Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Нам нужны чемпионы, чтобы помочь остальным поверить в свои силы"

Центр реабилитации инвалидов методами физкультуры и спорта открылся в Зеленограде — в самом центре города, напротив площади Юности — осенью 2008 года, а за прошлый год только ленивый не упомянул его в рассказах о сделанном в столице за Год равных возможностей. Действительно, такой центр пока является единственным в Москве.

О том, как и что Центре делает для инвалидов — взрослых и детей — и вообще людей с ограничениями жизнедеятельности в студии Zelenograd.ru рассказал директор центра Денис Давлеткалиев.

— Мы знаем, что в конце декабря вы подвели итоги деятельности центра за всё время его существования. Расскажите, пожалуйста, об удачах в его работе и о том, что, может быть, не удалось…

— Самым главным достижением и за вторую половину 2008 года и весь 2009 год была, собственно, организация работы нашего центра, то есть выстраивание структуры подразделений внутри него. Наш центр — первый в своём роде. В системе Департамента социальной защиты населения Москвы не было опыта организации такого рода учреждений, поэтому организация велась с нормативно-правовых аспектов до порядка деятельности центра и каждого сотрудника в отдельности. Всё это было сделано в 2008 году.

А в 2009 году мы апробировали нашу модель. И прошлый год, помимо самой реабилитации, которой мы занимаемся, для нас был показательным — была отработана реальная модель, которая эффективно позволяет осуществлять равные права в части занятия физкультурой и спортом людям с инвалидностью, с ограничениями жизнедеятельности. И как раз, обсуждая результаты работы в 2009 году, мы говорили о том, что эксперимент удался — модель такого учреждения создана, апробирована и работает. Надеемся, что планы департамента по созданию в каждом административном округе Москвы такого центра воплотятся в реальность. Зеленоградский экспериментальный опыт позволяет на это надеяться.

— Значит, за всё это время вы выстроили работу центра, и сейчас можно сказать, что она вышла на постоянные рельсы?

— Безусловно. Мы провели анализ работы за 2009 год, обсудили и откорректировали планы работы на 2010 год. На сегодняшний день мы видим, что вышли на запланированные показатели, хотя было достаточно сложно планировать мощность, количество людей, услуг, которые мог оказать наш центр, потому что у него не было аналогов. Сегодня, на январь 2010 года, мы уже обслуживаем больше людей, чем было запланировано: наша норма обслуживания в месяц 200 человек, на сегодняшний день у нас на обслуживании 280 человек.

— С какими сложностями вы столкнулись?

— Наверное, основная сложность — это воплощение новых идей. Это везде так. Это отвоевание своего места под солнцем, чёткое позиционирование нашего учреждения как в системе социальной защиты населения Москвы, так и вообще в социальной сфере Москвы. Здесь были очень важны и наиболее сложны вопросы ведомственного взаимодействия, так как реабилитация — это очень комплексный процесс, многопрофильный, многодисциплинарный. В нашем центре работает большое количество специалистов в разных областях медицины — от психологии и до профессиональной реабилитации. И наиболее сложным было, и сейчас в этом остаются некоторые проблемы — взаимодействие всех систем и элементов социальной сферы города Москвы в части реабилитации. Но на сегодня мы можем сказать, что наш центр занял свою нишу.

— Это означает, что врачи в поликлиниках, например, рекомендуют ваш центр пациентам?

— Да. Первой и наиболее сложной задачей было установление связей со здравоохранением и медициной. В силу своих специфических подходов они от нас требовали, особенно в первое время, показать, что мы за центр и чем мы там занимаемся, потому что, безусловно, это касается и здоровья тех людей, которые к нам придут. Думаю, медики достаточно справедливо со своей стороны выдвигали вопросы, имеют ли наши сотрудники квалификацию, с какими методиками мы работаем.

-То есть, насколько вы профессиональны?

— Да, потому что центров достаточно много — негосударственных, общественных… И, к сожалению, не везде осуществляется системный, научный подход, не везде работают соответствующие кадры, которые имеют для этого квалификацию, подготовку и общие подходы к реабилитации. Первым вопросом было показать — кто мы, как мы работаем, чем мы оперируем, какими методиками, какая у нас физическая среда и так далее. На сегодняшний день таких вопросов у медицины к нам не возникает. И уже сейчас врачи являются поставщиками наших «спортсменов». Это работа с пациентами из поликлиник, это восстановление после травмы, это бюро медико-социальной экспертизы, которые наш центр рекомендуют для реабилитации методами физкультуры и спорта.

— В центре есть отделение, которое занимается непосредственно спортом, и есть отделение диагностики, которое занимается медициной. Расскажите немного об этом.

— Да, два этих основных рабочих отделения — структурные единицы нашего центра. Первое — это отделение реабилитационной диагностики и реализации реабилитационных программ. Это как раз то отделение, в котором работают врачи разных специальностей, инструкторы-методисты, инструкторы ЛФК, сотрудники, оказывающие услуги массажа, также медицинские сёстры, младший медицинский персонал. Это отделение занимается наиболее сложными нашими клиентами, людьми с тяжёлыми заболеваниями, детьми с инвалидностью по рождению. На нём лежит основная забота о правильном составлении реабилитационного диагноза, разработке детального курса реабилитации на основании медицинских показаний и уточнении реабилитационного потенциала человека. Сотрудники отделения также осуществляют медицинский контроль как за теми, кто занимаются лечебной физкультурой в этом отделении, так и за теми, кто занимается физкультурой в отделении адаптивной физической культуры и спорта. Деятельность наших двух подразделений логически связана. Мы сначала диагностируем человека, проектируем его дальнейшее пребывание у нас и потом постепенно реализуем реабилитацию. Наша цель — завести человека в физкультуру, в спорт, в секционные и групповые занятия.

— Вид спорта выбирает сам пациент, или ему назначают врачи?

— Хочу подчеркнуть, врачи у нас назначение не дают. Рекомендацию по занятиям лечебной физкультурой даёт, как правило, лечащий врач в поликлинике. Если он решает, что человеку нужны такие занятия, то он рекомендует заняться ЛФК. Далее сам человек выбирает, где, как и чем заниматься. Естественно, мы на основе современных методик, отработанных и наиболее эффективных, работаем в части лечебной физкультуры, где мы восстанавливаем некоторые функциональные нарушения, поднимаем общий уровень тренированности и перенесения нагрузок у человека. Но в первую очередь человек делает выбор, и мы подстраиваемся под его потребности. Если человек хочет заниматься атлетической гимнастикой, мы не скажем ему, что ему положено в теннис играть. Но предварительный этап подготовки, особенно на стадии занятия лечебной физкультурой, проходит по методикам, которые рекомендованы ему врачом — и нашими врачами.

-То есть, сначала с новичками проводятся какие-то общие физкультурные занятия, потом уже тренировки по видам спорта?

— Конечно. Нужно подготовить человека, посмотреть, на что он способен в физическом плане. Мы также проводим социально-психологическое сопровождение. Во всех отделениях параллельно с другими специалистами работают психологи из отделения социально-психологической реабилитации. Мы смотрим, готов ли человек физически и функционально, как он настроен и мотивирован, и подводим его к тому, чтобы он и морально был готов к занятиям спортом, которые он выбирает он сам. Видов спорта у нас, к сожалению, не много, но они обусловлены физической средой и наличием зала и оборудования: волейбол, настольный теннис, бадминтон, элементы баскетбола, стритбола, атлетическая и суставная гимнастика, армрестлинг, также работает группа общефизической подготовки.

— Немного о ваших спортивных тренерах, о тех, кто сами занимаются разными видами спорта. У вас работают люди, имеющие награды в престижных соревнованиях, «действующие» спортсмены. Они своих подопечных сподвигают к участию в соревнованиях?

— Да, безусловно. Основным богатством — и моим, и нашего центра — является личный состав и те кадры, которые у нас работают. Все эти люди без исключения — энтузиасты своего дела. Это инструкторы лечебной физкультуры, инструкторы-методисты и тренеры-преподаватели, которые непосредственно занимаются секционными видами спорта и общей физической подготовкой. Это люди, которые знают, что делают, все они имеют высшее профильное образование, не один год работают в этом направлении. Некоторые из них сами спортсмены сейчас или в прошлом.

У нас работает Павел Четвертаков — профессиональный спортсмен, член сборной России и международный призёр соревнований по лёгкой атлетике в России и за рубежом. Получив высшее образование именно по направлению адаптивной физической культуры, он сейчас работает тренером. Это молодой человек, который сегодня реализует свой практический опыт и навыки и проявляет себя как специалист, занимаясь в отделении адаптивной физической культуры и спорта.

— Он живёт в Зеленограде?

— Да, он живёт здесь, хотя родился не в Зеленограде, приехал из Тольятти. Но судьба привела его сюда. Когда мы с ним разговаривали при приёме на работу, я его спросил, как он к нам попал, кто порекомендовали прийти сюда. Он рассказал, что, проезжал мимо нашего центра в автобусе с мыслями «что делать, неужели опять коммерция и так далее, как у всех бывших спортсменов?», и увидел нашу бегущую строку над входом. И зашёл к нам.

— И пришёл к вам работать?

— Пришёл. Взял свои документы и пришёл побеседовать. Я с огромным удовольствием взял его на работу, потому что это молодой, инициативный, деятельный человек, у которого самого огромные перспективы как у профессионала в своём деле, и который своим примером вдохновляет всех. Мы всё-таки занимаемся не спортом. Какие-то спортивные достижения у наших спортсменов есть, но это не самоцель. Цель — реабилитация методами физической культуры, интеграция людей в спортивные сообщества. И такие примеры являются наглядными, очень приятно заниматься под руководством чемпиона Европы.

Другой наш тренер — Ольга Костина, тренер-инструктор по настольному теннису. Она заслуженный тренер Российской Федерации и ученица Раисы Чебаника. Она является и нашей спортсменкой, готовится в нашем центре и является членом параолимпийской сборной России по настольному теннису, чемпионом и призёром множества соревнований. Согласно последним рейтингам, она — вторая ракетка в мире среди людей с поражением опорно-двигательного аппарата. Вот такие у нас есть спортсмены. И когда в теннисной группе люди в первый раз берут в руки ракетку и становятся в пару с серебряным призёром мира — это тоже помимо пользы и отработки мастерства очень сильно мотивирует в социальном, коммуникативном смысле. Это как раз к вопросу равных возможностей и сверхвозможностей людей с ограничением жизнедеятельности.

— Среди тренеров есть те, которые сам прошёл путь реабилитации инвалидности спортом?

— Есть у нас такие. Лариса Боровинская пришла к нам с инвалидностью просто заниматься, прошла стандартный трёхмесячный курс реабилитации, потом попросилась на работу. Сейчас она работает тренером-методистом отделения адаптивной физической культуры и спорта и сама является действующей спортсменкой и членом сборной России. Недавно она привезла бронзовую медаль с чемпионата 2009 года в Италии по армрестлингу. Понятно, что не мы её подготовили, она добилась таких результатов гораздо раньше, но, тем не менее, она пришла к нам заниматься. Теперь она работает и ведёт у нас секцию армрестлинга. Бронзовый призёр мира по армрестлингу — тоже приятно и показательно. Я с ней, например, никогда не рискну тягаться, вывихов не хотелось бы.

— Вы сами спортсмен или врач? Какое у вас образование? Откуда вы попали в Зеленоград и в этот центр?

— Меня рекомендовал и пригласил на эту работу Департамент социальной защиты населения. Я сам профессионально занимался спортом, был членом сборной Москвы, несколько лет — сборной России. Я мастер спорта по тхеквондо. По образованию я социолог, и круг моих научных интересов как раз лежит в области социологии управления и социологии спорта.

— Профессиональные интересы и увлечения у вас сошлись?

— Здесь всё сошлось вместе. С детства я знаю, что такое человек с инвалидностью. Мой родной дед — для меня кумир с детства, идеал мужчины — в 18 лет получил ранение на войне и потерял зрение. 35 лет он был руководителем предприятия, которое сам же построил. Такой пример у меня перед глазами с детства, и поэтому мне не надо объяснять, что такое — человек с инвалидностью, я вырос с этим. Мне не надо специально учиться или вырабатывать толерантность. И, когда проект такого центра начал реализоваться, встал вопрос об о подборе кадров, формировании штата и организации его работы, от руководства департамента мне поступило предложение. И я с удовольствием оставил академическую среду. До этого я готовил кадры для социальной сферы в Москве и России.

— Кстати, об инвалидах по зрению, и по слуху. У вас над входом в центр есть бегущая строка. И вы собирались делать систему голосовой информации — это получилось? Какие программы есть не только для инвалидов-опорников, но для инвалидов по слуху и зрению?

— У нас инвалидов по зрению очень мало. Я не знаю, чем это вызвано, возможно, нам нужно более плотно работать с зеленоградской общественной организацией инвалидов по зрению. Такой значительный недостаток как отсутствие зрения снижает возможность участия в спортивных соревнованиях и занятиях физкультурой и спортом. Что касается людей с нарушением слуха, то таких у нас гораздо больше. Мужская зеленоградская команда слабослышащих ребят (была женская, но девчонок стало меньше, и сейчас её нет), занимается и участвует в соревнованиях — играет на равных с зеленоградской любительской лигой в волейбол. Конечно, эта команда немного слабей, потому что тренируются они не так давно, чуть больше года.

— В Зеленограде, в 9-м районе есть ЦППРиК — фактически, школа для таких детей. Наверное, оттуда к вам тоже приходят оттуда?

— Некоторые ребята пришли оттуда. У нас сформировалась команда, тренер которой Борис Ильич сам не слышит, у него стопроцентная потеря слуха. Надеемся, что в следующем году они завоюют призовые места по Москве. В этом году не получилось, не хватило опыта, не пробились, но они по-хорошему обозлились и сейчас играют с любителями в Зеленограде. Это большая школа для них. Тут налицо и рост спортивного мастерства и осуществление основной функции нашего центра — интеграции людей с инвалидностью в обычное здоровое общество. Здесь они играют наравне с другими командами. Я считаю это огромным достижением. Это и есть работа центра — взять людей, научить их, показать, что они могут и что могут не хуже, чем другие.

— Есть конкретные примеры реабилитации детей-инвалидов, которую вы осуществляете?

— Сложно привести конкретные примеры… Говоря медицинским языком — у нас есть система критериев, оценок физиологического, физического и психоэмоционального состояния, мы комплексно оцениваем результаты наших реабилитационных мероприятий. Мы чудес не совершаем. Но у нас были случаи, когда дети ходили только при помощи взрослых, а сейчас они ходят самостоятельно. Это, как правило, дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с ДЦП и так далее. Есть общие улучшения по критериям переносимости нагрузки, увеличения объёма движений мышечной массы, общей тренированности. Мы проводили статистику, комплексную оценку наших мероприятий: улучшения у взрослых порядка 98%, у детей — 99,6%, то есть практические стопроцентное улучшение состояния. Понятно, что это — в разных величинах, потому что дети у нас есть с очень сложными, тяжёлыми заболеваниями ДЦП. Трудно говорить о прогрессе в разы, но даже улучшение их общего состояния — психоэмоционального и физического — это уже большой успех. Главное, что они общаются, находятся в новой среде, не чувствуя себя ущемленными.

— У вас есть занятия для детей, которые не посещают уроки физкультуры. Городские КЦСО [комплексные центры социального обслуживания] в прошлом году объявляли набор таких групп, и они этих детей к вам приводят для занятий, правильно?

— Такая программа есть. В этом году мы её активизируем. Она у нас стоит в плане именно активизации работы с образовательными учреждениями, да и вообще с образовательной системой.

Вы спрашивали, в чём сложность нашей работы. Нам не сложно работать. У нас есть центр, специалисты, есть понимание, подходы и методики и общее представление о том, что нужно делать. Гораздо сложнее увязать общие усилия в единое русло, придать одно направление усилиям всех остальных участников этих процессов и всех тех, кто работает здесь с детьми. В этом году для нас дети — это приоритет. Безусловно, мы любим и уважаем старшее поколение и будем работать на поддержание морального духа и физической формы, на продление активной жизни. Но в этом году мы особый акцент делаем на работу с детьми, а это работа с образовательными учреждениями.

— Со школами?

— И в первую очередь со школами. Только через них. Социальная сфера Москвы несёт огромную нагрузку на себе. Мы не можем охватить и промониторить всех этих детей. Здесь нам нужна помощь образовательных учреждений и Зеленоградского окружного управления образования в выявлении таких детей и направлении их к нам. Первые шаги есть. Группа из десяти человек из одной общеобразовательной школы к нам уже пришла, сейчас идёт процесс оформления необходимых документов, и мы начинаем с ними работать. Идея проста: включить в физкультурный, спортивный процесс тех детей, которые не могут посещать уроки физкультуры в образовательном учреждении — имеют какие-либо хронические заболевания либо инвалидность. В простой школе учитель физкультуры не имеет ни квалификации, ни таких возможностей, как у нас, ни времени — у него большие классы и большие нагрузки, и отдельно заниматься с такими детьми не представляется возможным. И мы выступили с инициативой взять их к нам, чтобы они на протяжении всего периода обучения в школе физкультуру проходили у нас под присмотром инструкторов и врачей.

-То есть, посыл к школам такой: пусть они организуют группы таких детей и приводят их к вам?

— Да. Для нас это приоритетное направление общей работы с детьми, и не только с детьми-инвалидами, но и с детьми со стойкими ограничениями жизнедеятельности, или с ослабленным здоровьем, которое сейчас наблюдается у большинства детей. Об этом хорошо известно. Наша концепция состоит в профилактике инвалидности, и она имеет поддержку в окружном управлении Департамента социальной защиты населения. Нам легче работать с детьми сейчас, а не получать их потом в диспансерах. Поэтому мы ждём отклика от школ и будем рады сотрудничеству.

— Что касается тех видов спорта, которых у вас нет: в частности, люди, которые у вас занимаются, имеют возможность проходить занятия в бассейне. В планах центра стоит аква- и кинезотерапия и лечебное плавание. Как это будет осуществляться? В бассейне с такими группами работают или будут работать ваши тренеры или как?

— Этот план уже начал осуществляться, и здесь огромное спасибо нужно сказать руководству бассейна спортивного комплекса «Орбита», которое бесплатно предоставляет время для занятий инвалидам. Это благородный жест с их стороны, и правильный жест. Безусловно, спасибо префектуре Зеленограда, так как с её помощью и с её подачи это осуществилось, и лично префекту, Анатолию Николаевичу Смирнову. В этом была ещё огромная и полезная для нас и для посетителей нашего центра инициатива начальника Управления социальной защиты населения Зеленоградского округа Людмилы Васильевны Сафоновой. Она, как руководитель и как человек, радеющий за системность в этой работе, в конце прошлого года выступила с инициативой, чтобы наш центр взял на себя координацию посещения бассейна всеми людьми с инвалидностью из всех общественных инвалидных организаций Зеленограда. Это удобно руководству бассейна, это и для нас большой «плюс», потому что к нам приходят ещё люди, которые к нам не приходили по каким-то причинам. Раньше из 104 месячных абонементов, которые предоставляет нам бассейн, только 20% принадлежали инвалидам нашего центра, а 80% — представителям общественных организаций, которые у нас не занимались. Сейчас из тех людей, которые просто шли в бассейн, уже 80 человек занимаются у нас в центре — кто физкультурой, кто в секционных группах.

До конца 2009 года инвалиды посещали бассейн по обычной программе — это, скажем так, просто «предоставление воды», то есть возможности плавать, и инструкторов бассейна, но без занятий лечебной физкультурой. Сейчас мы работаем над тем, чтобы подобрать методики, более тонко изучить качественных состав наших пловцов для того, чтобы разбить их по группам. Между собой мы называем это — «операция «Пловец». Кому-то можно просто плавать для удовольствия, а кому-то мы можем помочь в воде. У нас есть планы обучения основам кинезотерапии нашего инструктора… они все у нас дипломированные специалисты, но тут есть своя специфика. Думаю, что в этом году создадим группу лечебной физкультуры в воде и оздоровления при помощи плавания. Есть и спортивные планы — это само собой.

— Будете выращивать ещё и пловцов?

— Всегда хочется похвастаться чемпионами, но это не наша задача. Мы рады, что чемпионы у нас есть и помогают всем остальным верить в свои силы. Поэтому они нам очень нужны, но нашей задачей является привить стойкое желание заниматься спортом, оздоравливаться. Это для нас гораздо важней. И ещё социальная адаптация, общение, новые контакты, интеграция в новые среды.

Елена Панасенко

Источник: zelenograd.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ