из Зеленодольска ушли телеграммы: "Спасите! Замерзаем! Инвалиды I группы Леоновы". А 24 декабря, накануне потепления, Леоновых осталось в живых двое - 83-летняя Вера Петровна скончалась.

Она не замерзла в прямом смысле слова: у ее кровати день и ночь дочь и внук держали включенный электрообогреватель. Умерла женщина от инфаркта - сердце не выдержало переживаний. Почти 32 года Вера Леонова прожила в ожидании собственного жилья в школьной сторожке. Мечтала, говорят родные, хотя бы умереть в собственной квартире. Не довелось.

В 1978 году ее семья съехала из комнаты в бараке на улице Футбольной в связи с капремонтом. Временное жилье на первом этаже школы №11 общей площадью 18 квадратных метров мужу Веры Леоновой, школьному сторожу, предоставила дирекция учреждения. Женщина тоже пошла работать в школу - техничкой. Переселились они вместе с сыном Владимиром, дочерью Людмилой и ее грудным сыном Игорем. А вскоре директор школы посоветовала им выписаться из барака, мол, без прописки легче будет встать на очередь и получить нормальное жилье.

В 1980 году Веру Леонову поставили в очередь работников народного образования на улучшение жилищных условий. Под первым номером, если верить справке, выданной ей 20 августа 2008 года Зеленодольским советом профсоюзных организаций работников народного образования и культуры. Впрочем, согласно информации горисполкома и Зеленодольской городской прокуратуры, очередь Леоновой стала первой лишь в 2001 году. С этой очередью вообще все эти тридцать с лишним лет, судя по документам, происходит какая-то путаница - то номер меняется, то Леоновы вовсе из списков исчезают, то опять в них оказываются...

В 1982 году погиб сын Веры Леоновой Владимир, год спустя умер муж. Она перешла на должность сторожа, а на заслуженный отдых ушла уже в новом тысячелетии, отработав в школе 25 лет, но так и не дождавшись квартиры. Единственное достижение семьи по части жилья было чисто бумажным - в 1989 году оставшихся в живых Леоновых в сторожке срочно прописали. А "первая очередь" на квартиру ни на йоту не продвинулась.

В своем временном, но таком постоянном жилье Леоновы каждую зиму замерзают, а в выходные дни, праздники и каникулы сидят без воды, которую администрация отключает, когда в школе нет учеников. Три года назад по требованию пожарных в кухне Леоновых отрезали газ. А канализацию они и сами бы отключили, если б могли: когда в школе случается засор, служебную квартиру заливает нечистотами через дыру в бетонном полу туалета и через унитаз.

Когда в морозы семья обратилась к президентам России и Татарстана, а также в МЧС, то оперативнее всех на "SOS" отреагировали спасатели. 19 января Людмила Леонова получила официальный ответ от начальника главного управления МЧС по РТ Рафиса Хабибуллина. В документе говорится, что температурный режим в "жилом помещении, расположенном в здании школы №11", соответствует нормам. (Температуру эмчеэсники, по словам Леоновых, замеряли в комнате у включенного обогревателя.) Пикантная деталь: за два месяца до того, как подчиненные господина Хабибуллина отчитались за "нормальный температурный режим" в занимаемом Леоновыми "жилом помещении", а также спустя месяц после этого начальник ОГПН по Зеленодольскому району Олег Нуруллин письменно сообщал Леоновым, что их проживание в школе само по себе является нарушением, за которое "виновные лица привлечены к административной ответственности".

С точки же зрения рядового обывателя, куда большим нарушением закона кажется то, что в обход первоочередницы Леоновой все эти годы зеленодольские работники образования исправно получали квартиры. Последний раз жилье распределяли в 2006 - 2007 гг. А Веру Леонову тогда... исключили из квартирной очереди. По "веской" причине - в отличие от остальных очередников ей в безальтернативном порядке предложили вместе с дочерью Людмилой переехать в специализированный дом для инвалидов "Ветеран", а сыну Людмилы Игорю - койко-место в общежитии. Леоновы отказались: сочли, что по закону имеют право не на "спецжилье", а на нормальную квартиру. Кроме того, сын Людмилы страдает расстройством психики, и мать решительно против того, чтобы он жил в общежитии: "Если он не сможет работать - сразу на улице окажется".

Но позиция исполкома однозначна: жилье в обычных, а не в спецдомах полагается лишь работникам образования, "работающим на момент предоставления жилой площади". Леоновы же, по сути, отработанный материал. Вопрос о жилье для бывшего сторожа решился сам собой с ее смертью, а ее дочь и сын вовсе к наробразу отношения не имеют. Той же позиции, судя по официальным документам, придерживается и Зеленодольская городская прокуратура, куда обращались не только сами Леоновы, а направляли запросы депутат Госсовета РТ Валентин Кострин и представители уполномоченного по правам человека в РФ. Ответы из прокуратуры слово в слово повторяют ответы горисполкома.

А вчера в "служебной квартире" Леоновых вновь побывали представители горисполкома. Об этом корреспонденту "ВК" сообщил знакомый Леоновых - тоже инвалид, который полгода назад взялся помогать им в борьбе за жилье. "Адвокат на добровольных началах" Гали Халилов сказал, что женщине вновь предложили перебраться в спецдом "Ветеран", а ее сыну - в общежитие. И что Людмила этим визитом очень напугана: ей показалось, что чиновники намекнули ее сыну на страшную альтернативу, мол, отказавшись переселиться в общежитие, он может попасть в лечебное учреждение из разряда тех, что в России традиционно служили приютом для несговорчивых граждан.

Инна Серова

Источник: evening-kazan.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ